Федоров Николай Федорович - Биография

Федоров Николай Федорович

Федоров Николай Федорович [? — умер в 1908] — чувашский дореволюционный поэт, автор первого в чувашской литературе популярного произведения в стихах "Арсюри" (написано в 1891—1892). "Арсюри" (Леший), по свидетельству автора, пролог к поэме под тем же названием, задуманной поэтом как широкая картина быта и культуры чувашского народа второй половины XIX в. Из-за невозможности печатать художественные произведения на чувашском языке во времена царизма Ф. ограничился созданием указанного пролога к "Арсюри", появившегося в печати через 16 лет после его написания (в 1908). В названном произведении поэт подверг сатирическому осмеянию религиозную мифологию чувашей и реалистически изобразил положение чувашской бедноты в условиях царского режима.

Герой произведения — Хведер — является типичным образом чувашского крестьянина-бедняка до революции.

Искреннее сочувствие автора крестьянской бедноте обеспечило этому произведению широчайшую популярность среди чувашских читателей. "Арсюри" написано семисложным народным песенным стихом, причем Ф. широко использовал и остальные художественные особенности чувашской народной песни (эпитеты, метафоры, сравнения).

Язык произведения прост и ясен. Выдающаяся заслуга автора "Арсюри" в том, что он лучше, чем другие его современники, изучил чувашский народный язык и вывел его из узких рамок диалектов, придав ему литературное значение.

Библиография: I. Поэма "Арсюри", "Антология чувашской художественной литературы", Шупашкар, 1935. {Лит. энц.} Федоров, Николай Федорович [26.05(09.06).1829—15(28).12.1903] — философ, представитель рус. космизма.

Род. в с. Ключи Тамбовской губ. Мать — дворянская девица Елизавета Иванова, отец — князь П.И.Гагарин.

Будучи незаконнорожденным, получил отчество и фамилию своего крестного отца. Раннее детство провел в имении отца. В 1849 окончил Тамбовскую гимназию и до марта 1852 учился в Ришельевском лицее в Одессе.

Осень 1851 стала поворотным пунктом в жизни Ф. Внешне это связано со смертью дяди, К.И.Гагарина, на средства к-рого он учился, и уходом из лицея, внутренне — с дух. переворотом-прозрением, когда молодому человеку открылась осн. идея его учения — что "через разумные существа природа достигнет полноты самосознания и самоуправления, воссоздаст все разрушенное и разрушаемое по ее еще слепоте". С 1854 по 1868 работал в уездных училищах среднерус. полосы, преп. историю и географию.

Обладал глубокими и многосторонними познаниями.

С 1867 — в Москве.

Работал библиотекарем сначала Чертковской библиотеки, затем библиотекарем Румянцевского музея (1874—1898), посл. годы жизни — в читальном зале архива Мин-ва иностр. дел. Внес большой вклад в развитие рус. книговедения.

Ф. первый составил систематический каталог кн. Румянцевского музея, выдвинул идею о междунар. книгообмене.

Вел аскетической образ жизни, все свое жалование раздавал нуждающимся, считал грехом всякую собственность, даже на идеи и кн. Личность Ф. производила на всех неизгладимое впечатление.

Возраст его определялся трудно, словно он на протяжении десятков лет застыл в облике старца.

При этом Ф. поражал избытком жизненной энергии и ума. Про его редкую ученость ходили легенды.

По свидетельствам очевидцев, он знал содержание едва ли не всех кн. Румянцевского музея. В 80—90-е гг. был лично знаком с Л.Н.Толстым и В.С.Соловьевым, на к-рых оказал серьезное идейное и нравств. влияние.

Ведя внешне жизнь архивариуса, Ф. тем не менее достаточно активно проявлял себя и на обществ. поприще.

Был инициатором открытия ряда культурных центров и выставок в провинции (г. Воронеж и г. Керенск), выступал в газ. по актуальным совр. проблемам, увлекался собиранием краеведческих материалов, начав, в частности, сбор сведений об обыденных храмах.

Посл. годы жизни посвятил систематизации своего учения, хотя и не успел довести эту работу до конца. Перед смертью передал свой архив своему другу и ученику В.А.Кожевникову.

Умер в Мариинской больнице для бедных от воспаления легких.

Похоронен на кладбище Скорбящего монастыря в Москве (находится на Новослободской ул., на пересечении с Вадковским пер.; на месте бывших могил разбит парк и построено здание ин-та). Из-за религ. направленности трудов Ф. они стали доступны широкому кругу читателей лишь в начале 80-х гг. Филос. наследие Ф. оценивается крайне противоречиво, полярно — от самых высоких, восхищенных оценок до признания этих идей заблуждением, нелепостью.

Между тем с именем Ф. связано филос. направление рус. космизма.

Усматривая гл. зло для человека в смерти, порабощен-ности его слепой силой природы, он выдвинул идею регуляции природы.

Регуляция природы мыслилась им как принципиально новая ступень эволюции, сознательный этап развития мира и всего космоса преобразовательным действием, осуществляемым "существами разумными и нравственными трудящимися в совокупности для общего дела". Здесь и овладение природой, и переустройство человеч. организма, управление кос-мич. процессами, и, как вершина регуляции,— победа над смертью, воскрешение предков ("отцов"). Ф. не устает продумывать и искать реальные пути воскрешения, пишет о необходимости гигантской работы по собиранию рассеянных частиц умерших, сост. тел из рассеянных во Вселенной атомов и молекул. "Вместе с тем воскрешение у Ф. мыслится в родственном связанном ряду, т. е. буквально сын воскрешает отца как бы "из себя", отец — своего отца и т.д., вплоть до первоотца и перво-человека.

Подразумевается возможность востановле-ния предка по той наследственной информации, которую он передал потомкам" (С.Г.Семенова.

Николай Федорович Федоров.

Предисловие к кн. "Н.Ф.Федоров". М., 1994. Паритет.

С.12). Считая идею личного спасения недостаточной, настаивал на соборно-всеобщем спасении и победе над смертью.

Дал весьма своеобразное толкование апокалиптической христ. перспективе, доказывая, что катастрофический финал мировой истории не есть божественная предзаданная необходимость.

Скорее это худший из возможных "сценариев" развития человечества, к-рого можно и нужно избежать путем активной и разумной деятельности по преобразованию и просветлению природы.

Ист. чистилище обернется апокалиптическим адом, если человек не сумеет преобразовать себя из враждующего и смертного существа в существо просветленное, воскрешающее и бессмертное.

Рай и Царствие Небесное закладываются, т. о., здесь, на Земле, посредством рук и разума человечества.

К такому активно-оптимистическому истолкованию Апокалипсиса Иоанна весьма сочувственно относились такие разные рус. мыслители, как С.Н.Булгаков, Н.А.Бердяев и Г.П.Федотов.

Весьма своеобразно Ф. относился к реформам патриарха Никона и к построенному им Новоиерусалимскому монастырю на р.Истра. Центр. храм этого монастыря — собор Воскресения, являющийся воспроизведением храма Воскресения Господня в Иерусалиме, филос.-профетически рассматривался Ф. как рус. храм-символ "общего дела" — дела всеобщего воскресения и преображения Вселенной.

В этой связи возникают знаменательные "переклички" "Филос. общего дела" с православной софиологией, в частности, с идеей о необходимости искупления и просветления Тварной Софии до ее исконного Богоматериального состояния, где совместное человеч. творч. также играет ключевую роль. (См.: ВФ. 1993. № 1.) Признание особой роли росс. культуры в деле одухотворения природы, свободное филос. истолкование православно-христ. вероучения — все это заставляет отнести учение Ф. к традиции "метафизики всеединства". Соч.: Чему научает древний христианский памятник в Китае? // Русский архив. 1901. № 4; Астрономия и архитектура // Весы. 1904. № 2; Философия общего дела: Статьи, мысли и письма Николая Федоровича Федорова.

Т.1. Верный (Алма-Ата), 1906. Т.2. М., 1913; Что такое добро? // Путь. 1929. № 18; "Фауст" Гете и народная легенда о Фаусте // Контекст-1975. М., 1977; Проективное определение литературы.

О "Мертвых душах" // Литературная учеба. 1982. № 3; Соч. 1982; Из материалов к третьему тому "Философии общего дела" // Контекст—1988. М., 1989; What was Man created for? The Philosophy of the common task. Lausanne, 1990; Письма Н.Ф.Федорова — В.А.Кожевникову // Русское возрождение.

Нью-Йорк, 1992. № 57; Из заметок и писем о преподов.

Сергии // Там же. № 58—59; Из материалов к третьему тому "Философии общего дела" // ВФ. 1993. № 1; Как может быть разрешено противоречие между наукою и искусством? // Русский космизм.

Антология философской мысли. М., 1993; Из "Философии общего дела". Новосибирск, 1993; Из материалов к третьему тому "Философии общего дела" // Начала. 1993. № 1; 3. Соч. М., 1994; Собр. соч. в четырех томах. Т.1. М., 1995; Т.2. М., 1995; Т.3. М., 1997; Т.4. М., 1999; Дополнения.

Комментарий к четвертому тому. М., 2000. А.В.Иванов