Ростовцев Яков Иванович - Биография

Ростовцев Яков Иванович

Ростовцев Яков Иванович — генерал-адъютант; род. 28-го декабря 1803 г. и был сыном Ивана Ивановича Р. (см.) и его второй жены, урожденной Кусовой, дочери богатого и влиятельного купца; 4-го сентября 1807 года, вскоре после смерти отца, он был зачислен в пажи Высочайшего двора и отдан в Пажеский Корпус; здесь он отличался наклонностью к шалостям и даже бывал в них коноводом, но учился так хорошо, что 29-го марта І 821 г. получил награду и был назначен камер-пажом. 31-го марта 1822 года Р. был выпущен прапорщиком в лейб-гвардии Егерский полк, где 13-го декабря 1823 года произведен был в подпоручики и назначен казначеем (последнее назначение объясняется тем, что Р. сильно заикался и потому не мог служить в строю), 21-го апреля 1825 года получил должность адъютанта в дежурстве всей пехоты Гвардейского Корпуса, командиром которого был генерал К. И. Бистром.

Часы досуга Ростовцев проводил с князем Е. П. Оболенским, Ф. Н. Глинкой и К. Ф. Рылеевым и принимал участие в их спорах и беседах на политические темы. Когда деятельность тайного общества, после смерти Александра І, оживилась и стало ясно, что члены его собираются перейти от слов к делу, Ростовцев понял, что дальнейшее его пребывание в этом кружке грозит ему гибелью, и 24-го ноября 1825 года, на предложение князя Е. П. Оболенского вступить в тайное общество членом ответил отказом.

Но боязнь, что дружба с Оболенским может навлечь на него подозрение в участии в замыслах тайного кружка, заставила Ростовцева довести до сведения Великого Князя Николая Павловича о готовившемся восстании. 12-го декабря, в 8 часов вечера. он явился во дворец и передал Великому Князю письмо, в котором были изложены намерения тайного общества и просьба о том, чтобы Великий Князь Константин Павлович прибыл в Петербург и публично, перед войсками, отказался от престола. 14-го декабря Ростовцев участвовал в рядах войск, оставшихся верными Николаю Павловичу и подавлявших восстание, был ранен и увезен домой. 18-го декабря он был произведен в поручики, а 19-го января 1826 года, по распоряжению генерала Бистрома, отчислен от должности адъютанта и переведен в строй. Во время следствия над декабристами, из боязни быть замешанным ими в дело, Р. написал Императору письмо, где доказывал, что он не только не мог быть участником заговора, но даже не мог быть уверенным в его существовании. 28-го января 1826 г. Ростовцев, по личной просьбе, обращенной к Императору, был назначен состоящим при особе Великого Князя Михаила Павловича, а 1-го января 1828 г. был утвержден его адъютантом.

С 1-го мая 1828 г., в качестве адъютанта Великого Князя, Ростовцев участвовал в Русско-турецкой войне, был при осаде Браилова, Шумлы и Варны и за этот поход получил орден св. Владимира 4-ой степени, а 26-го октября, по возвращении в Петербург, был произведен в штабс-капитаны.

С 11-го апреля 1831 г., с отрядом Гвардейского Корпуса, Р. участвовал в Польской войне — в боях при Якацах (6-го мая), при Жолтках (9-го мая) и в штурме Варшавы 25-го и 26-го августа.

За эту войну он был произведен в капитаны (25-го июня) и получил орден св. Анны 2-ой ст. В ноябре этого же года Ростовцев прибыл, с докладом Государю о ходе дел в Польше, в Петербург, где уже и остался и 23-го декабря был назначен дежурным штаб-офицером Управления Главного Начальника Кадетских Корпусов Великого Князя Михаила Павловича, с оставлением его адъютантом; 8-го ноября 1832 г. Р. был произведен в полковники, 7-го апреля 1835 г. назначен исправляющим должность Начальника Штаба Его Императорского Высочества Главного Начальника Кадетских Корпусов, а 29-го марта 1836 г. утвержден в должности.

В июле месяце 1836 г. начал издаваться, под руководством Ростовцева, "Журнал для чтения воспитанникам старшего и среднего возрастов Военно-Учебных Заведений"; ходатайство педагога В. П. Бурнашева об издании журнала для младшего возраста было отклонено, и Ростовцев, отнесшийся сочувственно к этой идее, мотивировал отказ отсутствием в Главном Управлении денежных средств.

В 1838 г. Штабом Его Высочества был разработан проект "систематического уложения по управлению и устройству военно-учебных заведений" и составлено, по поручению Великобританского правительства, на французском языке, "подробное обозрение наших военно-учебных заведений, дворянских, кантонистских и морских"; за эти работы Я. И. Ростовцев получил (22-го апреля 1838 г.) денежную награду. — 16-го апреля 1841 г. Р. был произведен в генерал-майоры. 25-го марта 1843 г. было утверждено Государем разработанное Штабом Его Высочества" Положение о кадетских корпусах", по которому Великому Князю было присвоено звание "Главного Начальника Военно-Учебных Заведений", а Ростовцеву — Начальника Штаба этого управления.

При Главном Начальнике был образован "Совет военно-учебных заведений", на членов которого (равно и на Начальника Штаба) была возложена обязанность инспектирования всех военно-учебных заведений, для чего была составлена подробная инструкция.

За разработку этого "Положения" Ростовцев 28-го марта 1843 г. был награжден орденом Станислава 1-ой степени, а 6-го декабря того же года получил, за выслугу лет, орден св. Георгия 4-ой степени.

В 1843 г. он ездил за границу, 6-го января 1845 г. назначен был членом Главного Совета женских учебных заведений, а 10-го апреля 1846 г. — членом Комиссии по сокращению переписки в войсках, с оставлением во всех прежних должностях, а вскоре был награжден орденом св. Владимира 2-ой степени (20-го декабря 1847 г.). 24-го декабря 1848 г. утверждено было составленное Ростовцевым "Наставление для образования воспитанников военно-учебных заведений", где даны были указания: преподавателям — как и чему учить, а директорам — чего требовать от преподавателей и как проверять их деятельность. 1-го января 1849 г. Ростовцев получил звание генерал-адъютанта, а 19-го сентября того же года был назначен Начальником Штаба Наследника Цесаревича, который, после смерти Великого Князя Михаила Павловича, занял должность Главного Начальника военно-учебных заведений.

Это было время реакции, наступившей в России после событий 1848 года, когда и Ростовцев должен был сложить свое прогрессивное знамя и в деле образования юношества начать движение назад: программы были сокращены до минимума, и вся цель обучения была направлена к тому, чтобы согласовать науку с официальными требованиями власти.

В учебных заведениях, даже высших, были введены наставники-наблюдатели за профессорами, которым вменялось в обязанность контролировать образ мыслей профессоров и о малейшем проявлении либерализма доводить до сведения административных властей. 24-го сентября 1849 г. Ростовцев был награжден золотою табакеркой, усыпанной бриллиантами, с портретом Государя, 11-го октября назначен был членом Комитета для пересмотра учреждений Министерства Народного Просвещения и 6-го декабря 1850 года произведен в генерал-лейтенанты.

В 1851 г. он получил орден Белого Орла, а в 1853 г. — орден Александра Невского и 26-го февраля того же года назначен был Членом Совета Императорской Военной Академии. 22-го февраля 1855 г., после смерти Императора Николая I, он получил звание Начальника Главного Штаба Его Императорского Величества по Военно-Учебным Заведениям, с правами и обязанностями, присвоенными Главному Начальнику военно-учебных заведений Положением 1843 года, а 24-го февраля зачислен был в списки 1-го Кадетского Корпуса.

Когда, после неудачной Крымской войны, наступила эпоха реформ в государственной и общественной жизни страны, Ростовцев мог снова вернуться ко взглядам на образование и воспитание юношества, господствовавшим до 1848 года: во внутренней жизни военно-учебных заведений было сделано много улучшений как в области воспитания, так и обучения, были открыты военные училища и 22 училища для призрения детей нижних воинских чинов. 27-го марта 1856 г. Ростовцев был назначен членом Государственного Совета и присутствующим в Комитете Министров и награжден бриллиантовым перстнем с портретом Императора; 14-го февраля 1856 г. назначен членом Комитета о раненых, 7-го апреля — членом Комитета для обсуждения вопроса об офицерских браках; 3-го мая — членом особого Комитета по обсуждению вопроса, относящегося до устройства юнкерских училищ, 26-го сентября получил алмазные украшения на орден Александра Невского, а 2-го ноября назначен главным попечителем инвалидного дома Овсянникова, 17-го апреля 1858 года награжден орденом Владимира 1-ой степени и 8-го ноября 1859 года произведен в генералы от инфантерии.

К этому же году относится издание 3-го и последнего тома "Узаконений по военно-учебным заведениям". Тогда же Ростовцев был привлечен и к делу освобождения крестьян в качестве члена "Секретного Комитета", образованного 3-го января 1857 года и переименованного 8-го января 1858 года в "Главный Комитет". Он пробовал уклониться от этой обязанности, так как сам не владел крестьянами и не интересовался их положением, а потому имел об этом вопросе лишь слабое представление, но Император Александр II настоял на своем желании, и Р. должен был согласиться: по словам Товарища Министра Внутренних Дел Левшина то было время, когда "всякий думал только о том, чтобы угодить Царю, а своим мнением не дорожил совершенно". Первая резолюция Секретного Комитета, 18-го августа 1857 года, под которою подписался и Ростовцев, имела целью затянуть дело освобождения на многие годы. С назначением в Секретный Комитет членом Великого Князя Константина Николаевича дело стало быстро подвигаться вперед, и с этого момента Ростовцев, являясь его ближайшим сотрудником, стал сознательнее относиться к крестьянскому вопросу: он начал читать соответствующие книги, вести беседы с знатоками крестьянского дела и, благодаря этому, к 15-му июля 1858 г., когда он был назначен членом Особого Комитета из четырех лиц, он явился туда с запасом нужных знаний, ярым поборником идеи освобождения и ревностным исполнителем царской воли — не "токмо за страх, но и за совесть". Есть указания, что в мае 1858 года, в Дрездене, сын Ростовцева перед смертью завещал своему отцу просьбу загладить поступок своих молодых лет и посвятить всю жизнь бескорыстному служению народному благу. За границею Ростовцев знакомился с иностранной литературой по крестьянскому вопросу и приобретаемыми познаниями делился и письмах с Императором, Поддерживая в нем этим энергию и решимость довести дело освобождения до благополучного конца, невзирая ни на какие препятствия.

Письма эти, впрочем, отличаются некоторою спутанностью понятий, желанием освободить крестьян так, чтобы не обидеть и помещиков, но зато в них чувствуется вера в необходимость этого освобождения, которое Ростовцев стал называть не иначе, как "святым делом". С сентября 1858 года он принялся за работу; результатом этих занятий явилась собственная записка его: "Ход и исход крестьянского вопроса", с дополнением к ней, и "Общее положение об освобождении крестьян", из 12-ти пунктов, послужившее основанием для дальнейших работ редакционных комиссий 1859 года. Изучая присланные Губернскими Комитетами постановления, Ростовцев пришел к заключению, что поручить разработку уже составленного им "Общего Положения" этим Комитетам — значить отложить разрешение вопроса об освобождении на неопределенное время, а потому 1-го января 1859 года он представил Императору Проект образования правительственных редакционных комиссий, куда были бы Приглашены члены Губернских Комитетов, но не только от реакционного большинства, но и от либерального меньшинства. 17-го февраля проект Ростовцева был утвержден, а сам он был назначен Председателем Редакционных Комиссий.

Заседания этих Комиссий открылись 4-го марта, — и с этого момента дело освобождения всецело перешло из Главного Комитета в Редакционные Комиссии. 8-го сентября 1859 года уже были закончены и поднесены Государю 3 тома первого периода занятий Редакционных Комиссий.

Между тем, у Ростовцева начала развиваться болезнь — карбункул, и здоровье его с каждым днем ухудшалось, так что с октября он уже не мог выходить на улицу, а бывал только на заседаниях комиссий, которые происходили в здании 1-го Кадетского Корпуса, где он и жил. 23-го октября он написал Императору письмо с изложением хода работ по крестьянскому делу, где делал любопытное сравнение взглядов членов Редакционных Комиссий со взглядами депутатов от дворян и Губернских Комитетов: "Первые, говорит он, при решении вопросов исходят из права государственного и государственной необходимости, а вторые — из права гражданского и частных интересов". Во всех спорных вопросах Ростовцев старался склонять большинство голосов в пользу крестьян, исходя из того, что потом найдется много охотников и достаточно сил, чтобы перерешить вопросы в пользу помещиков. 14-го ноября 1859 года он присутствовал в последний раз в зале заседаний Редакционных Комиссий, а с этого дня ограничивался только непродолжительными совещаниями перед началом заседаний с членами Комиссий у себя на квартире.

Со 2-го декабря, по настоянию врачей, ему пришлось прекратить и эти совещания, и уже до самого дня смерти, 6-го февраля 1860 года, Р. не вставал.

Лежа в постели, он еще писал Императору письма и диктовал своему секретарю "записку" с изложением того, что уже сделано по крестьянскому вопросу, и с указанием дальнейшего пути, по которому, по его мнению, было необходимо идти, чтобы с честью окончить "святое дело". С 1-го февраля 1860 г. Р. был уже без сознания и не мог подписать своей "записки", но Государь, присутствовавший при его кончине, взял ее с собою, велел отпечатать и разослать всем членам Главного Комитета и Редакционных Комиссий для ознакомления и руководства.

Эта записка была отпечатана с таким заглавием: "Всеподданнейшая записка Председателя Редакционных Комиссий генерала Ростовцева, представленная Его Императорскому Величеству 6-го февраля 1860 г." (см. "Русский Архив" 1868 г., №№ 7 и 8). К сожалению, после смерти Р. работы Редакционных Комиссий приняли другое направление, и почти все планы этой "записки" остались невыполненными.

Как человек, Я. И. Ростовцев отличался доступностью и справедливым отношением к своим подчиненным.

Известен его приказ от 28-го января 1857 года, где он извиняется перед Директором Кадетского Корпуса за несправедливо сделанный ему выговор.

Образование он считал необходимым не только чиновникам, но также дворянам и купцам; царскую власть он идеализировал и называл ее орудием Провидения, а приказания этой власти ставил выше велений совести человека.

Этим отчасти объясняется та двойственность в его деятельности, когда он увольнял талантливых, по его мнению, преподавателей за высказанное ими несочувствие распоряжениям уже покойного Императора, и вместе с этим созывал съезды педагогов для публичного обсуждения вопросов воспитания и образования юношества.

Он не обладал большими познаниями, но во всякое дело, за которое брался, вкладывал душу и отдавался этому делу с юношеским энтузиазмом.

Если он начал свою жизнь с бессознательного поклонения суровой действительности, то во всяком случае кончил ее, как борец за народное благо и свободу.

Есть указания, что Р. это делал из эгоизма, из боязни строгого над ним суда потомства и из желания занять почетное место на страницах истории, — но этим он платил дань своему времени и той среде, в которой воспитался и жил. Ростовцев никогда не считался с чинами или происхождением, а всегда окружал себя людьми, сочувствовавшими его идеям, и был неутомим в труде. Наконец, он обладал незаурядным литературным талантом, и если не оставил большого литературного наследства, то только потому, что на свои занятия поэзиею и литературой смотрел, как на забаву.

В 1820-х годах в различных журналах печатались его мелкие стихотворения.

На литературное поприще Р. выступил в 1821 г., еще будучи камер-пажом, когда в февральской книжке журнала "Невский Зритель" появилось его стихотворение "Тоска араба по милой", о котором в майской книжке того же журнала (в которой было напечатано стихотворение Р. "Осень") поместил целую восторженную статью некто И. В — в, не находивший слов для похвалы опыту молодого поэта. В "Сыне Отечества" 1821 г. (ч. 68, № 12, стр. 232—233) помещено было стихотворение Р. "К зоилам поэта" (Жуковского); в "Московском Вестнике" 1828 г. (ч. IX, № 10, стр. 117—119) — стихотворение "Тоска души"; стихи и. С. T—ву (1849) напечатаны в "Русской Старине" 1870 г., т. II, стр. 90—92; послание к А. Н. Креницыну (1853) — там же, стр. 91—92; им написана трагедия "Персей" (отрывок опубликован в "Сыне Отечества" 1822 г., ч. 78, стр. 268—280; перепечатано в "Собрании новых русских стихотворений, вышедших в свет с 1821 по 1823 год", СПб. 1824 г., ч. I, стр. 114—129; отд. изд., СПб. 1823 г.); в "Московском Вестнике" 1827 года (т. IV, № 14, стр. 129—135) напечатаны отрывки из другой его трагедии: "Князь Димитрий Пожарский", а в журнале "Благонамеренный" за 1821 год (кн. 15) — "Отрывок из Арнольдовой трагедии Оскар". Кроме того, известны его шуточные стихотворения, написанные разным лицам по различным поводам.

Скажем также, что Р. водил знакомство с Гречем, Булгариным (письма к нему Ростовцева см. в "Русской Старине" 1901 г., № 2, стр. 386—387) и H. B. Кукольником, был в приятельских отношениях с Жуковским; на его руках умер Крылов, за которым Р. трогательно ухаживал во время его предсмертного недуга и который назначил его своим душеприказчиком; по его же инициативе и ходатайству воздвигнут Крылову памятник в Летнем саду (см. письмо Р. к Жуковскому в "Русском Архиве" 1875 г., кн. III, стр. 370). В "Русском Архиве" 1873 г., кн. І, стр. 460—461, напечатан "Отрывок из моей жизни" Я. И. Ростовцева (тут же переписка его с князем Е. П. Оболенским и опровержения статей о нем "Колокола"). В 1849 г. Ростовцев был членом следственной Комиссии по делу Петрашевского.

Ростовцев умер в Петербурге 6-го февраля 1860 г.; он похоронен в церкви Св. Духа Александро-Невской Лавры; на гробницу его, по повелению Александра II, положена золотая медаль "за труды по освобождению крестьян" и прибита медная доска с вырезанным на нем рескриптом Имп. Александра II от 23-го апреля 1861 г., коим вдова Ростовцева и его потомство возведены были в графское Российской Империи достоинство.

Он был женат на дочери Выборгского губернатора, Вере Николаевне Эминой (род. 21-го мая 1807 г., умерла 2-го февраля 1888 г.), племяннице известного писателя-драматурга H. И. Хмельницкого, и имел двух сыновей — графов Николая и Михаила Яковлевичей.

Ростовцев был членом Общества Поощрения Художеств, действительным членом Императорского Русского Географического Общества, почетным членом С.-Петербургского, Московского и Киевского Университетов, Академии Наук, Академии Художеств, Императорской Публичной Библиотеки, Комиссии для издания древних актов в Киеве и Киевского Общества Древностей.

В здании 1-го Кадетского Корпуса существует зал, посвященный имени Ростовцева, с его портретом и бюстом. "Русский Архив" 1873 г., № 1 (Два документа из бумаг И. И. Р.), 1886 г., № 7 (Первые шаги освобождения помещичьих крестьян в России), 1868 г., стр. 1214—1246 (Последняя записка генерала Р.), 1906 г., № 1, стр. 160, № 4, стр. 610; 1902 г., № 5, стр. 161 и 162 и № 7, стр. 476, 1886 г., т. II, стр. 200, 220, 353—404 и т. III, стр. 180 и 185; М. Лалаев, Исторический очерк военно-учебных заведений, ч. II; А. Скребицкий, Крестьянское дело в царствование Императора Александра II, 1862—1868, Бонн на Рейне; H. П. Семенов, Освобождение крестьян в царствование Императора Александра II, 3 тома, СПб. 1889—1893 г.; "Русский Вестник" 1866 г., № 2 (Болезнь и кончина генерала Р.), 1862 г., № 8, стр. 821—840, 1864 г., № 10, 11 и 12 (статья Н. П. Семенова о деятельности Я. И. Р.); "Русская Старина" 1880 г., т. 27; 1881 г., т. XXX, 1882 г., т. XXXIII и 1884 г., № 2, 3 (Записки сенатора Соловьева);

Празднование по случаю 25-летия службы генерал-адъютанта Ростовцева по управлению военно-учебными заведениями, СПб. 1857 г., 24 стр.; Schnitzler, La mission de l''Empereur Alexandre II et le general Rostoftsof, Paris. 1860, VIII + 158 стр.; "Русская Старина" 1903 г., сентябрь, стр. 537; 1905 г., № 3, стр. 548, 1906 г., июнь, стр. 555, 568, 572—575, 587, 592; 1904 г., май, стр. 386, 388 и 610; 1879 г., т. XXIV, стр. 317—334; 1892 г., № 3, стр. 812; 1889 г., №№ 2, 3, 4, 6 и 9 (Дневник Никитенко); 1890 г., №№ 2, 3, 4, 5, 8, 9, 10, 11 (Дневник Никитенко;

Воспоминания гвард. офицера и Воспоминания Маркова); 1870 г., т. II, стр. 90; "Главные деятели освобождения крестьян" под редакцией С. А. Венгерова, СПб. 1903 г., стр. 30—84; О. фон Фрейман, Пажи за 185 лет, Фридрихсгам. 1897 г., стр. 230—283; "Странник" 1860 г., т. III, № 7, отд. V, стр. 1—4; "Месяцеслов" 1861 г., приложение, стр. 110—113; "Отечественные Записки" 1865 г., кн. 16, стр. 293—294; тоже 1860 г., № 2, стр. 41—42; "Голос" 1868 г., № 260; "Наше Время" 1860 г., № 5; "Древняя и Новая Россия" 1876 г., № 1, стр. 98—98; Schnitzler, Histoire intime de la Russie, Р. 1847, t. I, р. 201 et 216; А. Старчевский, Справочный Энциклопедический Словарь, СПб. 1855 г., т. IX, ч. II, стр. 211—213; Н. Барсуков, Жизнь и труды М. Погодина, кн. XVI и др.; Брокгауз и Ефрон, Энциклопедический Словарь, т. XXVII, ст. 132—133; "Современная Летопись" 1864 г., № 7 (статья П. Семенова о Р.); "Русские военные деятели", т. I, изд. В. Березовского;

Гр. Милорадович, Материалы для истории Пажеского Корпуса. 1711—1875 годов, Киев. 1876 г.; И. И. Ростовцев и его деятельность в крестьянском вопросе, Некролог (Еленева), СПб. 1860 г., 24 стр.; Иванюков, Падение крепостного права; Г. Джаншиев, Эпоха великих реформ, M. 1898 г., 7-е изд.; Материалы для истории упразднения крепостного права, Берлин. 1860 г.; Бумаги по крестьянскому делу M. Позена, Дрезден. 1864 г., стр. 265 и 329; "Исторический Вестник" 1901 г., № 11, стр. 518—522 и 1904 г., стр. 122, 126, 227; А. Мюнстер, Портретная галерея, т. І, СПб. 1865, стр. 75; Г. Геннади, Словарь русских писателей, т. П, М. 1908, стр. 269—270; С. А. Переселенков, Литературная деятельность Я. И. Ростовцева — "Педагогический Сборник" 1918 г., № 8 и отдельные оттиски, СПб. 1913 г.; "Русск. Вед." 1899 г., конец февраля (статья К. Н. Боборыкина о Р.). А. Лосский. {Половцов} Ростовцев, Яков Иванович (1803—1860) — генерал-адъютант, известный деятель крестьянской реформы.

Отец его был директором училищ С.-Петербургской губернии.

Р. воспитывался в пажеском корпусе и начал службу в гвардии. 12 декабря 1825 г. словесно известил императора Николая о заговоре декабристов, не называя имен участников и не преследуя никакой личной цели. В 1828 г. был назначен адъютантом великого князя Михаила Павловича и сопровождал его в турецкой кампании 1828 г. и польской 1831 г.; в 1835 г. был назначен начальником штаба великого князя по управлению военно-учебными заведениями и сохранил эту должность, когда управление военно-учебными заведениями, после кончины великого князя, было вверено наследнику цесаревичу.

По вступлении на престол императора Александра II, главное начальствование над военно-учебными заведениями было возложено на Р., со званием начальника главного штаба Его Императорского Величества по военно-учебным заведениям.

Он заботился об улучшении учебной части в военно-учебных заведениях, привлекал лучших преподавателей, поощрял отправление молодых людей за границу для подготовки к педагогической деятельности; составил свод законов о военно-учебных заведениях (1837), "положение" об управлении ими (1843) и "наставление" для образования их воспитанников (1848). В начале 1857 г. Р. был назначен членом негласного комитета (с 1858 г. — главный комитет) по крестьянскому делу и был одним из трех членов образованной при комитете комиссии, для рассмотрения сообщенных ему проектов и записок (см. Крестьяне).

Он принял это назначение вследствие настояний Государя, желавшего иметь в комитете лицо, пользовавшееся полным его доверием.

Сначала Р. относился недоверчиво к задуманной реформе; это отразилось на составленной им программе деятельности губернских комитетов, по которой за помещиками должны были быть сохранены вотчинные права в большем размере, чем по неутвержденному проекту Ланского; как составление положений о крестьянах, так и приведение их в действие должно быть передано в руки губернских комитетов; применение положений к отдельным имениям имели произвести и объявить крестьянам сами владельцы их; крестьяне получали лишь потомственное пользование усадебной землей.

В июле 1858 г. Р. был назначен одним из четырех членов комиссии для предварительного рассмотрения проектов положений, поступавших из губернских комитетов.

Отправившись летом того же года в заграничный отпуск, Р. посвятил свой досуг изучению литературы крестьянского вопроса, и после того радикально изменил свои взгляды на реформу.

Причины этой перемены в точности неизвестны; есть предположение, что во время пребывания в Дрездене сын его, находясь при смерти, заклинал его действовать на пользу русского народа; возможно также, что, находясь за границей, Р. присмотрелся к быту тамошних крестьян и сравнил его с жизнью русского мужика.

Во всяком случае, по возвращении в Россию Р. является сторонником освобождения, каким его понимали лучшие деятели крестьянской реформы.

Свои мысли Р. изложил в четырех письмах, написанных им Государю из Вильдбада, Карлсруэ и Дрездена (см. Крестьяне).

Извлечение из этих писем, сделанное самим Р., обсуждалось главным комитетом под личным председательством Государя; в том же духе были составлены и правила, данные в руководство комитету.

Когда в начале 1859 г. были учреждены редакционные комиссии, на Р. было возложено председательство в них, с правом дать им внутреннее устройство по его ближайшему усмотрению.

В первых заседаниях комиссий Р. подробно изложил свои мысли об основаниях реформы, одобренные Государем: освобождение крестьян с землею, выкуп при посредстве правительства, сокращение, по возможности, переходного срочно-обязанного состояния, перевод крестьян с барщины на оброк, самоуправление освобожденных крестьян в их сельском быту. Р. начал работу в комиссиях, по его словам, "с молитвою, с благоговением, со страхом, с чувством долга"; до самой своей смерти он давал направление всем их работам, соглашал возникавшие разномыслия; впервые применил гласность при разработке законодательных мер, напечатав "труды" комиссий в количестве 3000 экземпляров для рассылки всем лицам, которые могли оказаться полезными делу. 6 февраля 1860 г. Р. умер, не успев завершить дела реформы, хотя, впрочем, главнейшие части проекта "Положения о крестьянах" были уже выработаны; составленная им перед смертью для Государя записка по крестьянскому делу послужила, по Высочайшему повелению, наставлением для дальнейшей деятельности редакционных комиссий под председательством графа Панина (она была напечатана в небольшом числе экземпляров для членов главного комитета и др. лиц и перепечатана в "Русском Архиве", 1868, и "Русской Старине", 1880, XXVII). После издания положения 19 февраля была возложена, по Высочайшему повелению, на гробницу Р. золотая медаль, установленная за труды по освобождению крестьян; вдова Р. с нисходящим потомством была возведена в графское достоинство.

В 20-х годах Р. напечатал несколько пьес в журналах и трагедию "Персей" (1823); отрывки из его трагедии "Дмитрий Пожарский" напечатаны в 1827 г. в "Московском Вестнике"; два позднейших стихотворения Р. приведены в "Русской Старине" (1870, II). См. Н. П. Семенов, "Деятельность Р. в редакционных комиссиях по крестьянскому делу" ("Русский Вестник", 1864, №№ 10—12); его же, "Болезнь и кончина генерала Р." (ib., 1866, № 2); его же, "Освобождение крестьян" (СПб., 1889—91); Джаншиев, "Эпоха великих реформ" (7 изд., М., 1898); Ф. Еленев, "Я. И. Р. и его деятельность в крестьянском вопросе" (СПб., 1860); его же, "Два документа из бумаг Я. И. Р." ("Русский Архив", 1873, № 1 — между прочим, записка Р. об отношениях его к заговору декабристов); его же, "Первые шаги освобождения крестьян" (СПб., 1886); А. Галахов, "Мои сношения с Я. И. Р., 1850—58" ("Русская Старина", 1879, XXIV); "Записки сенатора Я. А. Соловьева о крестьянском деле" ("Русская Старина", 1880—84); Лалаев, "Исторический очерк военно-учебных заведений" (т. 1, СПб., 1880). Обширное собрание бумаг Р. было сообщено им барону Гакстгаузену для сочинения его о крестьянской реформе в России (Лейпциг, 1866) и издано вполне А. Скребицким ("Крестьянское дело в царствование императора Александра II", Бонн на Рейне, 1862—68). {Брокгауз}