d637ee0c
Наумов Николай Иванович - Биография

Наумов Николай Иванович

— беллетрист-народник.

Род. в 1838 г. Дед его был дьяконом, отец служил в Сибири прокурором и советником губернского правления, вращался в кругу декабристов и выдавался своею честностью.

Рано лишившись матери, Н. рос одиноким, заброшенным ребенком.

Учился в томской гимназии, но тяжелая нужда не дала ему возможности пойти дальше первых классов.

Поступив на военную службу юнкером, он в 1860 г., увлеченный новыми веяниями, уехал в СПб., был вольнослушателем в университете и готовился к сдаче гимназического экзамена, но, замешанный в студенческие беспорядки и подвергшись аресту, своего намерения осуществить не мог. Позднее он служил в военном министерстве, затем был комиссаром по крестьянским делам в Сибири.

На литературное поприще Н. выступил в "Военном Сборнике" 1858 г., под псевдонимом Корзунова, рассказом "Случай из солдатской жизни". В "Светоче" 1861 г. был помещен ряд его рассказов "Мирные сцены из военного быта". Затем он сотрудничал в "Народной Беседе", "Искре" и выходивших под ред. Г. З. Елисеева "Очерках". В 1863 г. Н. обратил на себя внимание помещенным в "Современнике" задушевным рассказом из народной жизни "У перевоза". Расцвет литературной деятельности и известности Н. относится к 70-м годам, когда он поместил в "Отечественных Записках" и "Деле" рассказы (большей частью мрачные картины крестьянской жизни): "Тишь да гладь", "Деревенский торгаш", "Юровая", "Паутина", "Крестьянские выборы" и др., вышедшие потом и отдельными сборниками под заглавием "Сила солому ломит" (СПб., 1874), "В тихом омуте" (СПб., 1881), "В забытом краю" (СПб., 1882), "Паутина" (СПб., 1888). В 80-х годах Н. помещал рассказы в "Русском Богатстве", "Устоях" и "Восточном Обозрении". В 1897 г. изд. в СПб. "Сочинения Н. И. Наумова". Н. — бытописатель по преимуществу сибирского крестьянства, значительно отличающегося от забитого русского крестьянства и относительной зажиточностью, и уменьем постоять за себя. Тем не менее, всецело примкнув к школе идеализаторов народа, Н. видит в сибирском крестьянине только собрание всяческих добродетелей и величавых качеств.

Если он иногда и выставляет бесшабашное пьянство приисковых рабочих, то исключительно как доказательство богатой и широкой натуры русского человека.

Пьяницы Н. никогда не делают никаких оскорбляющих чувство безобразий, а только швыряют пригоршнями кредитки, дают себя беспрекословно обирать всякому желающему, угощают всякого встречного и широко помогают бедным товарищам.

Зато Н. не жалеет черных красок для изображения врагов народа — мироедов.

Значительнейшая доля его произведений посвящена изображению бессердечности, наглости, подкупа, запугивания, с помощью которых хищная стая кулаков и скупщиков опутывают мужика и высасывают из него все соки. Кулаки Н. лишены элементарнейших человеческих чувств и даже сами, нимало не смущаясь, аттестуют себя "ворами и грабителями". Несмотря, однако, на односторонность, элементарность приемов и тенденциозность, рассказы Н. занимают видное место в русской "мужицкой беллетристике", по большому знанию народной жизни. Н. — талантливый рассказчик; многие его рассказы, где он не стеснен тенденцией (например, "Нефедовский починок"), читаются с захватывающим интересом, хотя заключают в себе много неправдоподобного.

Замечателен у Н. хотя по временам и вычурный, но яркий и колоритный народный говор. С. В. {Брокгауз} Наумов, Николай Иванович (дополнение к статье) — беллетрист-народник; умер в 1901 г. {Брокгауз} Наумов, Николай Иванович [1838—1901] — писатель-народник.

Род. в Тобольске в семье чиновника, который был близок с ссыльными декабристами.

Учился в Томской гимназии, по окончании которой служил в том же городе юнкером.

В 1860 поступил вольнослушателем в Петербургский университет, но уже через год был арестован как участник демонстрации.

К этой поре относится сближение Н. с кружком будущих каракозовцев (И. А. Худяковым и др.) и с членами "Об-ва независимости Сибири" (Гр. Потаниным и Н. Ядринцевым).

В 1865 привлекался по делу Потанина и Ядринцева в связи с воззванием "к патриотам Сибири", но от суда был освобожден.

Позднее был дружен с А. Скабичевским, Кривенко и другими народниками, участвовал в артельном издании журн. "Русское богатство". В споре народников с марксистами принимал участие на стороне народников.

Печатался в "Современнике", "Отечественных записках", "Деле", "Русском богатстве" и др. В творчестве Н. нашли свое выражение характерные черты народничества как представительства интересов производителя с точки зрения мелкого буржуа (Ленин). Специфика Н. в границах русского народничества заключается в том, что в его произведениях содержится областной сибирский колорит.

Отсутствие интеллигенции, жестокая эксплуатация приискового рабочего, рост кулачества в Сибири на фоне эксплуатируемого крестьянства — все эти явления нашли свое отображение в таких очерках Н., как "Яшник", "Крестьянские выборы" и особенно "Паутина" — рассказы из жизни приискового люда в Сибири.

Вместе с большинством русских народников Н. разделял утопический взгляд на кулака как на явление, легко устранимое и объясняемое неразумием крестьян (см. очерк "Кающийся"). Изображая борцов за интересы приисковых рабочих и крестьянства (смелый таежник, отстаивая общие интересы, погибает в одиночестве), Н. рисовал этих протестантов юродивыми, полунормальными обличителями, ничем не напоминающими своих реальных прототипов ("Умалишенный" и "Зажоры"). Н. одним из первых изобразил жизнь теленгутов Алтая (очерк "Горная идиллия" и бытовые наброски "Сарбыска"), показал картины бесчеловечной эксплуатации их кулаками и чиновниками, наживающимися всякими способами на темноте и забитости этих масс. Непонимание Н. органической связи между возникновением кулачества и ростом капиталистических отношений было обусловлено его отрицанием капитализма, столь характерным для народников и особенно той их части, к-рая, идеализируя общину, закрывала глаза на ее распад и загнивание (Златовратский, Засодимский и др.). Однако, несмотря на реакционную идеализацию отсталых социально-экономических отношений, революционное народничество 70-х гг. имело и прогрессивное значение, поскольку объективно отражала крестьянский протест против "прусского пути" развития капитализма в России.

В плане этого протеста должны быть оцениваемы и сибирские очерки Наумова.

Некоторые произведения Н. вызывали запрещение цензуры, особенно это коснулось очерка "Юровая", в котором изображена "возмутительная картина эксплуатации купцом-капиталистом бедняка-крестьянина" и рекомендуется крестьянину стачка как средство против эксплуатации кулаков-купцов (определение цензурного комитета).

В записке министра юстиции гр. Палена, составленной в 1875, сборник рассказов Н. "Сила солому ломит" назван пропагандистской книгой.

О таковой ее роли свидетельствовали многие народники (Синегуб, Аптекман, Шишко и др.), пользовавшиеся рассказами Н. "Еж", "Юровая" и др. и сб. "Сила солому ломит" в своей пропагандистской работе.

Библиография: I. Собр. сочин., в 2 тт., изд. О. Н. Поповой, СПб, 1897; Сочин., под ред. и со вступ. ст. Н. Ф. Бельчикова, "Academia", M., 1432. II. Плеханов Г. В., Наши беллетристы-народники, ст. 1-я "Н. И. Наумов", "Новое слово", 1897, № 8, май; То же, сб. "За 20 лет", СПб, 1905; То же, Собр. сочин., т. X, М. — Л., 1924; Xудяков И., Записки каракозовца, "Молодая гвардия", М., 1930. III. Библиографию произведений Н. см.: Mезьер А. В., Русская словесность с XI по XIX ст. включительно, ч. 2, СПб, 1902, стр. 244—245. Библиографич. очерк дан дочерью Наумова В. Ш. [В. Наумова-Широких], "Сиб. огни", 1926, № 5—6, стр. 257—258. См. также в новом собр. соч.,"Academia", 1932. Н. Бельчиков. {Лит. энц.}