Башкирцева Мария Константиновна - Биография

Башкирцева Мария Константиновна

Башкирцева Мария Константиновна — род. близ Полтавы 11 ноября 1860 г., ум. 31 октября 1884 г. Детство ее протекло при ненормальных условиях: после двухлетнего супружества родители разъехались, и мать с дочерью поселилась у своего отца, Бабанина, очень богатого помещика, человека весьма образованного и нелишенного поэтического дарования.

В 1870 г. Бабанин с дочерьми и с внучками переселился на постоянное жительство за границу, в сопровождении целого домашнего штата и, после непродолжительного пребывания в Вене, Баден-Бадене и Женеве, выбрал для постоянного пребывания Ниццу. Отсюда вся семья часто предпринимала поездки по Европе и подолгу живала в Париже.

Башкирцева рано сделалась искусной музыкантшей, играя на фортепьяно, органе, арфе, мандолине и гитаре; с 1870 г. она начинает учиться рисованию под руководством Бенза, а 16-ти лет от роду "в каких-нибудь 35 минут набрасывает с натуры эскизы портретов отца и брата". С февраля 1874 г., она изучает латинский язык, а потом и греческий, читает классиков и собирается держать экзамен на аттестат зрелости. "Я погружаюсь, отмечает она под 1876 г., в серьезное чтение и с отчаянием вижу, как мало знаю... у меня лихорадочная потребность учиться, а руководить мною некому"... В 1876 г. у Башкирцевой обнаруживается голос, по отзыву пр. Фаччио, "в 3 октавы без двух нот", а строгий профессор Вартель предсказывает ей "артистический успех, если она над собою поработает". Это открытие привело Башкирцеву в восторг, она считала себя способною быть "певицею и художницею", так как у нее "гигантское воображение" и ей нельзя примириться с мыслью, что ее "бедная молодая жизнь ограничится столовою и домашними сплетнями". После платонического романа с 23-летним графом Антонелли, племянником всесильного при Пие IX кардинала, Башкирцева в 1876 г., осенью, отправилась в Малороссию.

И здесь Башкирцева лихорадочно расширяет свои знания, на этот раз по сельскому хозяйству, но специально для того, чтобы "удивить кого-нибудь разговором о посеве ячменя или качестве ржи, рядом со стихом Шекспира и тирадою из философии Платона". Весною 1877 г. Башкирцева предпринимает вместе с матерью путешествие по Италии, знакомится с художником Гордиджиани, который ее поощряет в занятиях живописью и предсказывает ей блестящую будущность.

Но избалованная девушка ни на чем не может успокоиться: "Чтение, рисование, музыка — тоска! кроме всех этих занятий и развлечений надо иметь нечто живое, а я скучаю" От искусства она отказаться не может, так как тогда ее жизнь будет пуста, а с другой стороны ей кажется, что искусство само по себе пустяк и "только средство добиться славы и успеха". "Будь у меня все это, я не сделала бы ничего". И вот она дает себе еще год, во время которого собирается работать над собою еще усиленнее, чем прежде.

В октябре 1877 г. она поступает в мастерскую художника Родольфа Жулиана, которая по справедливости пользовалась репутациею самой серьезной школы для женщин.

Жулиан с самого начала угадал крупный талант своей ученицы.

И действительно, уже в январе 1879 г., на конкурсе в школе, Лефевр, Бугеро, Буланже и Робер Флери присуждают Башкирцевой медаль, а в 1880 г. она, под именем Marie Constantin Russ представила на художественную выставку (Salon) портрет "молодой женщины, читающей "Question de divorce" Ai. Дюма". В 1881 г. под именем "Andrey" ею выставлена картина "Мастерская Жулиана"; эту картину парижская печать отметила, как произведение полное жизни, бойко написанное и удачное по колоритности.

В 1883 г. Башкирцева на выставке выступила уже под собственным именем с женским портретом "Парижанки", писанным пастелью; в рисунке вполне сказалась яркая и оригинальная индивидуальность художницы.

Тогда же ею была выставлена жанровая картина масляными красками "Жан и Жак", изображающая двух парижских школьников; за эту картину Башкирцева получила похвальный отзыв. В марте 1884 г. на женской художественной выставке "Union des femmes" Башкирцева дала картину, названную "Trois rires". В этом этюде, очень бойко написанном, проявилась незаурядная наблюдательность и богатство красок.

На этой же выставке фигурировал изящный пейзаж "Осень", приковывавший зрителя своею прочувствованною меланхоличностью.

Этот же пейзаж был Башкирцевой потом выставлен в Салоне, вместе с жанром "Meeting". Эти картины доставили художнице широкую известность в мире французских художников, в среде которых Башкирцева нашла горячего поклонника в лице Жюля Бастьен-Лепажа.

Заговорили о ней и газеты, сначала французские, а затем и русские.

Но эта известность не удовлетворила Башкирцеву, которая предъявила слишком высокие требования к современному искусству вообще и к собственному творчеству в частности. "На днях, читаем мы в "Дневнике", Тони (Робер Флери) принужден был согласиться со мною в том, что нужно быть великим художником, чтобы копировать природу, — ведь только великий художник может ее понять и передать.

Идеальная сторона должна заключаться в выборе сюжета; выполнение же должно быть в полном смысле тем, что невежды именуют натурализмом... Я терзаюсь... ничего не делаю. Говорят, будто эти мученья доказывают, что я — не ничтожество... к сожалению, нет! Они доказывают, что я умна и все понимаю... Дураки думают, будто для того, чтобы быть современным или реалистом, достаточно писать первую попавшуюся вещь, не аранжируя ее. Хорошо, не аранжируйте, но выбирайте и схватывайте — в этом все... Что привлекает меня в живописи — это жизнь, современность, подвижность вещей, которые видишь.

Но как все это выразить?... Великим может быть лишь тот, кто откроет новый свой путь, и станет передавать особенные свои впечатления, свою индивидуальность; мое искусство еще не существует"... "Я всегда любила форму больше всего... живопись мне кажется жалкою по сравнению с скульптурою... На своем веку я сделала две группы и два — три бюста; все это заброшено на полдороге, потому что, работая одна, без руководителя, я могу привязаться единственно к вещи, которая действительно интересует меня, куда я вкладываю свою жизнь, свою душу"... Слишком нервная и напряженная жизнь истощила силы Башкирцевой и подорвала ее здоровье: в 1878 г. она утратила голос, с 1880 г. стала глохнуть и седеть, а с 1881 г. у нее быстро начала развиваться чахотка.

Она сознавала свое положение, и близость неотвратимой смерти пробудила в ее душе новые, дотоле дремавшие настроения: "Мне кажется, пишет она, никто не любит всего так, как я люблю — искусство, музыку, живопись, книги, свет и пр. пр. Все представляется мне со своих интересных и прекрасных сторон: я хотела бы все видеть, все иметь, все обнять, слиться со всем" — и с горечью прибавляет: "Я нахожу, что с моей стороны было глупо не заняться единственною вещью, дающею счастье, заставляющею забывать все горести — любовью". Несмотря на окончательно расстроенное здоровье, Башкирцева осенью 1884 г. задумала картину "Скамья на загородных Парижских бульварах" для выставки 1885 г. и, зарисовывая для нее этюды, на смерть простудилась.

После ее смерти, в 1885 г. французское общество женщин художниц устроило выставку ее произведений; наряду с известными уже ее картинами тут появились и новые вещи: почти законченная — по ее собственному отзыву, капитальнейшая ее картина "Святые жены после погребения Христа", (картина эта идет в разрез со всеми академическими традициями) и еще около 150 картин, эскизов, рисунков и скульптурных этюдов; все это дало публике возможность всесторонне ознакомиться с энергичным, мужественным талантом покойной; ее произведения дышат наблюдательностью, глубокою человечностью и свободною индивидуальностью творчества: "Митинг" и "Портрет натурщицы" Башкирцевой приобретены Французским правительством и помещены в Люксембургский музей; два портрета пастелью поступили в провинциальные музеи — в Ажане и Нераке.

В 1887 г., по инициативе и на средства голландских художников, состоялась выставка произведений Башкирцевой в Амстердаме. — Башкирцева была членом Парижского кружка русских художников (Cercle des artistes russes), и, согласно посмертной ее воле, в Париже учреждена премия "имени Марии Башкирцевой" в 500 фр., которая выдается ежегодно, по отделу живописи, экспоненту — мужчине или женщине, — заслуживающему поощрения по своему положению.

После Башкирцевой осталась обширная автобиография, которой она приписывает значение "интересного человеческого документа", но хотя писательница и уверяет, будто ее исповедь — "точная, абсолютная, строгая правда", она, быть может бессознательно, не прочь порисоваться, и дневники ее не чужды мысли рано или поздно предстать на суд публики.

Из многочисленных ее тетрадей Андрэ Терье сделал выборку, которая под названием "Journal de Marie Baschkirtseff" напечатана в Париже в Bibliotheque Charpentier в 1887 г. на французском языке (в 2-х т.), а затем появилась в русском переводе в "Северном Вестнике"; скоро "Дневник" вышел отдельным изданием на немецком и английском языках.

Лучшие страницы дневника — последняя часть, где Башкирцева, сознавая приближение смерти, пишет просто и искренне и производит на читателя потрясающее впечатление. " Дневник Башкирцевой" вызвал целый ряд восторженных отзывов в европейской и американской прессе, а Гладстон, в статье (помещенной зимою 1890 г. в Журнале "Nineteenth Century") признает произведение русской художницы одною из замечательнейших книг всего столетия — по искренности, художественной наблюдательности и выпуклости изображения борьбы художницы с соблазнами светского тщеславия. Larousse, Gr. dictionnaire universel, II supplement р. 485. — M. Baschkirtsefi, "Jourual". — Брокгауз и Ефрон, Энциклопедический словарь. {Половцов} Башкирцева, Мария Константиновна — художница.

Род. 11 ноября 1860 г. близ Полтавы, в богатой дворянской семье. Первые годы Б. провела в Харьковской губ., в имении своей матери.

В мае 1870 г. Башкирцевы отправились за границу и, посетив Австрию, Германию и Швейцарию, поселились в Ницце. Здесь протекала ранняя юность будущей художницы, с детства проявлявшей многостороннюю даровитость и живую любознательность.

Тринадцати лет Б. сама составляла программу своих учебных занятий, в которую вошли математика, физика и химия и оба древних языка; языками немецким, английским и итальянским она владела уже с детства, а французский язык был для нее родным языком, на нем она думала и писала свой дневник.

В то же самое время Б. страстно предается занятию музыкой.

Однако образование Б., несмотря на многосторонность, отличалось крайней бессистемностью и отрывочностью: ведавшие воспитание Б. не стеснялись отрывать девушку от занятий ради светских удовольствий и путешествий.

Что касается живописи, то она занимала самое последнее место в воспитании Б., но любовь к этому искусству и необыкновенно тонкий художественный вкус развился в ней еще в ранние годы. В 1877 г. Б. переезжает в Париж и поступает в частную академию Рудольфа Юлиана, где всецело предается живописи под руководством профессора Робер-Флери. После одиннадцати месяцев работы она получает на общем конкурсе мастерской первую золотую медаль, единогласно присужденную ей художниками Робер-Флери, Бугро, Лефевр и др. В 1880 г. Б. выставляет в Салоне свою первую картину: "Молодая женщина, читающая Question du divorce Александра Дюма". В Салоне 1881 г. Б. выставляет за подписью Andrey картину "Мастерская Юлиана", отмеченную парижской печатью как произведение, полное жизни, с твердым рисунком и теплым колоритом.

В 1883 г. Б. выставляет уже под своим собственным именем пастельный портрет и большую картину "Jean et Jacques", изображающую двух маленьких школьников из бедного класса парижского населения.

Эта картина обратила на себя всеобщее внимание и вызвала восторженные отзывы печати: сильный, смелый, реальный талант художницы достигает уже в этой картине значительного развития.

Затем Б. выставляет оригинальный этюд "Три смеха" и большую картину, изображающую собравшихся в кружок школьников, под названием "Мееting". Картина по замечательной силе исполнения, по необыкновенной типичности лиц и фигур, по тонкости и правдивости деталей заняла первенствующее место в Салоне 1884 г. и доставила русской художнице самую лестную известность в мире французских художников.

Работая над картиной "Скамья на загородном парижском бульваре", Б. простудилась, и чахотка, медленно развивавшаяся у нее в течение нескольких лет, обострилась и унесла ее в могилу.

Б. умерла 31 октября 1884 г., около 24 лет от роду. После ее смерти "Французское общество женщин-художниц" устроило выставку всех произведений Б., где публика могла убедиться в необыкновенном разнообразии и продуктивности ее таланта;

Б. оставила около 150 картин, эскизов и рисунков и, кроме того, несколько скульптурных этюдов, обнаруживающих в ней большой талант и в этом направлении.

После этой выставки французская печать единодушно заговорила о Б. как о первоклассном таланте, как о художнице, обещавшей ряд гениальных произведений.

Действительно, многие этюды Б. указывают на необычайную человечность и глубину ее энергичного, мужественного таланта.

Начатая карт. "Святые жены после погребения Христа" как нельзя более подтверждает это мнение оригинальностью замысла, идущего вразрез с обычным академическим шаблоном.

Лучшие картины Б. куплены французским правительством для национальных музеев. "Меeting" и пастельный "Портрет натурщицы" находятся в Люксембургском музее. В январе 1887 г. состоялась выставка картин Б. в Амстердаме — по инициативе и на средства общества амстердамских художников.

Голландская художественная критика вполне подтвердила отзывы французской печати.

В том же году вышел в печати у Charpentier "Дневник Башкирцевой" (Journal de Marie Bashkirtseff). Это двухтомное издание представляет сокращение огромного рукописного материала, оставленного художницей.

Сокращение это, сделанное известным романистом Андре Терье, не может быть названо особенно удачным.

Но и в этом виде "Дневник" представляет замечательное произведение, изображающее с полной искренностью и чисто художественной наблюдательностью всю историю жизни Б. и ее борьбы с соблазнами света и тщеславия. "Дневник" возбудил живой интерес публики и печати и в короткое время выдержал несколько изданий.

За последние годы "Дневник" был переведен на языки немецкий и английский и вызвал новый ряд восторженных отзывов в европейской и американской печати.

Зимой 1890 г. в "Nineteenth century" появилась посвященная "Дневнику" статья Гладстона, в которой знаменитый государственный деятель называет "Дневник" русской художницы одной из самых замечательных книг нашего столетия.

На русском языке вышли очень небольшой книжкой только отдельные страницы "Дневника". {Брокгауз} Башкирцева, Мария Константиновна (1860—1884) — автор известного "Дневника", русская художница.

Аристократическая среда, в которой родилась и выросла Б., с ее предрассудками, светской рассеянной жизнью, не дала развернуться во всю ширь способностям Б. В "Дневнике" Б., оставаясь наедине с собой, говорит о себе всю правду — о своем тщеславии, желании всюду быть первой, авантюристических планах, наконец, о пустоте жизни, о тяжелой болезни, которую она тщательно скрывает от окружающих. "Дневник" этот является замечательным "человеческим документом", характеризующим определенный класс. Полностью он до сих пор не опубликован.

Неполный текст со статьями Konne и Гладстона издан по-французски в 1887 в 2 тт. Есть переводы на рус., нем. и англ. яз. Как художник, Б. получила недостаточно основательную подготовку.

Впервые выступила в Париже, в "Салоне", в 1880 ("Молодая женщина за чтением Дюма"). Главные произведения — "Митинг", "Жан и Жак" (Париж, Люксембургский музей). Новая критика невысоко ценит художественные произведения Башкирцевой, считая их в техническом отношении очень слабыми.

Изд. "Дневника" Б.: "Из дневника Башкирцевой", с приложением ст. Фр. Коппе и отзывов франц. печати, перевел К. Плавинский, СПб, 1889; Неизданный дневник Башкирцевой и переписка с Гюи де Мопассаном, под редакцией М. Гельрота, Ялта, 1904; Дневник Башкирцевой, изд. Вольф, СПб, 1910.