Муромцев Сергей Андреевич - Биография

Муромцев Сергей Андреевич

Муромцев Сергей Андреевич — известный юрист; род. 23 сентября 1850 г. в СПб., в старинной дворянской семье; учился в 3-й московской гимназии и Московском унив., слушал в Геттингене Иеринга.

По защите магистерской диссертации ("О консерватизме в римской юриспруденции", М., 1875) был избран доцентом римского права, в качестве преемника Н. И. Крылова.

По получении докторской степени в 1877 г. (за диссертацию: "Очерки общей теории гражданского права", М., 1876) был избран экстраордин., а затем ординарным профессором по той же кафедре.

В 1879 г. он принял на себя редактирование "Юрид. Вестника", которое и продолжал до прекращения журнала в 1892 г.; с 1880 г. состоит председателем моск. юридического общества.

В 1880—81 г. занимал пост проректора Московского унив. Принимал деятельное участие в городских и земских делах в качестве гласного московского и тульского земских собраний и московской городской думы. В 1884 г., по не зависящим обстоятельствам, принужден был оставить кафедру и вступил в присяжные поверенные округа московской судебной палаты. 9-летняя профессорская деятельность М. была в высшей степени плодотворна как в учено-литературном, так и в учебном отношении: М. заявил себя оригинальным мыслителем и блестящим лектором и занял одно из первых мест на факультете, рядом с А. И. Чупровым и М. М. Ковалевским.

Верно оценив значение кризиса в старом направлении германской юридической мысли, знаменовавшего близкое падение этого направления, поняв важность разработки науки в новом духе, указанном трудами Иеринга, Муромцев выступил на путь самостоятельного творчества в области установления основных задач и методов изучения гражданского правоведения, опираясь, с одной стороны, на труды Иеринга, с другой — на английские философские и социологические работы.

Сильный логический ум, широкое философское и историческое образование помогли М. достигнуть на этом пути, двадцать лет тому назад, таких научных результатов, которые только теперь начинают находить все большее признание в Германии.

Восстановив, в своей магист. диссертации, истинный смысл творчества римских юристов, определив, в докторской диссертации, задачи как "историко-философского" или "объективно-научного", так и догматического изучения гражданского права в его соотношении с римским правом, установив "Определение и основное разделение права" (заглавие книги, появившейся в 1879 г. в Москве), М. принялся за последовательную разработку истории римского и догмы современного права на новых, выработанных им самим основаниях.

Плодом ее явились: "Гражданское право древнего Рима" (М., 1883) и "Рецепция римского права на Западе" (М., 1885). Первый из этих трудов, "вводя, как немногие, в процесс римского юридического развития" (отзыв пражского профессора Эсмарха), представляет собой первую попытку изобразить рост римского гражданского права во всей его полноте, в связи с внутренними факторами его и приемами творчества римских юристов.

Лишь несколько лет спустя за подобную работу принялись некоторые ученые юристы в Англии, Франции и Германии, приходя к аналогичным результатам.

Полемика, возбужденная этим трудом, побудила М. написать тонкий методологический этюд: "Что такое догма права?", переведенный на немецкий язык проф. Эсмархом.

В "Рецепции римск. права" М., проследив развитие римского права на Западе, вновь формулирует истинные задачи изучения современного гражданского права. Этими трудами М. заложил прочное основание для развития в России науки гражданского правоведения в духе новых философских течений времени и в связи с другими отраслями обществоведения.

В Германии также отмечены оригинальные стороны работ M.: выдающееся значение его книги "Учение нем. юристов об образовании права" (2 изд. второй части "Очерков общей теории гражданского права", М., 1886) признано проф. Бергбомом, а профессора Колер и Регельсберг цитируют М., развивая некоторые его мысли. Преподавательская деятельность М. оставила в его учениках глубокие следы: он развивал для них стройную, последовательную и врезывавшуюся в память схему общих юридических идей и принципов, и примерами творчества римских юристов воспитывал в них чувство законности и живое сознание истинных задач правосудия.

Удаление М. с кафедры — до сих пор не вознагражденная и трудно вознаградимая потеря моск. юридического факультета.

По своим научно-философским воззрениям М. является выразителем лучших сторон англо-франц. позитивизма и в особенности проводником его методов точного научного исследования.

Близкий по своим взглядам на природу права к Иерингу, М. свободен от односторонностей и увлечений как этого юриста, так и многих его последователей.

Как юрист-политик, М. неоднократно выступал в печати и юридическом обществе сильным и убежденным защитником тесной связи права и жизни, проводя мысль о долге юриста быть носителем лучших культурных идеалов времени и, рядом с законодателем, творческим деятелем в отправлении правосудия.

Залог этой деятельности М. видит в более свободном, чем допускала до сих пор теория, положении судьи по отношению к закону и в непосредственном общении его с представителями общества в виде присяжных, присутствие которых, по мнению М., столь же плодотворно на суде гражданском, как и на суде уголовном.

Идеи М. в этом направлении, изложенные, кроме указанных трудов, и в специальных статьях: "Суд и закон в гражданском праве" ("Юрид. Вестн.", 1880, № 11), "Творческая сила юриспруденции" (ib., 1887, № 9) и "Право и справедливость" ("Сборн. Правоведения", II) — имеют защитников и в Германии, в лице Бюлова, Колера и др. юристов, и входят все более и более в общее сознание.

Не оконченными остаются оригинально задуманные "Социологические очерки" М. ("Русская Мысль", 1889). В. Н. {Брокгауз}