Попов Василий Михайлович - Биография

Попов Василий Михайлович

— директор Департамента Народного Просвещения, известный мистик; родился в 1771 году и происходил из дворян.

На службу поступил в 1779 г. (20-го апреля) в Комиссию о сочинении проекта Нового Уложения, 8-го мая 1794 г. переведен был в штат провиантский, 10-го октября 1795 г. произведен в поручики; 20-го июня 1796 г. переведен в лейб-гусарский эскадрон тем же чином, но в конце того же года (14-го ноября) уволен к статским делам и 11-го февраля 1797 г. определился в Герольдию переводчиком, а 23-го ноября 1799 г. определен там же асессором и 18-го декабря 1802 г. переведен в Департамент Министерства Юстиции столоначальником. 26-го октября 1807 г. Попов был отправлен в Белостокскую область при сенаторе Тейльсе, имевшем Высочайшее повеление об образовании оной, и 24-го июля 1808 г. назначен вице-правителем Белостокской области с чином статского советника; 6-го сентября 1809 г. П. определен был советником Главного Почтового Правления при товарище Министра Внутренних Дел; 2-го июня 1811 г. назначен директором канцелярии Министра Внутренних Дел, 31-го августа того же 1811 г. пожалован в действительные статские советники с утверждением директором Канцелярии Министра. 17-го февраля 1817 года П. переведен был Директором Департамента Народного Просвещения.

В ноябре 1817 года, по Высочайшему повелению он был отправлен в Москву с особым поручением, получая, во все время своего отсутствия (до 28-го февраля 1818 г.), некоторую сумму денег "на известное Его Императорскому Величеству употребление" и 400 червонцев для сего единовременно.

Назначение этих денег неизвестно, но, по-видимому, оно имело отношение в главной задаче поездки: П. вместе с M. C. Пилецким-Урбановичом, был отправлен к скопцу Селиванову, с целью разубедить его в его заблуждениях.

Общественное движение эпохи императора Александра I, охватившее широкие слои общества, не могло не отразиться на Попове; дух времени и влияние окружающей среды создали из него убежденного до фанатизма мистика, а довольно видное общественное положение делало из него одну из центральных фигур кружка мистиков.

Религиозно-мистическое настроение русского общества во втором десятилетии истекшего столетия вылилось прежде всего в учреждении С.-Петербургского Библейского Общества. 11-го января 1813 г. было первое собрание Общества; президентом его был избран A. H. Голицын, а секретарями — В. M. Попов и А. И. Тургенев.

Попов принимал самое близкое участие в делах общества.

В 1816 г. государь повелел президенту "Российского Библейского Общества" кн. Голицыну предложить Святейшему Синоду, по глубокому убеждению Его Величества во всеобщей великой пользе, от лова Божия приобретаемой, искреннее точнее желание Его доставить россиянам способ читать Слово Божие на природном языке"; во исполнение этой воли тогда же начать был перевод священных книг на русский язык. руд первоначального перевода евангелий возложен был на Петербургскую Духовную Академию, а для редакционной считки учрежден был высший переводный комитет, в котором членами были: В. М. Попов, А. Ф. Лабзин, архиепископы Михаил и Серафим и архимандрит Филарет.

В 1817 г. Высочайшим манифестом, последовавшим 25-го марта, в день Пасхи, по докладу кн. Голицына, был учрежден Комитет опекунства израильских христиан.

Комитет этот имел целью обращать евреев в христианство и образовывать из них особые колонии, обеспечивая их при этом значительными земельными наделами.

Кн. Голицын был определен в звание опекуна, а B. M. Попов назначен президентом Комитета, где состоял до времени его закрытия в 1833 г. В 1819 году в С.-Петербург прибыли два проповедника: Миндель и Госнер.

Первый приобрел себе известность экзальтированными проповедями в Мюнхене, но в то же время своим направлением навлек на себя преследования со стороны католических властей.

В 1819 года, по прибытии в Петербург, он был благосклонно принят кн. Голицыным и самим государем и получил дозволение говорить проповеди в Мальтийской церкви Пажеского Корпуса.

Попов переводил его проповеди на русский язык. Но митрополит Михаил имел еще настолько силы, что Минделя меньше, чем через год, вежливо отправили в Одессу.

На смену ему из Баварии прибыл другой проповедник, Госнер, из той же партии ново-католиков, к которой принадлежал и Миндель.

Ему был оказан еще более благосклонный прием; речи его отличались еще большим красноречием, так что жители столицы всех вероисповеданий, не исключая и православного, толпами собирались по вечерам в католическую церковь на Невском проспекте слушать его проповеди.

Попов бывал на его проповедях вместе с Магницким, Руничем и другими, которые, по словам Греча, "ходили на эти поучения из угодливости к их покровителю кн. Голицыну". В 1823 году П. был отпущен за границу, чтобы поправить расшатавшееся здоровье.

А. С. Шишков в своих записках говорит, что болезнь была лишь поводом, настоящей же причиной поездки П. за границу было сношение его с методистами. Ho позднейшее расследование обнаружило, что П. перед поездкой был действительно болен, не мог являться в Департамент, и дела для подписи отправлялись к нему на дом. Возвратившись из-за границы 13-го сентяб. 1823 г., П. вскоре снова принялся за свои обычные занятия, несмотря на предупредительное отношение к нему кн. Голицына, который советовал ему отдохнуть и писал: "заготовьте и ваше мнение, каким образом облегчить вас нужно на основании разговора моего с вами о сем. Христос да благословит начинания ваши и да будут они в славу Его". В 1824 г. проповедник Госнер, не довольствуясь проповедями, издал в С.-Петербурге книгу: "Geist des Lebens und der Lehre Jesu Christi. Betrachtungen und Bemerkungen uber das ganze Neue Testament. Erster Band. Mathaus und Marcus". Издать книгу брался один из усердных почитателей Госнера — генерал-майор А. М. Брискорн и пригласил для перевода бывшего профессора Казанского Университета Яковкина и чиновника Трескинского.

По окончании перевода I тома, в котором было помещено объяснение евангелия от Матфея, Брискорн принес рукопись Безаку, содержавшему вместе с Гречем типографию.

Но перевод был неудовлетворителен и потребовал исправлений.

Небольшое участие в его исправлении принял и П.; им было исправлено 19 полулистов.

Изданием этой книги воспользовались враги кн. Голицына: митрополит Серафим, Аракчеев и Фотий, и книгу эту постановлено было предать сожжению, а переводчиков, исправителей, издателей, цензора и типографщиков предать суду. Госнеру Высочайшим указом было воспрещено право проповеди и он сам был выслан за границу.

Когда вскоре после этого государь удалил от Министерства Народного Просвещения князя Голицына, Попова и других, и на место Голицына был назначен А.С. Шишков, — отрешенный от места, П. вскоре устроился при своем бывшем покровителе кн. Голицыне, который принял его сотрудником в свое (Почтовое) ведомство членом Совета.

Но новый министр народного просвещения, не довольствуясь тем, что П. был уволен от занимаемой им должности, несколько раз обращался с представлениями к государю о том, чтобы предать П. суду. Однако, государь всегда при докладах отзывался о нем с похвалой и защищал его, пока, наконец, не уступил настояниям министра и дал поведение о расследовании дела П. судом, наряду со всеми прочими, привлеченными по делу Госнера.

Но так как П. был Директором Департамента Народного Просвещения и состоял в чине 4-го класса, то дело о нем подлежало суду Правительствующего Сената.

Вследствие воспоследовавших в Сенате разногласий дело перешло на рассмотрение Государственного Совета, где произошли разные мнения, но Государь Император утвердил мнение тех членов Государственными Совета, кои подали голос за оправдание П. Отрешенный от должности, Попов продолжал по-прежнему пользоваться расположением кн. Голицына и еще более ревностно относился к делу религии.

Еще в 1821 году он посещал, вместе с кн. Голицыным, известные тайные собрания у Екат. Филипп.

Татариновой, перешедшей в хлыстовщину и сделавшейся основательницей особого корабля, радения которого происходили в здании Михайловского замка. Радения состояли в том, что на еженедельные собрания, которые устраивались по воскресеньям в 4 часа пополудни, собирались лица женского пола в белых платьях, а мужчины в белых халатах; потом, сев на стулья, члены собрания начинали петь духовные песни либо все разом, либо отдельно, начинали вертеться и продолжали радение до тех пор, пока кто-либо не чувствовал внушения духа и не начинал прорицать.

Духом прорицания отличались особенно Татаринова, братья Буксгевден, иногда П. В 1821 году Татаринова была выселена из Михайловского замка, а в 1822 году была обязана подпиской, что не будет иметь у себя тайных собраний.

Но она сначала перешла в наемное помещение и продолжала свои собрания, а потом, после подписки, с помощью своих почитателей купила три дачи за московской заставой, на Царскосельской дороге, где и устроила род монастырского общежития для своих последователей.

Общество ее увеличилось, и так как в собраниях ничего политического и безнравственного не было, то правительство смотрело на них сквозь пальцы.

Попов был одним из самых фанатичных последователей Татариновой.

Не довольствуясь личным участием, он принуждал и своих дочерей ходить на радения Татариновой.

Средняя его дочь не могла отделаться от отвращения к радениям и из-за этого часто подвергалась истязаниям отца. Прорицания Татариновой довершили исступление Попова, и он, как сам потом сознавался, "не пощадил отеческого жезла", еженедельно бил дочь палками, иногда до крови, совершенно отделил ее от сестер, держал под замком в чулане и цветущую, молодую и здоровую девушку довел до совершенного изнеможения.

Слухи об этих истязаниях дошли до сведения полиции, и в 1837 г. однажды вечером был произведен на указанных дачах обыск. Духовный союз Татариновой был уничтожен, сама она выслана из Петербурга и помещена в Каминский монастырь, Тверской губ.; сообщники ее были разосланы по разным монастырям, — Попов — в Зилантов монастырь Казанской губернии.

В показаниях современников Попов изображается человеком фанатичным, но недалеким, малообразованным, бывшим часто лишь слепым орудием других.

Воейков в своей сатире "Дом сумасшедших" заставляет самого П. сказать про себя: "Хоть без книжного ученья И псалтырь одну читал, A директор просвещенья И с звездою генерал". Другой современник так обрисовывает его: "Это была маленькая бесплечая (Schulternlose) фигурка с бессмысленным пиитическим выражением лица. Когда ему в докладе Комитету нужно было упомянуть, сколько роздано в государстве библий и евангелий в корешке или переплете, он не довольствовался деловым сообщением, но, устремив глаза в потолок, прибавлял: "Дивны дела твои, Господи!" Находясь в монастыре, убитый горем, П. просил гр. Протасова исходатайствовать ему прощение у императора и разрешение жить не в монастыре, а в городе с дочерьми; но разрешения на это не последовало.

Вскоре старость и постигшее несчастье надломили его здоровье;

П. стал стал слабеть и 23-го апреля 1842 г. скончался.

Дочерям его, по Высочайшему повелению, было назначено каждой по 1000 руб. в год до замужества; младшая помещена на воспитание в Общество благородных девиц пансионеркой Его Величества, а две остальные переданы на особое попечение главной надзирательнице столичных воспитательных домов. Архив Министерства Народного Просвещения, дела: № 9691, карт. № 210: № 29126, карт. № 627; № 9674, карт. № 210; № 9667, карт. № 210; № 29071, карт. № 625; № 13840, карт. № 264; № 30231, карт. № 650; № 13956; карт. № 265; № 30514, карт. № 656; № 14008, карт. № 267; № 29163, карт. № 628 (Формулярн. список о службе В. М. Попова и др. дела); "Собрание мнений и отзывов Филарета, Митрополита Московского и Коломенского, СПб. 1885, I, 346; И. А. Чистович; "Руководящие деятели духовного просвещения", СПб., 1894; "Библиографические Записки" 1892 г., №№ 3, 4, 5, 8, 9, 10 (статья Остроглазова: "История редкой книги"); "XIX век", M. 1872 г. (Ю. Ф. Толстой; "О Духовном союзе Татариновой"); свящ. Н. Стеллецкий: "Князь А. Н. Голицын и его церковно-государственная деятельность", Киев. 1901 г.; Н. И. Греч, "Записки о моей жизни", СПб. 1886, стр. 321, 322, 1412; Отчет Императ.

Публичной Библиотеки 1861 г., СПб. 1862 г., стр. 57; "Записки адмирала Ал. Сем. Шишкова", М. 1868, стр. 92—94, 111, 112, 101, 103, 104, 135—149; "Чтения в Императ.

Обществе истории и древн. Российских", 1859 г., кн. 4, отд. V, стр. 37—48; то же 1868 г., кн. 4; Отчет Императ.

Публичной Библиот. за 1855 г., стр. 37; "Русская Старина" 1874 г., т. XI; 1876 г., т. XV, стр. 281—286; 1894 г., т. 82, стр. 113, 129 (статья Н. Дубровина: "Наши мистики-сектанты"); 1895 г., т. 83, февр., стр. 192; т. 84, стр. 187—189; 1896 г., т. 85. февр., стр. 226—251; 1897 г., т. 91, июль, стр. 16, 24; 1898, т. 95, авг., стр. 391; 1901 г., т. 106, май, стр. 383; т. 107, июль, стр. 163, 164; "Русский Архив": 1867 г., стр. 818; 1871 г., стр. 179, 181, 182, 259; 1872 г., стр. 2339, 2340, 2352—53; 1873 г., стр. 951, 1451; 1879 г., кн. II, стр. 242; 1882 г., кн. II, стр. 255; 1886 г., кн. II, стр. 310, кн. III, стр. 130; 1889 г., кн. III, стр. 543, 551, 556; 1891 г., кн. II, стр. 325; 1892, кн. III, стр. 350, 396; 1894, кн. II, стр. 195; "Историч.

Вестник" 1882 г., т. VIII, стр. 10, 28, 33, 35, 243, 245, 246 (статья Е. П. Карповича: "Кн. Ал. Н. Голицын и его время"); "Вестник Европы" 1867 г., № 12, стр. 85. Ан. Ельницкий. {Половцов} Попов, Василий Михайлович д. с. с., директор канцелярии министра внутр. дел и потом директор департамента Народного Просвещения, член Минералогического общества, известный мистик; р. 1771, † 1842 23 апр., в Зилантове мон., в Казани. {Половцов}