Махлин Виталий Львович - Биография

Махлин Виталий Львович

(р. 07.01.1947) — спец. по истории западноевроп. и рус. филос., методол. гуманит. познания; иссл. и комментатор науч. наследия М.М.Бахтина, критик и переводчик; д-р филос. наук, проф. Род. в Москве.

Окончил Моск. гос. пед. ин-т иностр. языков им. М.Тореза (1970), до конца 80-х гг. работал учителем англ. языка и англо-амер. литературы в средней школе. С 1989 по наст. вр. — на кафедре филос. в МГ1ГУ. Докт. дисс. — "Философская программа М.М.Бахтина и смена парадигмы в гуманитарном познании" (1997). Чл.-корр. Академии гуманит. иссл. (1995). М. разрабатывает концепцию "диалогич. констелляции" ист. бытия и времени между Россией и Западом в XIX—XX вв., преимущественно на стыках и пересечениях филос. с др. гуманит. науками и с обществ. сознанием.

Считает, что осн. событие в гуманит. познании XX в. — герменевтическое преобразование нем. классич. филос. и наследия романтизма, "переход от мира науки к миру жизни" (Г.-Г. Гадамер. "К русским читателям") — в целом не имело места ни в сов. материалистич., ни в антисов. идеалистической филос.; в "архитектонический разрыв" вокруг 1917 г., из к-рого возникла совр. гуманит. парадигма, вошла не рус. филос., а рус. филол. (т.н. "формалистическая парадигма"), ист. "экспортированная" в дальнейшем (через Р.Якобсона и др.) на Запад (вплоть до т.н. "мышления 68-го года" во Франции), и постепенно порвавшая со своими же гуманит.-гуманистическими основаниями.

М. считает, что уровень ист. зрелости и самопознания рус. филос. зависит от способности к диалогич. проблематизации зап. филос. традиции, как необходимого "другого". Молодой М.М.Бахтин и т.н. "Невельская школа философии" в этом смысле знаменует осуществленный в 1918—1923 по стопам Достоевского-художника общегуманит. поворот рус. мысли и "рус идеи", коррелятивный самокритике спекулятивно-эс-тетич. метафизики Запада (поворот к "соц. онтологии" от Ф.Розенцвейга и М.Бубера до Э.Гуссерля и М.Хайдеггера и др.). Соответственно М. развивает, с опорой на Ф.Ф.Зелинского, концепцию "третьего ренессанса" — рус. дух. генерации 20-х гг., переросшей эстетико-метафиз. и утопические ограничения т.н. "религ. ренессанса" и "серебрянного века" (М.М.Бахтин, А.А.Ухтомский, Г.П.Федотов, Г.В.Флоровский, М.М.Пришвин, Л.В.Пумпянский и др.) и составляющей, на сегодняшний постсов. день, почти еще не востребованный герменевтический потенциал рус традиции — прежде всего в филос. и в филологии.

С конца 90-х гг. М. делает попытки развивать и конкретизировать намеченную в дисс герменевтическую программу иссл. — как в пределах так наз. бахтинистики, так и в особенности вне ее. На этой, сегодняшней стадии можно выделить четыре взаимосвязанных направления иссл. интереса.

Во-первых, это установка на "обновленную проблема-тизацию" (М.М.Бахтин) истории филос. (зап. и рус), в противоположность очень живучим представлениям о филос. "вообще"; заново войти в историю филос. и поставить под вопрос наши сегодняшние "предрассудки", на к-рых покоятся, среди прочих, также иллюзии о непротиворечивой и фундам. "системе". Во-вторых, при таком проблематизирующем подходе возникает возможность не только осмыслить заново процесс "ис-торизации нашего знания" (А.В.Михайлов), но и возобновить "рус.-нем. диалог" (С.С.Аверинцев), с нашего сегодняшнего ист. места, с того момента, когда, при смене гуманит. парадигмы в начале 20-х гг., этот "диалог" был либо насильственно оборван, либо искажен и редуцирован до минимума.

В-третьих, такая герменевтическая "встреча" предполагает повторно-обновленное возвращение к идее "филологии" как продуктивной оппозиции "философии" — поворот в гуманит. мышлении, на Западе вед. от идей Дж. Вико до совр. герменевтического поворота, а в рус. филос. связанный с идеями Г.Г.Шпета, М.М.Бахтина и др. В-четвертых, все эти три момента завершаются в идее "встречного перевода" как принципа чтения и понимания не только в иссл. практику, но и в обл. образования. "Переводить" — во всех возможных смыслах слова предполагает умение и навык вхождения в "затекст" чужого слова и чужого текста; встреча с этим не-моим миром жизни и мысли впервые дает возможность осознать творч. потенциал своего ист. мира и собственной мысли. Соч.: Бахтин и Запад (опыт обзорной ориентации) // ВФ. 1993. № 1, 3; Третий Ренессанс // Бахтиноло-гия: исследования, переводы, публикации.

СПб., 1995; Из Революции выходящий: Программа // Бахтинский сб. Кн. III. М., 1997; Я и Другой: К истории диалогического принципа в философии XX века. М., 1997; История философии как философия // Современное философское образование: содержание, структура и методы преподавания философских дисциплин.

Материалы межвуз. научной конференции.

Иваново, 2000; Затекст: Эрих Ауэрбах и испытание филологии // Э.Ауэрбах.

Мимесис.

М.-СПб., 2000; Уроки обратного перевода // А.В.Михайлов.

Историческая поэтика и герменевтика.

М., 2001; Философия против философии // Личность—теория познания—культура.

М., 2001.