Титов Федор Федорович - Биография

Титов Федор Федорович

— капитан 1 ранга, герой Севастопольской обороны.

Образование получил в морском кадетском корпусе; в 1847 г. был произведен в первый офицерский чин, в гардемарины, в 1849 — в мичманы и вместе с тем назначен на службу в Черноморский флот. В 1850 г. на транспортах "Бзыбь" и "Буг", фрегате "Флора", корвете "Орест" и шхуне "Дротик" совершал переходы из Очакова в Севастополь, плавал и крейсировал в Азовском и Черном морях, в 1851—1853 гг. на той же шхуне "Дротик" корвете "Уриил", бригах "Орфей", "Персей", "Птоломей" и фрегатах "Флора", "Коварна" и "Мидия" совершал крейсерские кампании у абхазских берегов и во время одной из них (1853 г.) участвовал в сражении с тремя турецкими пароходами, после чего на небольшом барказе с командою в несколько человек был послан в укрепление Бомбары, а оттуда в Сухум-кале к начальнику эскадры контр-адмиралу П. М. Вукотичу с донесением о результатах сражения.

Когда началась Крымская война, фрегат "Коварна", на котором тогда находился T., стоял на Севастопольском рейде. С началом блокады порта Т. в составе десантной команды фрегата высадился на сушу и с 11 по 13 сентября 1854 г. был в числе защитников северных укреплений Севастополя. 13 сентября он перешел на Малахов курган и, командуя 4-й ротой десантного стрелкового батальона, стоял на этом опаснейшем месте в течение 17 дней, до 30 сентября, когда, назначенный командиром 10-пушечной № 25 батареи, был переведен на городскую сторону, заняв позицию между 4-м и 5-м бастионами.

При первом бомбардирования Севастополя батарея T. метко посланными снарядами взорвала пороховые погреба на французской стороне, чем обратила на себя всеобщее внимание.

Солдатская молва окрестила батарею именем T., и это название, перешедшее потом и в официальный язык, продержалось до самого конца осады. С этого опасного места Т. 21 ноября был переведен на другое, не менее опасное — назначен траншей-майором по 1-му отделению оборонительной линии. Здесь он обнаружил чудеса храбрости.

Среди всех смельчаков и бесшабашных удальцов, которыми была так богата Севастопольская оборона, T. был одним из самих выдающихся.

Безудержная храбрость, презрение к опасности, "отчаянность" толкали его на самые рискованные вылазки.

Во главе горсти матросов (20 человек), вооруженных мушкетонами, и под прикрытием двух горных "единорогов" в ночь с 29 на 30 ноября он вплотную подступил к неприятельскому редуту № 1 и, произведя некоторые опустошения, всполошив изумленных французов, без всяких потерь возвратился в русские укрепления.

Подобные вылазки, опасные и не всегда целесообразные, ибо, несмотря на сопряженный с ними риск, они, ввиду малочисленности участников, не могли быть богаты успехом, Т. совершал неоднократно.

Только в ночь с 7 на 8 января 1855 г. ему удалось попросить разрешение на вылазку и организовать ее в более обширных размерах.

Во главе пяти рот Тобольского полка и 100 матросов-охотников в эту ночь он произвел нападение на центр французских траншей и стремительным приступом, после кровопролитной рукопашной схватки, из некоторых траншей вытеснил неприятеля.

Понятно, что долго удержаться здесь он не мог; подоспевшие французские подкрепления вынудили отряд отступить.

Отступление совершено было уже не под командой T., так как при схватке из-за второй траншеи штуцерною пулею он был ранен в грудь навылет и с поля сражения унесен полумертвым.

Тщательность медицинского ухода спасла ему жизнь, чему немало способствовали, конечно, его молодость и крепость организма.

К началу декабря он уже значительно оправился и на правах раненых был прикомандирован к морскому корпусу.

Однако потеря сил не позволила ему уже более принимать участие в обороне. "За храбрость и неустрашимость при обороне Севастополя" по ее окончании T. был сразу награжден орденами св. Георгия 4-й степени, св. Владимира той же степени с бантом и производством в лейтенантский чин. 14 февраля 1858 г. он был переведен в Гвардейский экипаж с назначением сначала заведующим катерами Императорской фамилии, а затем командиром катерами Его Величества и гвардейских гребных судов. В этой исключительно почетной для лейтенантского чина должности T. пробыл до 15 марта 1860 г., когда был переведен исправляющим должность начальника Петергофского порта и заведующим гвардейскими загородными судами.

Получив ряд знаков отличия и чин капитан-лейтенанта, он в 1869 г., ссылаясь на обостряющуюся болезнь — отзвуки полученной им раны, — испросил отчисления от занимаемых им должностей.

Произведенный в капитаны 2-го ранга (1875) и продолжительным лечением восстановив свои силы, Т. в 1875 г. был назначен начальником того же Петергофского порта, которым оставался до самой смерти, последовавшей 5 января 1880 г. Чин капитана 1-го ранга был получен им 17 января 1875 г. В 1871 г. боровическим земством он был избран на первое и в 1878 г. на второе трехлетие в почетные мировые судьи. "Общий морской список", ч. XII, СПб. 1900, стр. 42—44. — А. Кротков, "Повседневная запись замечательных событий в русском флоте", СПб. 1893, стр. 7, 504, 505, 522. — Ф. Ф. Веселаго, "Очерк истории морского кадетского корпуса", СПб. 1855. — Тотлебен, "Описание обороны Севастополя", т. I, стр. 333, 337, 357. — "В память столетнего юбилея Императорск. военного ордена св. Великомуч. и Победоносца Георгия, 1769—1869 гг.". — "Списки кавалеров Имп. воен, ордена св. Великом. и Побед. Георгия за боевые отличия", СПб. 1869. — Дубровин, "Материалы для истории Крымской войны", СПб. 1871—1873. — Жандр, "Материалы для истории обороны Севастополя". — "Морской Сборник", 1854, № XII, стр. 226; 1855, № II, стр. 265; № IV, стр. 509; 1857, т. II, стр. LXVI. {Половцов}