Винокуров Александр Николаевич - Биография

Винокуров Александр Николаевич

Винокуров А. Н. (1869—1944; автобиография). — Свою биографию я считаю необходимым начать с ранних гимназических годов и даже с детства, так как несомненно в это время заложены были семена моего революционного будущего.

Я вырос в семье революционно настроенной.

Мой отец был убежденный, с большой эрудицией семидесятник.

Не было, кажется, серьезной книги, вышедшей в 60-х и 70-х гг. прошлого столетия, которая не имелась бы в библиотеке моего отца. Там можно было найти сочинения Чернышевского, Добролюбова, Писарева, Сеченова, Карпентера, Бокля, Лассаля, Милля, был также "Капитал" Маркса, на котором впоследствии я изучал марксизм.

В. нашем доме собирались гимназисты старших классов, семинаристы, студенты, молодые революционно настроенные офицеры, велись революционные беседы, читались рефераты.

Все это оказывало на меня влияние и послужило той революционной закваской, которая в будущем сделала из меня убежденного революционера.

Окончив в 1888 году Екатериносл. гимназию, я поступил в Московск. универс. на медиц. факультет.

С 1889 г. я стал завязывать знакомства с радикальными студенческими кружками.

Старая революционная закваска, заложенная в отроческие и юношеские годы, начала давать себя чувствовать. 1889—1890 гг. были годами брожения всего студенчества, в том числе и московского.

Весной 1890 г. вспыхнули студенческие "беспорядки", в которых я принял участие, и вместе с другими демонстрантами попал сначала в "Бутырки", а затем, в числе других "избранных", был выслан в Екатеринослав.

Эти неудачно закончившиеся студенческие волнения явились переломным моментом в дальнейшей моей деятельности, так как опыт этих волнений показал, что для политической борьбы нужно выбирать другие пути. В этот период конца 1890 г. я стал завязывать сношения с доживавшими в то время последние дни народовольческими организациями.

Благодаря им я имел возможность ознакомиться с нелегальной марксистской литературой группы "Освобождения Труда": "Наши разногласия", "Социализм и полит. борьба" и др., которые оказали на меня огромное впечатление и заронили в меня семена марксизма.

Уже в 1891 году я стал переходить на позиции революционного марксизма.

Летом 1891 г. я уже штудирую 1-й т. "Капитала" Маркса и твердо становлюсь на марксистскую почву. В первой половине 1892 г. в Москве образуется один из первых маркс. кружков, из которого в 1893 г. родилась первая московская революционная с.-д. организация.

Я был одним из основателей этой организации.

Путем широкой агитации эта организация развила широкую работу среди рабочих масс. В 1895 г. произошел провал этой организации; вместе с другими товарищами (Лядовым, Мицкевичем и др.) я был посажен в тюрьму и после 2-летнего одиночного заключения был выслан в Вост. Сибирь на 5 лет. Необходимо добавить, что с конца 1894 г. до июня 1895 г. я, высланный из Москвы, проживал в Екатеринославе и там принимал участие в организации первой Екатериносл. рабочей организации, которая также провалилась в конце 1895 г., и я был привлечен также по этому делу. Тюрьма и ссылка были для меня, как и для многих других, университетом по углублению моих познаний в марксизме.

Из ссылки мне пришлось реагировать на критику марксизма со стороны "Нов. Слова", "Жизни", "Русского Богатства", в котором, особенно в то время, подвизался Виктор Чернов.

Мои статьи о диалектике, на которую был открыт поход в "Новом Слове", не были приняты редакцией.

Я принялся за большую работу по эконом. материализму, которая была послана в журнал "Научн. Обозрение", но которой по цензурным условиям не пришлось увидеть света в полном объеме.

Позже, в 1902 г., по возвращении из Сибири, мне удалось издать через Екатериносл. научное О-во извлечение из этой работы: "К вопросу об экономич. материализме", в котором я защищал ортодоксальную позицию марксизма.

Вернувшись в 1902 г. из ссылки, я не мог поселиться ни в Москве, ни в Екатеринославе вследствие изъятия до 60 пунктов из моего местожительства.

Заехав с семьей в Екатерииослав, я через неделю по требованию полиции должен был выехать в Кременчуг.

Здесь я пробыл около 1/2 года, завязав сношения с местными революц. организациями и работая в местной с.-д организации искровского направления.

Попытка моих знакомых, среди которых были местные земские деятели, устроить меня на службу в земстве, потерпели фиаско, так как администрация меня не утвердила.

Мои попытки вернуться в Екатеринослав опять кончились высылкой, и я должен был для изыскания источников существования обратиться к частной врачебной практике, которая второй раз выручила меня из тяжелых материальных условий.

Однако развить практику в чужом городе было очень трудно, и мне пришлось временно, до истечения срока запрещения проживания в больших городах, в том числе и в родном моем городе Екатеринославе, поступить на службу в небольшое еврейское местечко (Корму) Могилевской губ., Рогачевского уезда, где я пробыл 2 года, почти оторванный от революционной работы.

Здесь я столкнулся с братьями П. Н. Лепешинского, революционно настроенными в духе революц. марксизма.

В этот вынужденно пассивный период своей жизни я написал несколько марксистских вещей: упомянутую выше брошюру "К вопросу об экономическом материализме", "Краткую историю капитализма", начатую еще в тюрьме, "Професс. гигиену" и др., часть которых была издана, часть не прошла через цензуру.

В 1905 г. я вернулся в Екатеринослав и принял участие в революционной с.-д. работе по большевистской фракции.

Здесь я пробыл до середины 1908 г., принимал участие в организации фабрично-заводской медицины, перешедшей в это время в руки рабочих, выставлялся выборщиком во 2-ю Госуд. Думу, а в третью Думу был выставлен кандидатом от большевистской фракции.

С конца 1907 г., когда начался отход с.-д. интеллигенции, мне пришлось принять ближайшее участие в большев. с.-д. комитете, издавать прокламации и проч. К концу 1908 года я переехал в Ленинград и в этот тяжелый для нашей партии период принимал участие в професс. движении, в страховом рабочем движении большевистск. направления, работая в "Правде", "Вопросах страхования", "Просвещении". Осенью 1916 г. вместе с ред. "Вопросов страхования" и активными деятелями по рабочему страхованию большев. направления (Подвойский, Осипов и др.) я был по доносу провокатора Черномазова арестован и выпущен 1 января 1917 г. Перед самой февральской революцией, 24—25 февраля, я опять был арестован во время поголовных арестов в Ленинграде.

Всероссийская охранка думала обезглавливанием революционных организаций задушить революцию, но на этот раз ей этого не удалось. 28 февраля революция победила, и я вместе с другими товарищами был освобожден вооруженными рабочими из тюрьмы.

В течение 1917 г. я продолжал принимать участие в революционном большевистском движении, ведя борьбу с меньшевизмом и откалывая от него рабочие массы на рабочем страховом фронте.

После октябрьской победы я был назначен членом коллегии НКТруда по отделу страхования.

Кроме того, в это время я был председ.

Совета врачебных коллегий, которому пришлось заняться роспуском старых медицинских органов и закладкой основ для будущего НКЗдрава.

В это же время я был избран первым председ.

Ленинградской большевистской Городской Думы. В апреле 1918 г. я был назначен народн. комиссаром Призрения и провел преобразование этого наркомата в Наркомсобез.

В 1921 г. был направлен на работу по борьбе с голодом в ЦКПомгол, и в этой области по борьбе с последствиями голода и неурожая продолжаю работать и теперь.

Кроме того, с января 1924 г. назначен председателем Верховного Суда Союза ССР. [С 1938 начальник отдела санитарного просвещения Наркомздрава СССР.] {Гранат} Винокуров, Александр Николаевич Род. 1869, ум. 1944. Политический деятель, социал-демократ, один из организаторов московской и Екатеринославской соц.-дем. организаций.

Нарком социального обеспечения РСФСР (1918—21), председатель Верховного суда СССР (1924—38).