Пантин Игорь Константинович - Биография

Пантин Игорь Константинович

(р. 06.10.1930) — спец. в обл. истории обществ. мысли России; д-р филос. наук, проф. Род. в дер.Новая Слуда Сямженского р-на Вологодской обл. Окончил филос. ф-т МГУ (1954), асп. по кафедре истории филос. народов СССР там же (1957). Работал в Политиздате (1958—1964); зав. кафедрой филос. Всес. заочного ин-та пищевой промышленности (1964—1979); зав. сектором в Ин-те междунар. рабочего движения АН СССР. С 1992 по наст. вр. — зав. сектором истории полит. филос. ИФ РАН. С 1983 — гл. ред., с 1997 — полит. директор ж. "По-лис" ("Политические исследования"). Канд. дисс. — "Борьба материализма и позитивизма в русской философии (2-я половина XIX в.)" (1963). Докт. дисс. — "Социальная мысль в России: переход от народничества к марксизму" (1975). Ред. и автор колл. изд.: "Краткий философский словарь" (М., 1966), "Ленин как политический мыслитель" (1980), "Вопрос всех вопросов" и др. Осн. направления иссл. П. — особенности ист. развития России, рассматриваемые в связи и через призму движения обществ. мысли. Круг его науч. интересов — специфика догоняющего, или "запоздалого" (С.Соловьев) развития России.

Этот тип ист. эволюции, по его мнению, характеризуется формированием совр. полит., экон. и дух. структур не в результате естеств., автохтонного развития об-ва, а под воздействием на него опыта отношений, экономики и культуры более развитых стран, чему в немалой степени благоприятствовали гео-полит. положение России и вовлеченность ее в "концерт европ. держав" (Маркс). Существование структур, генетически не связанных между собой, относящихся к разным стадиям обществ. развития, наслоение новых отношений и новых противоречий на неустраненные старые приводит к отсутствию класса или соц. группы, чьи интересы совпадали бы с потребностями развития об-ва в целом. Отсюда громадная роль насилия, гос., прежде всего, к-рое в России выступало важнейшим фактором преодоления ист. тупиков, развязки внутр. и внешн. кризисов.

Ослабление гос. начала в России всегда означало разброд в стране, кровавые конфликты между верхами и низами, ужасающие бедствия.

Движение по "перевернутой схеме" — сначала инициатива власти, затем преобразование (с помощью рычагов гос. власти) — имела в качестве своих предпосылок слабость, неразвитость обществ. сил, заинтересованных по своему положению в переменах, вынужденный, недобровольный характер проводимых реформ, иногда под угрозой катастрофы, наконец, полит. апатию осн. массы населения.

Отсюда мобилизационный характер догоняющего развития и расхождение демократической и либеральной тенденций.

В отсутствие полит. оппозиции начинаниями верхов (если она появляется, ее просто подавляют) импульсы "снизу" по мере своего усиления приобретают негативную, разрушительную и, гл., антилиберальную направленность.

В 1917, в условиях войны и общенац. кризиса, они приводят к соц. взрыву, канализировать к-рый удалось большевикам.

Новая соц. справедливость и даже культурный подъем масс в постреволюц. эпоху базировались, однако, на отрицании полит. свобод, на физич. устранении всех групп, недовольных правящим режимом.

Демократическая перспектива "строительства социализма" оказалась, т. о., мифом: вместо привлечения масс народа к участию в управлении гос-вом, создании механизма "обратной связи", она обернулась исключительной монополией большевиков на полит. власть, монополией, к-рая быстро переросла в ком. тоталитаризм.

В конце XX в. ком. режим рухнул, причем не столько в результате неразрешимых экон. проблем, не в силу мощного полит. натиска враждебных ему сил в об-ве и народе, сколько под тяжестью неспособности справиться с проблемами модернизации страны.

Под вопросом оказались не только экон. эффективность догоняющего развития, но и диктуемые им полит., идеол. и моральные императивы.

Соч.: Материализм и материалистическая теория познания русских революционных демократов.

М., 1963; Социалистическая мысль в России: развитие от утопии к науке. М., 1973; Революционные традиции в России. 1773—1883. [В соавт.]. М., 1986; Идеи К.Маркса на переломе человеческой цивилизации. [В соавт.] // Коммунист. 1990. № 4; Россия XVIII—XX веков. Тип "запоздавшего" исторического развития. [В соавт.] // Там же. 1991. № 11; "Исторический путь — не тротуар Невского проспекта". [В соавт.] // Свободная мысль. 1991. № 17; От смуты к смуте. Россия в тупике "догоняющего развития". [В соавт.] // Октябрь. 1993. № 1; Драма противостояния демократии и либерализма в старой и новой России // Полис. 1994. № 3; К логике теоретического становления современного социализма // Там же. 1996. № 4; Посткоммунистическая демократия в России: основания и особенности // ВФ. 1996. № 6; Октябрь: движение в непредуказанное // Полис. 1997. № 5; Россия: окончание исторического цикла? // Pro et Contra. Лето 1999; Россия и мир: историческое самоузнавание.

М., 2000; Драма российских реформ и революций. [В соавт.]. М., 2000. Пантин, Игорь Константинович Главный редактор журнала "Политические исследования"; родился в 1930 г.; доктор философских наук, профессор; основное направление научной деятельности — история политической мысли; увлекается коллекционированием книг.