Айхенвальд Юлий Исаевич - Биография

Айхенвальд Юлий Исаевич

(род. 1872) — русский критик-импрессионист.

Окончил Новороссийский университет по историко-филологическому факультету, сотрудничал, в журнале "Вопросы Философии и Психологии", перевел на русский яз. сочинения Шопенгауэра; критико-литературные статьи помещал в "Русской Мысли" и других периодических изданиях.

Теперь находится в эмиграции.

Главные работы: "Силуэты русских писателей", 3 выпуска (1-е издание в 1907) и "Пушкин" (1908). Взгляды на роль и пути критики высказаны А. в введении к 1-му выпуску "Силуэтов". История литературы как наука А. отрицается, отрицается и возможность введения в оценку литературных произведений каких-либо объективных критериев.

Писателей А. рассматривает без всякой связи с их биографией, средой и эпохой и вне литературных школ: ко всем одинаково предъявляются одни и те же требования, продиктованные эстетическими взглядами критика, его личным вкусом.

Статьи А. — изображение того, что он сам пережил, передумал, перечувствовал, вспомнил при чтении такого-то стихотворения, такой-то книги, и эти субъективные впечатления часто выдаются за итоги всестороннего анализа.

В статьях А. можно встретить подчас и интересное замечание, но нет историчности, нет социального анализа рассматриваемых фактов, освещенных литературным произведением, и это вытравление общественного момента в комплексе явлений, подлежащих изучению критика, весьма характерно и для А. и для той литературно-политической группы, к которой он принадлежал.

Как стилист А. питает склонность к пышным образам, распространенным сравнениям, метафоре.

Любопытно в статьях А. явление своеобразной мимикрии: о Пушкине он говорит словами, взятыми из пушкинских стихов (кавычки упразднены А.), фраза А. о Гоголе строится по образцам гоголевского синтаксиса, и т. д. Разбор А. художественных произведений должен быть отнесен скорее к области литературы художественной, чем к области научной прозы: это в значительной степени лирика, черпающая вдохновение из книжных источников.

Лит.: Львов-Рогачевский В., Самовдохновенная критика, в книге "Снова накануне", М., 1913, стр. 137—141; Неведомский М., Зачинатели нашей критики, в сб. "Зачинатели и продолжатели", 1919, стр. 383—394; Полянский В., Бессмертная пошлость и похвала праздности, в журнале "Под Знаменем Марксизма", 1922,кн.4, стр. 101 — 108. Спор о Белинском (А. выступил с очень резкой характеристикой Белинского как критика) нашел отражение в ряде статей, разбивших доводы А.: Ляцкий Е., Господин Айхенвальд около Белинского (в журнале "Современник", 1914, кн. 1); Бродский Н., Развенчан ли Белинский? (журнал "Вестник Воспитания", 1914, кн. 1); Иванов-Разумник, Правда или кривда, 1913, кн. 12. К. Бархин.

Айхенвальд, Юлий Исаевич [1872—] — литературный критик, пользовавшийся большой популярностью и влиянием в 1905—1917, в эпоху господства модернизма и эстетизма в русской литературе.

А. окончил Новороссийский университет, написал диссертацию о Локке и Лейбнице, в которой выступает типичным идеалистом; по переезде в Москву был секретарем философского общества и сотрудником идеалистического журнала "Вопросы философии и психологии", одно время — помощником редактора "Русской мысли" при В. А. Гольцеве, опубликовал ряд философских работ, между прочим перевел сочинения Шопенгауэра.

Известность А. приобрел, когда от философии перешел к лит-ой критике и стал печатать критические фельетоны в "Русских ведомостях", "Речи", "Русской мысли" и др. кадетских изданиях.

Статьи эти были собраны им в ряде сборников под общим заглавием "Силуэты русских писателей" и "Этюды о западных писателях" и др. А. — критик-импрессионист.

Он отвергает какую бы то ни было закономерность литературных явлений, возможность построения историко-литературной науки и называет литературу "беззаконной кометой в кругу расчисленных светил". Среда, социальные условия, не имеют никакого влияния на то, что представляется А. самым существенным в художественном произведении — на творческую индивидуальность.

Художник "продолжает дело бога, воплощает его первоосновную мысль. Творение еще не кончилось, и поэт, священник искусства, облечен великой миссией вести его дальше, развивать предварительные наброски и планы божества, контуры природы.

Наместник бога на земле, так сплетает он свое творчество с творчеством вселенной". Избрав исходной точкой зрения мистико-религиозное представление о художнике, А. совершенно отвергает всякую связь писателя с исторической обстановкой, с социальной борьбой: "Естественно рассматривать сущность писателя вне исторического пространства и времени". Отвергает А. и психологическое изучение литературы.

Хотя А. и утверждает, что "от психологии должна ожидать себе откровений история литературы", как будто уступая научным требованиям, но он затем указывает, что личность писателя иррациональна, что "всякие старания объяснить писателя безнадежны" и т. д. Не интересуют А. и литературные направления и школы. Писатель одинок, ни на кого не похож, неповторим. "Нет направлений: есть писатели.

Нет общества: есть личности". В конце концов в своем стремлении изолировать личность писателя от всего мира А. впадает в фальшиво-пророческий тон, начинает говорить выспренним жреческим яз.: "писатель — дух, его бытие идеально и неосязаемо; писатель — явление спиритуалистического, даже астрального порядка, ...начало движущееся и движущее..." и т. д. Несмотря на всю эту идеалистическую фразеологию о "боге", "астральном мире", А. дает нередко меткие характеристики и эстетические оценки отдельных художественных произведений.

Октябрьская революция с ее воинствующим материализмом, с ее новыми формами жизни, властно отрицающими самодовлеющее эстетическое созерцание, отрыв искусства и его творцов от действительности, была конечно чужда и враждебна критику.

Сузив невольно понятие культуры до определенных исторических и классовых ее форм, предполагающих буржуазный общественный строй, А. увидал в революции силу, разрушившую идеалы кадетской интеллигенции.

Высланный за границу, он стал помещать в эмигрантских газетах злобные и враждебные статьи против Советской России.

Библиография: I. Силуэты русских писателей, вып. 3, М., 1907—1910; вып. 1, изд. 5-е, М., 1917; Этюды о западных писателях, М., 1910; Отдельные страницы, М., 1910—1911; Посмертные произведения Толстого, М., 1912; Спор о Белинском, М., 1914; Пушкин, изд. 2-е, М., 1916; Слова о словах, П., 1917; Похвала праздности, М., 1922; Поэты и поэтессы, М., 1922 и др. II. Венгеpов С. А., Критик-импрессионист, "Речь", 26 июля 1909; Кранихфельд В., О критике и критиках, "Совр. мир", № 8, М., 1911; Гpифцов Б., Метод А., "Русская мысль", № 11, 1913; Иванов-Разумник, Правда или кривда, "Заветы", № 12, 1913; Бродский Н., Развенчан ли Белинский, "Вестник воспитания", № 1, 1914; Ляцкий Е., Господин А. около Белинского, "Современник", № 1, 1914; Марковский М., И. С. Тургенев с современной точки зрения, "Педагогический сборник", № 5, 1914; Неведомский М., "Зигзаги нашей критики", сб. "Зачинатели и продолжатели", П., 1919; Полянский В., Бессмертная пошлость и похвала праздности, "Под знаменем марксизма", № 1, 1922. П. Коган. {Лит. энц.} Айхенвальд, Юлий Исаевич Род. 1872, ум. 1928 г. Литературный критик и публицист.

Выпускник истор.-филол. ф-та Новороссийского ун-та. Автор множества статей на философские, литературные и педагогич. темы, театральный обозреватель журнала "Русская мысль". Автор работ о русской и западноевропейской литературе ("Пушкин", 1908; "Этюды о западных писателях", 1910; "Поэты и поэтессы", 1922), книги эссе "Силуэты русских писателей" (1906), статей для энциклопедического словаря Гранат.

Выслан за границу (1922).