Бакмейстер Гартвиг Людвиг Христиан - Биография

Бакмейстер Гартвиг Людвиг Христиан

(alias Логгин Иванович) — род. 15-го марта 1730 г., ум. 22-го мая 1806 г. Родившись в с. Герренбурге в княжестве Ратцебурге (в Мекленбурге), Гартвиг Бакмейстер был сыном умершего в 1739 г. ученого богослова и пастора Иоганна Христофора Бакмейстера воспитание получил в церковной школе в Ратцебурге и в гимназии в Любеке, два года слушал в йенском университете лекции по юриспруденции, а затем занимал должность домашнего наставника последовательно в трех семействах; с одним из своих питомцев Бакмейстер совершил путешествие по Голландии, а в 1760 г. он передал свое место знаменитому, впоследствии историку Авг. Людв. Шлецеру, с которым сблизился случайно в Геттингене, сам же переселился в Лифляндию, где прожил около двух лет в поместье Ратсгоф, близ Дерпта.

Тем временем академик Миллер возобновил свое издание "Sammlung Russischer Geschichte" (в 1758 г.) и, нуждаясь в ученом сотруднике, выписал в Петербург Шлецера.

Этот последний, в свою очередь, убедил Бакмейстера, в 1762 г., перебраться в Петербург.

Миллер тотчас предложил ему стол и квартиру;

Бюшинг, хорошо знавший Бакмейстера еще в Геттингене, также принял в нем участие.

Для него уже имели в виду место домашнего учителя на 300 рублей, в десяти верстах от Петербурга и должность секретаря у Корфа, а так как Бакмейстер знал математику и рисование, то Миллер предполагал дать ему занятия и в академии при географической и картографической конторе.

Между тем, Миллер заставил его обработать "историю университетов дерптского и пернауского" (Samml. russ. Gesch. IX, стр. 95—262). Сам Шлецер, между тем, выселился из дома Миллера, а Бакмейстер у последнего остался.

Вскоре он занял должность воспитателя при обоих сыновьях богача, умершего архиятера Кондоиди, опекун которых, обер-гофмейстер граф Панин поместил юношей, для общего руководства их воспитанием, у Миллера.

Бакмейстер при молодых Кондоиди провел три года и в 1765 г. сопровождал их заграницу, в Стокгольм.

По возвращении в Россию Бакмейстер, по связям своим с Миллером и Шлецером, получил назначение в инспектора гимназии при Академии Наук и поселился вместе с Шлецером. "Этому человеку, признается Шлецер, я вполне обязан, что существую: с 1766 г. до 1767 г. мы жили большею частью вместе — этого периода, в течение которого я снова перетерпел неслыханные неприятности и все-таки с неразумным напряжением работал над летописями, я по человеческим понятиям, без него даже и не перенес бы. Будучи пятью годами старше, и поэтому уже благоразумнее меня, Бакмейстер в это время был по преимуществу моим другом, советником, опекуном и заботился обо мне столько, сколько я позволял ему о себе заботиться.

В то же время он вел за нас обоих хозяйство". О деятельности Бакмейстера по академической гимназии, организованной окончательно графом Разумовским в 1747—1750 гг. и вверенной в 1758 г, смотрению Ломоносова, известно следующее.

По ознакомлении с гимназиею Бакмейстер представить в августе 1766 г. записку о печальном положении, в каком находилось это заведение.

Новый инспектор просил умножить число учителей и увеличить им жалованье, дав квартиры при гимназии, но ходатайство это уважено не было. Тем не менее, Бакмейстер старался, сколько мог, улучшить преподавательский персонал гимназии, по крайней мере по главным предметам и, после смерти конректора Герасимова, представил о необходимости "для учения юношества словесным наукам и языкам выписать из чужих краев конректора, с жалованием по 360 руб. в год и с выдачею на проезд 100 руб.". По рекомендации Шлецера в 1776 г. на эту должность и был определен известный Стриттер.

Едва прошел год с назначения Бакмейстера инспектором гимназии, как академическая канцелярия по неизвестной причине отрешила его от должности 6-го февраля 1767 г., а 10-го февраля объявила распоряжение: "для лучшего распорядка учения, в академической гимназии быть главным инспектором г. профессору Фишеру"; вслед за тем, 14-го марта, уволен был и Стриттер от "надзирания за учениками" под предлогом его занятий византийскою историею.

Меры, принятые новым инспектором Фишером, не только не упорядочили гимназии, но еще более ее расстроили.

Фишер был отставлен от должности, и в академическую гимназию опять стали приглашать Бакмейстера.

Не желая зависеть от произвола академической канцелярии, Бакмейстер должность инспектора согласился принять лишь на основании особого письменного условия.

По этому контракту все учителя и ученики подчинялись исключительно инспектору, который зависел только от академии;

Бакмейстеру же предоставлено было и самое устройство гимназии.

Особое внимание он обратил на старший класс гимназии.

В 1768 г., по его почину, 16-ть лучших учеников были отправлены в ученые экспедиции, в помощь академикам.

В 1770 г. Бакмейстер ввел для лучших учеников старшего класса университетское преподавание математики, прикладных ее частей и естественных наук. По академическому протоколу от 17-го февраля, на самого Бакмейстера было возложено обучение гимназистов старшего класса логике, а в 1771 г. (протоколом от 22-го июня особой академической комиссии) — и французскому языку. Обратил Бакмейстер внимание и на учителей, которые согласно академическому протоколу от 28-го октября 1769 г. были подчинены его надзору, а в 1771 г. и Стриттер, стараниями Бакмейстера, был восстановлен в должности конректора.

За всем тем, гимназия и при Бакмейстере далеко не пришла в цветущее состояние — представление инспектора об увеличении числа учителей и усилении им оклада содержания оставлялись без внимания; сам Бакмейстер занимался почти исключительно высшим классом — по крайней мере, гораздо более, чем остальною гимназиею, перенесение же университетского преподавания в старший класс гимназии едва ли могло быть и полезно, потому что сведения энциклопедического характера воспитанникам сообщались наскоро и не полно (так анатомия читалась без анатомических препаратов).

Взрослые гимназисты, в конце концов, так мало оправдали возлагавшиеся на них ожидания академии, что в сентябре 1777 г. произвели безобразный скандал и избили конректора Стриттера.

Для исследования случившегося была наряжена особая комиссия, при участии в ней, на правах члена, Бакмейстера; на нее возложено было "рассмотреть расположение учений в гимназии, изыскать причину худого успеха всех учеников и представить мнение о возможном исправлении". Последствием изысканий комиссии было увольнение от должности в декабре 1777 г. как Стриттера, так и Бакмейстера.

Затем Бакмейстер занял пост советника при экспедиции государственных доходов, в 1786 г. удостоен награждения орденом св. Владимира IV-й степени, а в 1801 г., по причине расстроенного здоровья, в чине статского советника, уволен в отставку с сохранением полного оклада содержания.

Бакмейстер состоял членом Немецкого ученого общества в Геттингене, Вольного русского общества в Москве (с 1772 г.) и Вольно-экономического в С.-Петербурге.

Список сочинений Бакмейстера весьма обширен.

Им напечатано в России: І. По истории: 1) "Nachrichten von den ehemaligen Uniwersitaten zu Dorpat und Pernau"; отд. изданием: СПб. 1764 г., in 8°. 2) "A. Botins, Geschichte der Schwedischen Nation im Grundriss aus dem Schwedischen in''s deutsche ubersetzt". Рига и Лейпциг. 1767 г., в 2-х частях. 3) "M. Lomonossows, alte Russiche Geschichte von dem Ursprunge d. Russischen Nation bis auf den Tod d. Grossfursten Iaroslaw des Ersten oder bis auf d. J. 1054. Aus d. russischen in''s deutsche ubersetzt". Рига и Лейпциг. 1768 г. (С перевода Бакмейстера Eidous, сделал перевод "Российской истории Ломоносова" на французский язык). 4) "Kurze Geographie d. russischen. Reichs", помещенная в СПб. географическом календаре за 1768 г., в русском переводе, а в 1773 г. выпущенная 2-м исправленным изданием в Ревеле. 5) Далее, Бакмейстеру принадлежит редактирование "Топографических известий, служащих для географического описания Российской империи", издававшихся Имп. академиею наук в 1771—1774 гг. и заключающих в себе свод данных, поступивших от местных властей по запросу, разосланному от академии относительно географических условий отдельных провинций. 6) "Beytrage zur Geschichte Peters d. Grossen" — заключающие в себе перевод Щербатовских "Поденных записок Петра I", с объяснительными к ним примечаниями.

Рига. 3 т., 1774 г., 1776—1784 г., 8-vo. 7) "Lebensbeschreibung d. Generalfeldmarschalls Grafen Boris Petrowitsch Scheremetew, mit eingestrauten Elrauterungen uber die Geschichte Peters d. Grossen — перевод на немецкий язык с русского труда историографа Миллера.

СПб., Рига и Лейпциг. 1789 г. 8-vo. — II. По лингвистике: 1) "Nachricht u. Bitte wegen einer Sammlung von Sprachproben" (на латинском, русском, французском и немецком языках).

СПб. 1773 г., in 8-vо. 2) Материал, собранный Бакмейстером для глоссария всех языков и наречий, задуманного Палласом, по почину Императрицы Екатерины ІІ-й, отчасти разработан у Аделунга в его "Catharinens der Grossen Verdienste um die vergleichende Sprachenkunde" и у Sjogren''а в статье "Zur Ethnographie Livlands" (Bull. de la Cl. hist.-phil. de l''Acad. Imр. d. Sc., T. VIII (1850) и в Melanges russes, I, 510—586). Эти труды, по преимуществу переводные, направлены, главным образом, к ознакомлению Европы с историею России; ту же цель преследовал Бакмейстер в предпринятом им обширном сборнике "Russische Bibliothek zur Kentniss d. gegenwartigen Zustandes der Litteratur in Russland". В течение 1772—1789 гг. было напечатано 11-ть томов этого издания.

Каждый том, состоя из шести отдельных статей, заключает в себе обстоятельнейшую летопись русской литературной и ученой жизни с 1770 г., как-то: некрологи, известия об ученых путешествиях, академические и университетские новости и обозрение новых книг, дающее ясное и точное представление о разбираемых сочинениях.

Это было тогда тем более возможно, что русские литературные новости были не особенно многочисленны.

В "Russische Bibliothek" помещались также сведения о Московской духовной академии (Заиконоспасском монастыре), о Московском воспитательном доме и даже о второстепенных средних учебных заведениях, вроде греческой гимназии в С.-Петербурге, семинарий: тверской, рязанской, архангельской и т. д. Мало того, во время войны и общественных народных бедствий, в журнал включались сочинения, которые могли интересовать публику по тогдашним политическим обстоятельствам; так в первую турецкую войну приводились сочинения, касавшиеся довоенных действий, или описывавшие страны, где они происходили; во время чумы — книги, в которых описывалась эпидемия и т. д. Одним словом, не было политического или литературного явления в России, сколько-нибудь примечательного, которое не нашло бы себе места в том издании, и выраженная Бакмейстером в предисловии надежда на успех издания осуществилась в том смысле, что никто из занимающихся историею просвещения в России за этот период времени не обойдется без этого капитального труда. В "Russische Bibliothek", кроме Бакмейстера, участвовали Арндт (который помогал Бакмейстеру в переводе "Поденных записок Петра"), академики Георги и Гюльденштедт, пасторы Грот и Гупель, академик Крафт, астроном Лексель, историограф Миллер, знаменитый Паллас, академики Штеллин, Стриттер, Вольф и др. Тем не менее, "Russische Bibliothek" остается произведением личной энергии и эрудиции Бакмейстера; чужого в ней не больше одной пятой части. Императрица поощрила этот труд Бакмейстера, пожаловав ему золотую табакерку с 250 червонцами.

В течение 16-ти лет существования "Russische Bibliothek", в ней разобрано до 1100 сочинений вполне беспристрастно и Бакмейстер с гордостью мог писать: "Ни единый правдивый читатель не станет отрицать... пользы библиотеки... В этой библиотеке собраны данные, которые впоследствии трудно будет отыскать; даже теперь некоторые довольно замечательные литературные произведения уж все разошлись и едва ли не в одной "Библиотеке" останется их след". Однако в 1789 г. Бакмейстеру пришлось прекратить свое издание за недостатком денежных средств — ему нужно было несколько сот рублей в год для покупки рецензируемых книг, но никто не пришел издателю на помощь.

Даже академические издания добывал Бакмейстер с величайшим трудом.

Дохода же журнал не давал никакого, потому что в России им интересовались весьма немногие; зато заграницею, как можно видеть из IV т. "Reisen" Бернулли, предприятие Бакмейстера ценилось по достоинству, и это, пожалуй, и поддерживало Бакмейстера в его неустанном стремлении давать сведения о России на таком языке, который делал их доступными всему ученому миру. Gadebusch, "Abhandlungen von livlandischen Geschichtsschreibern". Riga. 1777, стр. 242. — Он же, "Livlandische Bibliothek". Riga. 1777. Ч. I, 24. — Bernoulli, "Reisen". B. IV. 39. — Leidenfrost, "Historisch-biographisches Handworterbuch". B. I, 293. — Meusel, "Gelehrtes Deutschland". B. I, 115, в. XI, 38, в. XIII, 52. — Rotermund: "Gelehrt. Hannover". B. I, XII — XIV. — "Neue Biographie d. Zeitgenossen". B. II. — Recke u. Napiersky, "Schriftsteller u. Gelehrten Lexikon". B. I, 61—63; Nachtrag І, стр. 21. — Авг. Людв. Шлецер, "Автобиография", пер. В. Кеневича в "Сб. Отделения рус. языка и словесности.

Имп. Ак. Наук", T. XIII. — Гр. Д. А. Толстой, "Академическая гимназия в XVIII столетии", в "Записках Имп. Ак. Наук", T. LI, 1885 г., Приложение № 2. — Словари: Митр. Евгения, Геннади, Березина, Венгерова, Эфрона-Брокгауза. — "St.-Petersburger Deutsche Zeitung ", 1852, Beilage zur № 110. — D-r. Cl. Fr. Meyer, "Magazin f. d. Kunde d. geistigen und sittlichen Lebens in Russland", СПб., 1858 г., стр. 1—6. Вл. Штейн. {Половцов}