Родионов Игорь Николаевич - Биография

Родионов Игорь Николаевич

Родионов Игорь Николаевич Депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ третьего созыва с декабря 1999 г., член фракции КПРФ, член Комитета по делам ветеранов; председатель профессионального союза военнослужащих РФ (избран в декабре 1998 г.); бывший министр обороны РФ (1996—1997), генерал армии; родился 1 декабря 1936 г. в с. Куракино Пензенской области; в Вооруженных Силах с 1954 г.; окончил Орловское танковое училище им. М. В. Фрунзе в 1957 г., Военную академию бронетанковых войск (с золотой медалью) в 1970 г., Военную академию Генерального штаба в 1980 г.; командовал полком, дивизией, армейским корпусом, общевойсковой армией; 1985—1986 — командующий 40-й армией в Афганистане; 1986—1988 — первый заместитель командующего войсками Московского военного округа; 1988—1989 — командующий войсками Закавказского военного округа, военный комендант г. Тбилиси; 1989—1996 — начальник Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил СССР (РФ); в 1989 г. был избран народным депутатом СССР; в июле 1996 г. был назначен министром обороны РФ; в 1996 г. — член Совета обороны РФ; в декабре 1996 г. был уволен с военной службы по возрасту, оставаясь министром обороны РФ; в мае 1997 г. решением Президента РФ был отстранен от занимаемой должности; был избран депутатом государственной Думы по федеральному списку избирательного блока КПРФ; награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" II и III степени, восемью медалями; женат, имеет сына. Перевод генерала И. Родионова указом Президента РФ в разряд "гражданского" министра обороны, официально был преподан как уникальная акция в истории России.

При этом подчеркивалось, что передача военного ведомства в руки гражданского лица демонстрирует дальнейшую демократизацию России.

После утверждения генерала Родионова на посту министра обороны обострились отношения между военным ведомством и Советом обороны, возглавляемым Ю. Батуриным, по вопросу военной реформы.

Совет обороны упрекал военных в нежелании вообще что-либо делать в отношении сокращения численности Вооруженных Сил. Министерство обороны утверждало, что при отсутствии финансовых средств нельзя сокращать армию, а также аппелировало к необходимости сначала разработать концепцию безопасности России, определить, что ей угрожает, а потом уже реформировать армию. В итоге сам Родионов в начале 1997 г. заявил: "Как министр обороны я становлюсь сторонним наблюдателем разрушительных процессов в армии и ничего не могу с этим поделать". В феврале 1997 г. министр обороны И. Родионов так охарактеризовал стратегические интересы России: "В первую очередь, в сферу стратегических интересов России входят независимые государства СНГ, с которыми нас роднит прошлая жизнь в общесоюзном доме. Безусловно, как европейское государство, Россия имеет свои интересы в Центральной и Северной Европе, в сопредельных восточноевропейских государствах.

И планируемое расширение НАТО в этом направлении не может нас не тревожить.

Большая часть российской территории располагается в Азии. Естественно, страны ближневосточного региона, Центральной Азии входят в сферу российских интересов.

То же можно сказать и о госудасртвах Дальнего Востока". Бывший председателем Комитета Государственной Думы по обороне генерал Л. Рохлин, характеризуя И. Родионова, говорил: "Во-первых, это человек, заслуживающий уважения.

Недаром его называют одним из лучших командармов афганской войны. Его вывезли оттуда тяжелобольным, сделали операцию, а он всеми силами стремился вернуться в 40-ю армию. Во-вторых, я его знаю как командующего округом.

Он очень толково и добросовестно делал свое дело. В-третьих, он значительно повысил свой научный потенциал, когда командовал Академией Генштаба.

Отдельная черта характера — выдержанность.

Он не любит рубить сплеча, но, как видите, потихоньку расставляет на ключевые должности профессионалов, и, что немаловажно, людей порядочных". А. Лебедь, который в бытность свою Секретарем Совета Безопасности РФ способствовал назначению И. Родионова министром обороны, позднее определил его как "элитного генерала, который пересидел в Академии Генерального штаба" и за счет этого, с одной стороны, "сохранился незапачканным", с другой — "очень здорово поотстал", а в итоге "когда опять попал в гущу схватки, то напряжения, к сожалению, не вынес".