Вейсман Отто Адольф - Биография

Вейсман Отто Адольф

(барон фон Вейсенштейн) — г.-м., один из лучш. генералов екатерининской эпохи. Год и место его рождения неизвестны, как и обст-ва первых лет его жизни. Известно лишь, что в 1744 г. лифлянд. дворянин В. поступил в рус. армию рядовым, участвовал в Семилетней войне и был дважды ранен при Гросс-Егерсдорфе и Порндорфе.

В 1763 г. В. — уже полковник, а в 1768 г. командир Белозерского пех. п., с которым он и принимает участие в войне с польск. конфедератами (1768). В 1769 г., преследуя один из их отрядов, В. увлекся, перешел тур. границу и сжег м. Балту. Это обст-ство послужило для Турции, подстрекаемой Францией, внешним поводом для объявления войны России.

В. принял в ней участие и рядом блестящих дел зарекомендовал себя отважным, энергичным и искусным военач-ком и был произведен в генерал-майоры.

За отличия при Ларге и Кагуле (в 1770 г.) он был награжден орд. св. Георгия 3 ст. и св. Александра Невского.

В ту же камп. 1770 г. В. во главе отряда, имевшего задачей наблюдение за крепостью Исакчи, смелым и внезап. маневром заставил турок очистить ее. В камп. след. 1771 г. он произвел ряд отважн. поисков за Дунай, причем однажды захватил 170 op., истребил большие запасы продовольствия и нанес туркам сильн. поражение.

Боев. репутация В. упрочилась.

Он был награжден орд. св. Георгия 2 ст. и получил дивизию.

Быстрота его действий заслужила ему в нашей армии прозвище "Ахилла", а среди турок имя его наводило панич. ужас. 1772 г. прошел в бесплод. переговорах о мире, с возобновлением же воен. действий в 1773 г. В. получил назначение перейти с дивизией Дунай у Измаила, подняться вверх по пр. бер. до Гуробала (в 30 вер. от Силистрии) и здесь прикрыть переправу гл. сил армии Румянцева.

В. отлично выполнил это поручение, разбил у Карасу 8-тыс. тур. отряд, наблюдавший за течением реки, и через Гирсово двинулся к Гуробалу.

Стоявший здесь 10-тыс. корпус Османа-паши был атакован им во фланг и сбит, вследствие чего переправа нашей армии через Дунай была совершена беспрепятственно.

Однако при дальнейш. движении ее к Силистрии В. должен был сдать дивизию старшему в числе г.-поручиков Ступишину и был назначен начальником ав-рда армии. Осман-паша, оборонявший Силистрию, пытался задержать движение pvc. армии и с 30 тыс. войск занял выгодную позицию в 5 вер. ниже крепости.

Опираясь на нее, он атаковал конницей рус. ав-рд, но В. тотчас построил свои 3 батальона в каре и, отразив все атаки, дал время подоспеть нашей кав-рии и прогнать неприятеля.

Преследуя его, В. дошел до самой крепости, где появление его вызвало большое смятение.

В. не решился, однако, воспользоваться им и с малыми силами занять Силистрию, т. к. гл. силы находились еще в 2 переходах.

С началом же осады крепости В. было поручено, совместно с отрядами г.-пор. Потемкина, Игельстрома и Ступишина, взять окопы на высотах перед кр.-стью, мешавшие начать бомбард-ку. Атака была произведена 18 июля рано утр., но удалась только одному В., который обошел окопы с тыла и выгнал из них турок, колонны же Потемкина и Игельстрома потерпели неудачу.

В. держался в занятых им окопах целый день и очистил их ночью лишь по приказанию Румянцева, когда стало известно о движении Намана-паши с 20-тыс. корпусом из Шумлы на выручку Силистрии.

Отведя свои войска от крепости, Румянцев поручил В. задержать Намана-пашу. В. двинулся против него 21 июня с отрядом в 5 т. ч. и 22-го утр. атаковал его при Кучук-Кайнарджи.

Произошел горячий и упорный бой; янычары прорвали каре, в котором находился сам В., и один из них выстрелил в него из пистолета.

Пуля пробила ему левую руку и сердце.

Падая, он успел только сказать: "не говорите людям". Но смерть его была замечена войсками, которые в ожесточении отбили натиск турок, сбили их с позиции и произвели среди них настоящую резню, не давая пощады даже пленным.

В., по общему признанию его современников, обладал крупными воен. дарованиями и пользовался без-гранич. доверием и любовью войск; имя его было самым популярным в рядах румянц. армии. По складу своего дарования, неустрашимости, быстроте действий и верному глазомеру он представлял много общего с Суворовым.

Румянцев понимал это и заменил последним В. на передовом посту армии у Гирсова, когда она отошла за Дунай. (А. Ф. Петрушевский, Генералиссимус кн. Суворов, СПб., 1884; Фр. Ф. Смитт, Суворов и падение Польши, СПб., 1866). {Воен. энц.}