Хемницер Иван Иванович - Биография

Хемницер Иван Иванович

— известный русский баснописец XVIII века, сын военного штаб-лекаря, а впоследствии инспектора Петербургского сухопутного госпиталя Иоганна Адама Хемницера († 1789), уроженца города Фрейберга в Саксонии, род. в Енотаевской крепости (ныне город Енотаевск) Астраханской губернии 5 января 1745 г., умер близ Смирны 19 марта 1784 г. Грамоте научился он от родителей, лишь только начал говорить; вскоре отец сообщил ему первые сведения из немецкого и латинского языков и арифметики.

Поступив затем на воспитание к жившему в Астрахани пастору Нейбауэру, Х. шестилетним ребенком перешел уже в синтаксический класс, отличаясь большой усидчивостью и недюжинными дарованиями.

Затем с ним занимался один инженерный офицер, преподававший ему арифметику и геометрию.

В 1755 г. молодой Х. был привезен в Петербург и отдан матерью к школьному учителю, а в следующем году, приехавший из Астрахани отец поместил его к учителю латинского языка при врачебном училище, предназначая сына к врачебной деятельности.

Но молодой Х., не внимая советам отца, пожелал идти в военную службу, и на 13-м году, 27 июня 1757 г., определился солдатом в Нотебургский пехотный полк, где вскоре своим кротким характером заслужил расположение начальства и стал повышаться.

В 1759 г. Х. был со своим полком по случаю семилетней войны в Кенигсберге, где и встретился после двухлетней разлуки со своим отцом, который, в звании штаб-лекаря, отправился с армиею в Пруссию.

По возвращении в Россию, Х., перейдя на службу в Копорский пехотный полк, 12 мая 1762 г. назначен был адъютантом к генерал-майору графу Ф. А. Остерману, 1 января 1766 г. произведен в поручики, а в 1769 г. находился при главнокомандующем армиею генерал-аншефе князе А. М. Голицыне "для случающихся курьерских посылок". Вскоре Х. вышел из военной службы и определился в горное ведомство гиттенфервальтером.

На новой службе он нашел себе покровителя в лице директора Горного училища М. Ф. Соймонова, приходившегося родственником ближайшему приятелю Хемницера — Н. А. Львову, который, вероятно, и содействовал определению своего друга на новую должность.

В 1774 г. Х., в звании маркшейдера и переводчика Берг-коллегии, состоял в числе членов только что образованного ученого собрания при Горном училище, а в конце 1776 г. получил возможность съездить за границу с Соймоновым, отправившимся в чужие края для поправления здоровья.

Х. посетил Дрезден, Лейпциг, Франкфурт на Майне и Кельн, занося на немецком или русском языке свои замечания в записную книжку, побывал в Голландии и 19 февраля 1777 г. приехал в Париж. Здесь он почти каждый вечер посещал концерты и французский или итальянский театры, восхищаясь игрою г-жи Вестрис, Лекена, Ларива и др. актеров в ложноклассических произведениях.

Покинув Париж в середине мая, Х. опять посетил Голландию и до 10 сентября оставался в Спа при своем начальнике, лечившемся минеральными водами. 9 октября 1777 г., пробыв за границей почти год, Х. вернулся в Петербург.

Предавшись теперь с любовью работам на литературном поприще, на которое выступил еще в 1770 г., напечатав бесцветную "Оду на победу при городе Журже 4-го февраля 1770 года", Х. начинает вести более открытый образ жизни, сходится со многими литераторами, между прочим с Державиным, которому много помогал своими советами, и В. В. Капнистом, посещает литературные и ученые собрания, особенно общество при горном училище.

В то же время он, уже в звании обер-бергмейстера, издает свой перевод с немецкого или скорее переделку минералогического сочинения русского академика Иог. Лемана "Кобальтословие, или описание красильного кобальта" (СПб., 1778, 2 ч.), а затем редактирует с А. Карамышевым сделанный Беспаловым перевод сочинения Брикмана "О драгоценных камнях" (СПб., 1779) и в сотрудничестве с Мартовым просматривает переведенное с немецкого А. Пикаром "Минералогическое известие о Саксонском рудном кряже" (издано в 1780 г.). Несколько ранее, в 1774 г., он издал в С.-Петербурге свой перевод с французского героиды Дора "Письмо Барнвеля к Труману из темницы", с посвящением Н. А. Львову.

Не находя удовлетворения в одних ученых трудах, Х. посвящал свои досуги чисто-литературной деятельности, начав писать басни, о которых никогда не говорил никому, пока Н. А. Львов и В. В. Капнист случайно не узнали о них и не уговорили Хемницера издать сочинения, которыми он по справедливости мог гордиться.

Уступая их настояниям, Х. в 1779 г. издал в Петербурге первое собрание своих басен, числом 27, под заглавием "Басни и сказки NN", скрыв свое имя из боязни, чтобы некоторые явные намеки на современность не повредили его службе.

В 1781 г. М. Ф. Соймонов отказался от должности директора Горного училища, и Х. также вышел в отставку.

Вследствие ограниченности своих средств он, однако, вскоре же должен был искать себе какой-нибудь службы; и на этот раз ему помог Н. А. Львов, который, воспользовавшись своими близкими отношениями к графу Безбородко, исходатайствовал своему другу место генерального консула в Смирне. 20-го сентября 1782 г. Х. прибыл на место своего нового служения и с ревностью принялся за выполнение своих консульских обязанностей, зачастую доставлявших ему много хлопот и огорчений.

К тому же он был сильно стеснен в материальных средствах, так как жалование высылалось ему чрезвычайно неправильно.

Тем не менее он старался всегда соблюдать русские интересы и, между прочим, немало хлопотал о построении в Смирне греческой и русской церкви.

Пред самым отъездом в Смирну Х. выпустил 2-ое издание своих "Басен и сказок" (СПб., 1782), прибавив во 2-ой части 35 новых басен. Во время же своего пребывания на Востоке он, всецело занятый служебными обязанностями, совершенно оставил литературные занятия.

Пребывание Хемницера в Смирне продолжалось всего с небольшим полтора года. Заболев внезапно 14 марта 1784 г. в 20-ти верстах от Смирны, в деревне Бурнове, где иностранные консулы имели свои дачи, он умер 19 марта и на другой день был перевезен в Смирну, где и погребен на лютеранском кладбище.

Все время пребывания Хемницера в Смирне было отравлено постоянным сознанием своего полного одиночества и отдаленности от близких людей, что с особенною яркостью проглядывает в его дружеских письмах к Н. А. Львову, впервые напечатанных в собрании сочинений Хемницера, изданном в 1873 г. под редакцией академика Я. К. Грота. К этому примешивалось сознание той ответственной дипломатической роли, которую ему приходилось играть и к которой он, по своим привычкам и характеру, не чувствовал никакой склонности.

Незадолго до своей кончины, именно 24 февраля 1784 г., Х. по предложению Н. А. Львова был избран в члены Российской Академии.

В истории русской литературы Х. известен своими баснями, многие выражения из которых перешли даже в пословицы.

Правда, он написал немалое число разных мелких стихотворений, как-то: эпиграмм и надписей, надгробий, посланий, несколько сатир (например "На худых судей", "На худое состояние службы", "На подьячих"), но все они не отличаются никакими достоинствами, и лишь басни представляются заслуживающими большого внимания.

Действительно, мы видим, что в этой области он чувствует себя вполне непринужденно; долголетняя жизнь среди солдат обогатила язык Хемницера настолько, что басни его отличаются замечательной безыскусственностью и "простотой", на которую указывали критики уже в начале нынешнего столетия и даже ранее. В этом отношении он далеко опередил своих предшественников — Хераскова, Н. Леонтьева, В. И. Майкова и Сумарокова.

Заслуга его в области литературного языка увеличивается еще и тем, что он не имел себе образцов в этом отношении, ибо выступил со своими баснями еще до Богдановича и Фонвизина.

Единственным упреком Хемницеру можно поставить то, что он весьма часто прибегает к наглагольным рифмам, да изредка в его баснях встречаются архаизмы, неправильные ударения и излишние поэтические вольности.

Но жизненность и простота тем, их близость к интересам народа искупают эти небольшие недостатки.

Большая часть басен Хемницера, около 60, — оригинальны и лишь около 30 переводных, причем большая часть их (18) заимствована из любимейшего писателя Хемницера — Геллерта, 5 взято из Лафонтена и по одной из Вольтера, Дора и Ножана.

Всеми вышеуказанными достоинствами надо объяснить ту известность и широкое распространение, которыми пользовались басни Хемницера прежде и пользуются еще теперь.

Начиная с 1799 г., когда друзьями Хемницера были роскошно изданы в 3-х частях басни его с прекрасными виньетками работы А. Н. Оленина и силуэтом автора и с присоединением 23 новых басен, извлеченных непосредственно из рукописей, "Басни и сказки" Хемницера издавались огромное число раз. Таких посмертных изданий Я. К. Грот до 1855 г. насчитал 33, а с тех пор они распространялись еще в большем количестве.

Наиболее удачными баснями считаются "Метафизик", "Богач и Бедный", "Два Соседа", "Хитрец", "Домовой", "Лисица и Сорока" и некоторые другие.

По сообщению С. Н. Глинки Х. был в дружеских отношениях с писателем Ф. Г. Кариным, "у которого часто гостил и которому оставил рукописные “сказки” укрывшиеся и от печати и от пересудов: оне были в духе вольных Лафонтеновских сказок". По свидетельству современников Х., при некрасивой наружности и большой рассеянности, отличался замечательным добродушием, прямотою и честностью, чем и заслужил себе доброе имя среди всех знавших его людей. Я. К. Грот: "Собрание сочинений Хемницера", изд. Академии наук, СПб., 1873. — А. Н. Неустроев: "Историческое разыскание о русских повременных изданиях и сборниках за 1703—1802 гг., в библиографическом и хронологическом порядке описанных", СПб., 1874. — П. И. Григорович: "А. А. Безбородко", СПб., 1879—1881, т. I и II. — Бар. Ф. А. Бюлер: "О месте погребения Хемницера" ("Чтен. в Московск.

Общ. Истор. и Древн. Pосcийск.", 1884, кн. III, стр. 1—12). — М. И. Сухомлинов: "История Российской Академии", т. VII, СПб., 1885. — "Записки" С. Н. Глинки, под ред. А. О. Круглого, СПб., 1895. Б. Л. Модзалевский {Половцов} Хемницер, Иван Иванович — баснописец; род. 4 января 1745 г. в Енотаевской крепости (теперь г. Енотаевск, Астраханской губ.). Отец его, штаб-лекарь, выходец из Cаксонии, был образованным человеком и заботливо относился к воспитанию сына. На шестом году мальчик уже был отдан в обучение пастору Нейбауэру в Астрахани.

Отец позаботился также приискать человека, который бы мог учить молодого X. русскому языку. В 1755 г. семья X. переехала в Петербург.

Здесь молодой X. был помещен к одному из учителей Врачебного училища.

Желание отца X. сделать своего сына медиком не могло, однако, осуществиться.

Познакомившись с каким-то офицером, увлекшим его своими рассказами о военной службе, молодой X. поступил солдатом в Нотебургский пехотный полк. В военной службе X. оставался 12 лет и участвовал в походе в Пруссию; затем он перешел на службу в горное ведомство.

В 1776 г. Соймонов, под начальством которого служил X., предпринял путешествие за границу и взял с собой X., который вернулся в Россию как бы другим человеком.

В 1778 г. он напечатал переделку немецкого труда академика Лемана: "Кобальтословие, или описание красильного кобальта". Этот труд X. интересен, между прочим, попыткой создать русскую научную терминологию по горному делу. В 1779 г. появился первый сборник басен X. В 1781 г. Соймонов оставил службу в горном ведомстве, а вслед за ним вышел в отставку и X. В 1782 г. он был назначен вице-консулом в Смирну, где и умер в марте 1784 г. Как писатель, X. приобрел известность своими баснями.

Их всего 91. Около трети басен X. переведено из Лафонтена, Геллерта, Вольтера, Дора и Ножана; остальные 2/3 — оригинальные.

Если его нельзя считать создателем русской басни, так как басни писал уже Симеон Полоцкий, позднее Сумароков и Тредьяковский, то X. является, бесспорно, самым видным из предшественников Крылова.

Влияние X. на Крылова отмечено биографом X., академиком Гротом.

Нередко Крылов повторяет сюжеты и даже отдельные выражения X. Басня X. "Метафизик" чрезвычайно близка к целому ряду крыловских басен о воспитании; в басне X. "Чиж и Соловей" мальчик расхваливает чижа почти в тех же выражениях, какими подкупает ворону крыловская лисица.

Вообще, X. дал Крылову не только вполне готовую форму, но и тон, даже отчасти содержание, которому более талантливый преемник сумел придать новую силу и яркость.

Басни Хемницера уступают крыловским в яркости образов; в X. виден скорее умный и остроумный человек, чем художник, в них нет крыловского лукавого юмора; они проникнуты даже некоторой элегичностью, не совсем идущей к этому роду поэзии; но, помимо сравнения с Крыловым, X. остается весьма видным баснописцем.

Подобно Крылову, X. своей басней отзывался как на злобы дня, так и на вопросы более общие. Мораль басен X. свободна от практичности крыловской морали золотой середины. X., как моралист — человек несколько разочарованный, но не теряющий веру в прогресс (басня "Добрый Царь"). Басни X. пользовались у современников значительным успехом.

При жизни автора они выдержали три издания; четвертое вышло вскоре после его смерти.

Всего существует 28 изданий басен X. Наиболее часты они издания были в 30-х — 40-х годах XIX столетия.

С. 1844 по 1884 г. изданий басен X. не было; после 1884 г. появился снова ряд изданий.

Кроме басен, X. написал эпиграммы, оставшиеся в рукописи, и оду на победу над турками при Журже. Ода эта была напечатана, но является одним из наиболее слабых произведений X. Кроме того, X. писал немецкие стихи, оставшиеся в рукописи.

Лучшее издание — академическое (1873) со статьей Грота, перепечатанной, вместе с собранием басен, С. А. Венгеровым в "Русской Поэзии"; там же указания всей небольшой литературы о X. Н. Коробка. {Брокгауз} Хемницер, Иван Иванович баснописец (сын И. А. Хемницера (см.)), обер-бергмейстер, перев. с нем. и фр.; ген. консул в Смирне 1784 г.; р. 1744 г. в СПб., † 20 марта 1784 г. {Половцов}