Пятаков Георгий Леонидович - Биография

Пятаков Георгий Леонидович

Пятаков Г. Л. (1890—1937; автобиография) — род. 6 (19) августа 1890 г. на Марьинском сахарном заводе (Киевской губ., Черкасского уезда) в семье директора этого завода, инженер-технолога Леонида Тимофеевича Пятакова.

В 1902 г. поступил в III класс киевского реального училища св. Екатерины.

В 1904 г. вступил в ученический революционный кружок неопределенно социал-демократ. характера.

В 1903 г. принимал активное участие в ученическом движении в качестве руководителя "возмущения"; входил в состав общеученического комитета, в то же время участвовал в уличных демонстрациях и митингах.

За руководство "училищном революцией" исключен из училища.

В это время сблизился с анархистами.

За 6 классов сдал экзамен экстерном.

Летом 1906 г. вел активную анархистскую работу среди крестьянской и рабочей молодежи; был руководителем кружка в 50 человек.

Из этого кружка и соседнего, руководившегося Иустином Жуком, выделилась экспроприаторская группа во главе с Жуком. После экспроприации кружки распались.

В 1906—1907 гг. снова поступил в то же реальное училище, но снова был исключен за "дерзкий спор" с училищным попом. В 1907 г. экстерном кончил реальное училище.

Летом 1907 г. анархистский кружок распался.

В Киеве осенью вошел в совершенно автономную террористическую группу в целях убийства киевского генерал-губернатора Сухомлинова.

Однако в это время начинается тяжелый внутренний кризис.

Анархистская практика отталкивала.

Анархистская идеология (я принадлежал к анархистам-коммунистам кропоткинского толка) не удовлетворяла.

Я начал тщательно и в большом количестве изучать революционную литературу.

Огромное впечатление произвели Плеханов — "К развитию монистического взгляда" (еще до этого я был уже материалистом и дарвинистом), и Ленин — "Развитие капитализма" и "Что делать?". После этого я отхожу от анархизма совершенно и сажусь за Маркса.

В это же время, сдав экстерном экзамен латинского языка, поступаю в питерский университет.

Годы 1907—1010 посвящаю исключительно теоретической работе, а именно — изучению Маркса, марксистской литературы, классиков политэкономии (Кене, Смит, Рикардо), современной экономической литературы, хозяйства России, статистики (особенно математической статистики), философии (Спиноза, Кант, Фихте, Гегель и новейшие течения) и др. К 1910 г. я оформился вполне и бесповоротно в качестве ортодоксального марксиста.

Связываюсь с университетскими с.-д. и становлюсь социал-демократом.

В конце 1910 г. происходят университетские беспорядки ("толстовские" и "сазоновские" дни), в которых принимаю активное участие.

Арестован и просидел в административном порядке 3 месяца, после чего исключен приказом министра просвещения Кассо из университета и выслан из Петербурга в Киев. В Киеве в это время произошел большой провал с.-д. организации.

По приезде в Киев нахожу связи, и вместе с Е. Б. Бош, Я. Шильганом и др. образуем инициативную группу для возрождения нелегальной организации.

Находим остатки киевского комитета РСДРП и вместе с ними созываем городскую конференцию, которая оформляет организацию, избирает комитет (в который вошли Е. Б. Бош, Д. Шварц, В. Аверкин, Пигосянц, я и др.) и посылает Д. Шварца на общероссийскую конференцию (январь 1912 г.), созванную большевиками, на которой был переизбран ЦК РСДРП. Нелегальная работа сопровождалась бешеной борьбой с ликвидаторами.

Ленская трагедия дала нам повод выступить открыто (стачка и митинги).

После этого произошел провал организации и комитета.

Я и несколько членов комитета остались на воле. Нужно было возрождать всю работу, что и было сделано; мне лично пришлось быть сразу и секретарем комитета, и хранить нелегальную литературу, и руководить нелегальной типографией, и писать прокламации и печатать их, и восстанавливать связи и вести кружки; одним словом, для нелегальных условий чересчур "разнообразная" работа.

В июне 1912 г. меня и часть комитета арестовали. B ноябре 1913 г. — суд: осужден по 102 статье и приговорен с 5-ю товарищами к ссылке на поселение.

В апреле 1914 г. пришел в ссылку (Иркутская губ.) и в октябре бежал через Японию за границу.

За границу бежал потому, что хотел разобраться в крахе II Интернационала и в международных перспективах, ибо с первых дней войны занял резко интернационалистскую и антивоенную позицию.

В Швейцарию приехал прямо на бернскую конференцию большевиков, в которой принял непосредственное участие и целиком стал на позицию бернских решений.

Затем с Лениным, Зиновьевым, Бухариным и Бош приступили к выпуску журнала "Коммунист". Вышел № 1—2. С Лениным у меня, Бухарина и Бош произошел в конце 1915 г. конфликт по национальному вопросу, а затем по вопросу о дальнейшем ведении журнала "Коммунист". Мы трое заняли неверные позиции.

Журнал прекратил свое существование.

Бухарин, Бош и я переехали в Стокгольм, где вели работу.

После конгресса шведских левых, в подготовке которого мы принимали некоторое участие, шведов арестовали; арестовали Бухарина, а позже меня, Сурица и Гордона.

После ареста нас четверых выслали в Христианию, где меня и застала Февральская революция.

Немедля мы (я и Бош) поехали в Россию.

На границе меня арестовали (ибо у меня был фальшивый паспорт), продержали в тюрьме гор. Торнео 3 дня, а затем под конвоем выслали в Питер. Оттуда я поехал в Киев. Вошел не медля в работу большевистской организации.

Стал председателем киевского комитета с.-д. большевиков и членом исполкома СРД. В сентябре избран председателем киевского СPД. В дни Октября был председателем ревкома.

Арестован юнкерами и казаками вместе с рядом других товарищей.

Освобожден восставшими рабочими и солдатами.

Затем вызван Лениным в Питер для овладения Госуд. банком, что и сделал вместе с Осинским.

До Бреста был сначала помощником гл. комиссара Госуд. банка, а затем гл. комиссаром.

По вопросу о Бресте разошелся с ЦК и отправился воевать на Украину с наступающими немецко-гайдамацкими войсками.

Вступил в отряд Примакова, в котором исполнял разнообразные должности: вел политработу, выпускал с Лебедевым газетку "К оружию!", чинил суд и расправу, ездил в разведку и был пулеметчиком.

К апрелю 1918 г. нас оттеснили к Таганрогу—Ростову.

Здесь собралась инициативная группа товарищей и создала орг. комитет по созыву конференции компартии (большевиков) Украины, а центр. исполн. комитет Украины создал нелегальное рабоче-крестьянское правительство Украины.

В обе организации я вошел и до конца 1918 г. активно участвую в руководстве нелегальной партийной и повстанческой работой на Украине и в создании компартии (большевиков) Украины.

Летом 1918 г. участвовал в подавлении левоэсеровского мятежа.

В декабре 1918 г., когда восстание на Украине, после германской революции, началось, становлюсь председателем временного рабоче-крестьянского правительства Украины.

До июля 1919 г. участвую в партийной и советской работе на Украине.

Во время наступления Деникина назначаюсь членом РВС 13-й армии, а позже комиссаром 42-й дивизии той же армии. После начала разгрома Деникина отзываюсь в Москву, где ненадолго получаю назначение комиссара Академии ген. штаба, а затем вместе с Троцким еду на Урал в 1-ю армию труда. Но началась польская война; в мае 1920 г. меня назначают на польский фронт членом РВС 16-й армии, где я проработал до осени 1920 г. После заключения мира с Польшей меня перебрасывают на врангелевский фронт членом РВС 6-й армии. После разгрома Врангеля получил назначение председателя Центр. правления каменноугольной промышленности Донбасса, с какого времени непрерывно нахожусь на хозяйственной работе (и. о. нач Гута, зам. пред. Госплана, предс. Главн. конц. комитета и с лета 1923 г. зам. предс. ВСНХ). [В 1927 торгпред СССР во Франции.

В 1927 исключен из партии, вскоре восстановлен.

В 1928 заместитель председателя, в 1929 председатель правления Госбанка СССР. В 1930—31 член Президиума ВСНХ, в 1931—32 заместитель председателя ВСНХ. С 1932 заместитель наркома тяжелой промышленности.

В 20—30-х годах член Главной редакции 1-го издания Большой Советской Энциклопедии.

В 1930—36 член ЦК партии.

Необоснованно репрессирован.

В 1937 по делу "Параллельного антисоветского троцкистского центра" приговорен к расстрелу, реабилитирован посмертно.] {Гранат}