Лацис Мартын Иванович - Биография

Лацис Мартын Иванович

Лацис М. И. (Судрабс, Я. Ф., 1888—1938; автобиография). — Я родился в бедной семье латышского батрака, проживавшего в Лифляндской губ., в Старо-Пебальгской волости, в усадьбе Рагайни.

Это было время отмирания патриархальных отношений хозяина и батрака.

Латышский крестьянин, приобретший путем покупки у немецких баронов значительные земельные участки, начинает себя чувствовать уже белой костью и отгораживаться от батрака и в обществе, и в домашнем быту. И в деревне, и в городе нарастает своя латышская буржуазия, ведущая борьбу с немецким засильем в крае, и латышский пролетариат, идущий рука об руку с рабочими других национальностей края. Но все же первые годы моей молодости были пока только отмиранием патриархальности, поэтому на место ясного классового чувства и искания выхода в открытой классовой борьбе мои родители искали выхода из беспросветного существования в школе, в образовании: "Кончишь школу, и тебе не придется служить у мужика" — неоднократно наказывала мне мать. Она сама, хотя и была грамотна, но считала себя обреченной на положение сельскохозяйственного рабочего.

Зато ее единственный сын должен был "выйти в люди", и она работала не покладая рук, чтобы провести сына хотя бы через начальное и приходское училище.

Старость и слабость отца все же не давала возможности набрать достаточно средств на школу, и мне с 8 лет пришлось начать жизнь сельскохоз. пролетария.

Начиная с этого возраста, меня каждое лето отдают в пастухи, чтобы иметь возможность зимой посещать школу. В 1903 г. я кончаю приходское училище и уезжаю в Ригу, подыскать работу.

Здесь два года я работаю сначала в качестве ученика в столярной мастерской, потом в магазине в качестве "мальчика". Встреча со столярным подмастерьем Тенчом вводит меня в круг городского сознательного пролетариата, и я начал приобщаться к социализму.

В эти годы я не бросаю ученья, у меня твердое намерение стать народным учителем, чтобы всерьез заняться обучением молодежи новому евангелию.

Летом 1905 г. я бросаю работу в городе и направляюсь в деревню, чтобы подготовиться к экзаменам в учительской семинарии.

Но здесь аграрное движение в полном разгаре.

Революционная волна нарастает с каждым днем, и я с головой ухожу в революцию.

От учения не получается ничего и, естественно, я на экзаменах проваливаюсь.

Но разве это может огорчить в эти дни революционного подъема! В сентябре я официально вступаю в партию и с того времени живу одним лишь революционным движением.

Я — член боевой дружины и активный участник разоружения немецких баронов, поджога имений, борьбы с солдатами и т. д. Карательные экспедиции заставляют меня на время уйти в подполье.

Жизнь лесного брата меня не прельщает, и уже в начале 1906 г. я нанимаюсь в батраки и работаю так в деревне до конца 1907 г., когда я снова уезжаю в Ригу. Однако при моей попорченной репутации я работы отыскать не могу и уезжаю в Энгельгартовское волостное училище к учителю Миллеру учиться и помогать в школьной работе.

Здесь я усердно учусь и в марте месяце 1908 г. сдаю в Риге экзамен на народного учителя.

Родители за эти годы померли, и я совершенно один. Отсутствие всяких средств заставляет меня на лето снова наняться батраком, пока не подыскиваю место учителя в Велико-Роопском приходском училище.

Зимой учительствую, а летом отправляюсь в Ригу по приглашению члена ЦКСД Латышского края Тейкмана и работаю в качестве пропагандиста ЦК и Рижского комитета партии.

Летом 1910 г. я проваливаюсь и ухожу в подполье, бросив учительство навсегда.

С тех пор я живу исключительно партийной работой и сотрудничаю в латышской рабочей прессе.

Весной 1911 г. я вынужден покинуть Ригу из-за преследования охранки.

До 1913 г. скитаюсь по Северному Кавказу и Дону, работая в качестве помощника землемера, а осенью того же года еду в Москву и поступаю в университет имени Шанявского.

Но учиться удается не долго: я втягиваюсь в партийную работу и после первой же листовки, изданной инициативной группой партийцев против войны, я снова проваливаюсь благодаря провокации Поскребухина.

Но мне удается скрыться, и я начинаю проживать в Московском уезде, в районе Петровско-Разумовского.

Весной 1915 г. я вместе с другими латышскими партийцами, главным образом из университета имени Шанявского, организуем Тверскую группу и начинаем связываться с Московской организацией.

Я ставлю у себя в Петровско-Разумовском подпольную типографию и заделываюсь и типографским техником, и литератором.

Работаю в столовой Сел.-Хоз. института, откуда при помощи некоторых студентов и Грунта получаю материальные средства на типографию.

После шестой листовки типография проваливается, и опять благодаря провокаторам Поскребухину и Романову.

Через две недели арестовывают и меня, но из-за отсутствия вещественных доказательств меня суду не предают, а отправляют в административном порядке на четыре года в Иркутскую губернию.

Там во время этапа я встречаюсь с Молотовым и Залуцким, которые меня приглашают бежать из ссылки и поставить типографию для партийного центрального органа.

Я на это предложение соглашаюсь и, даже не доехав до места ссылки — до Киренска, совершаю побег и 20 ноября 1916 г. приезжаю в Петроград и приступаю к организации подпольной типографии.

На этом деле меня застает Февральская революция, я бросаю типографию и начинаю работать на Выборгской стороне в качестве организатора и агитатора, одновременно состоя членом Выборгского районного Комитета и Петроградского Комитета партии.

В Октябрьские дни состою членом Петрогр.

Военно-Революц.

Комитета и руковожу работой Бюро Комиссаров, а отсюда назначаюсь членом Коллегии Наркомвнудела, где ведаю отделом местного управления. 20 мая 1918 г. я по совместительству назначаюсь членом Коллегии ВЧК, где работаю до ликвидации этого органа, все время совместительствуя.

В середине июля назначаюсь председателем Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией на чехо-словацком фронте.

По взятии нашими войсками Казани одновременно состою председателем военно-полевого трибунала 5-й армии. В марте 1919 г. начинаю работать на Украине в качестве председателя Всеукр.

Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией.

В начале 1921 г. перехожу на работу в соляную промышленность, продолжая сотрудничать и в ВЧК. Здесь я работаю вначале в качестве члена Коллегии Главсоли, потом пред. Главсоли, а в марте 1922 г. организую Солесиндикат и работаю, главным образом, в качестве председателя синдиката, хотя и состою заместителем нач. Главн. Управления Горной Промышленности.

В 1923 г. я перехожу в Наркомзем, где работаю до сих пор в качестве члена коллегии и председ.

Госсельсиндиката, направляя работой землеустройства, мелиорации, колонизации и переселения, рыбного дела, земельного суда и кассационного ком. при НКЗ. С образованием Совета синдикатов состоял членом бюро его, а теперь состою членом Президиума Совета Съездов торговли промышл. и транспорта.

Состою одновременно председ.

Совета Моссельбанка и членом Сов. Всесоюзн.

Сел.-Хоз. Банка и председателем Литиздата.

Написал несколько популярных брошюр по вопросам сов. строительства, промышленности и сельского хоз. Мною написано несколько агит. пьес на русском и латышском языках и повесть "Наша дорога" из жизни революционера. (Моя настоящая фамилия Судрабс, Ян Фридрихович, а Лацис — моя нелегальная фамилия, которую ношу с 1911 г., с момента моего полного ухода в подполье). [С 1928 ответственный инструктор, затем заместитель заведующего отделом по работе в деревне ЦК ВКП(б). С 1932 директор Института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова.

Необоснованно репрессирован, реабилитирован посмертно.] {Гранат}