d637ee0c
Белосельский князь Михаил Васильевич - Биография

Белосельский князь Михаил Васильевич

— воевода; происходил от князей Белозерских; имя Белосельских принял потомок Рюрика в ХІХ колене — князь Гавриил Федорович Белозерский — от владения Белым Селом (в Пошехонском уезде нынешней Ярославской губ.); князь Михаил Васильевич, сын князя Василия Ивановича, принадлежит к XXIII колену Рюриковичей.

Первое известие о нем относится к 1610 г., когда он был воеводой, вместе с кн. Пронским, в Вязьме.

В 1614 г., будучи уже воеводой в Торжке, он был отозван к Москве, но в том же году назначен воеводой в Самару, где пробыл всего один год. К этому времени относятся и сохранившиеся отписки Астраханских воевод — князя Одоевского и Головина к Самарскому воеводе, князьям Белосельскому и Туренину: о намерении Волжских казаков идти с Яика на Иргизские вершины и на Волгу (13 июля 1614 г.), о поражении (Волжских) казаков на Яике и намерении последних идти для грабежа на Волгу (в августе 1614 г.). В 1615 г. Белосельский был отозван из Самары к Москве, а в 1616 г. царь Михаил Федорович указал ему, "по нагайским вестям" быть в Москве "ко деревянному городу", среди других воевод, которым, между прочим, велено было стоять без мест. Кн. Белосельскому вместе с воеводой Ф. Л. Бутурлиным был поручен район от Арбатских до Тверских ворот, причем с ними было 40 человек дворян и детей боярских разных городов и 53 человека дворовых людей. В том же году, в сентябре, он был послан на помощь под Псков в качестве вылазного воеводы для действий против немецких людей, а с ним И. К. Карамышев.

Этот воевода бил челом на М. В. государю, следствием чего была отставка обоих. В 1617 г. Белосельский является, как воевода, в Вязьме; указ об этом назначении дан был ему 28 августа: "быть на государевой службе для промысла над литовскими людьми со стольником и воеводой П. Пронским", с целью очистить Дорогобуж от поляков и литовцев.

Однако Доргобуж был взят королевичем.

Узнав об этом, Вяземские ратные люди, не дождавшись прихода врага, бежали в Можайск.

Воеводы, кн. Пронский и Белосельский, последовали за ними, оставив Вязьму совершенно беззащитной, и в конце октября королевич торжественно вступил в нее. Недовольный малодушием воевод, царь Михаил Федорович послал в Можайск боярина кн. И. Н. Одоевского и окольничего А. В. Измайлова уговаривать ратных людей, а за Белосельским послал Исаака Сунбулова, который должен был привести малодушного воеводу закованным в Москву.

Отсюда же, будучи предварительно высечен, он был сослан в Сибирь; недвижимое же имение его взято от него для раздачи другим.

Но в 1618—19 г. Белосельский был уже возвращен из ссылки.

Далее сведения о нем имеются от 1622 г., когда, 12 июля, он подал в Разряд явочную челобитную, где он жаловался на своего племянника, князя Якова Белосельского, что во время его ссылки в Сибири племянник выпросил у царя конфискованных его лошадей, продал их и вырученные деньги пропил, а пожалованное ему в Галичском уезде поместье сдал, а что получил, то "проворовал"; узнав же о скором приезде дяди из Сибири, хотел уйти на Дон, но несколько раз был водворяем воеводами в Москву к ближним родственникам, но каждый раз снова бежал; чтобы не быть в ответе и опале за его проступки, кн. Белосельский и объявлял государю о поведении племянника.

В 1627 г. кн. Белосельский был назначен воеводой в Березов, где и оставался до 1629 г., когда его сменил Воин Тим. Пушкин.

Вернувшись в Москву, он в октябре этого года получил повеление быть на встрече за городом, по Тверской дороге, французского посла короля Людовика, а затем, был назначен к нему в приставы; до Москвы приставом при после от Пскова, через который посол приехал, был А. П. Окунев: "и в те поры, на встрече, думному дьяку Фед. Лихачеву Окунев бил челом на кн. М. Белосельского в отечестве, что он, Окунев был в приставах у посла до Москвы, а Белосельский прислан с Москвы, а велено ему посла встретить и в приставах быть у того посла, и ему, Андрею, "менши кн. М. Белосельского быть не вместно". По приезде в Москву Окунев бил челом на кн. Белосельского в отечестве, а кн. М. B. бел челом на Андр. Окунева о обороне, что он тем его бесчестит, а "менши его быть ему мочно". Как пристав при после он присутствовал и при приеме последнего царем Михаилом.

В феврале 1630 г. Белосельский по указу царя был в золоте среди других дворян на приеме государем "свийского" посла Антона Монира.

В 1631 г. он — воевода Ржевы Володимеровой; отсюда в 1633 г. Белосельский, вместе с кн. Прозоровским, ходил под Белую. Белая сдалась, о чем воеводами и было донесено государю.

В ответ на это им было приказано, оставив в Белой 200 чел., идти на сход с Шеиным, который должен был остаться под Смоленском, и взять его. Здесь под начальством Белосельского и Прозоровского было 3965 чел., из них 3836 чел. новокрещенов, а остальные татары и стояли они в остроге.

Оттуда же они писали к государю в 1634 г., что в прошлом году, 28 августа, под острог подошли по Зарецкой стороне нижнею Катынскою дорогою король Владислав и королевич Казимир, что они с ними бились и многих побили и взяли в плен. Далее М. B. встречается при сдаче 1-го марта 1634 г. под Смоленском королю Владиславу русского войска.

Он ехал впереди войска на санях, так как был болен. Подъехав к королю, который сам распоряжался размещением войска, он остановился, пропустил мимо себя один полк, пока подъехали остальные воеводы.

Когда русские полки, проходя мимо короля, сложили к его ногам свои знамена, выступили сами воеводы, ударили перед королем челом до самой земли и затем, подступив ближе, выслушивали речи гетмана и самого короля.

А уже 2 марта того же года, т. е. на другой день после церемониала сдачи войска, указал государь расспрашивать боярина М. Б. Шеина, кн. М. В. Белосельского и некоторых других, почему они покинули Смоленский острог.

После казни Шеина кн. Белосельский вместе с Прозоровским приговорен был к ссылке в Сибирь, а жен и детей их приказано было разослать по городам, имения же отобрать на государя.

От смертной казни Б. освобожден был только потому, как сказано в приговоре, что все ратные люди засвидетельствовали о его болезни во время осады Смоленска.

Однако уже в 1637 г. мы снова видим кн. Белосельского при дворе: 30 января, на приеме государем литовского гонца, он "в золоте" состоял при последнем, а 23 августа того же года ему было указано среди других "в золоте" же, состоять при послах литовских Яне Оборском и кн. Сомойле Соколинском во время их переговоров с боярами.

С. М. Соловьев, "История России с древнейших времен", изд. "Обществ.

Пользы", II, 1138, 1139, 1201, 1207; Акты исторические, собранные и изданные Археограф.

Комиссией, СПб., ч. II (1841 г.), 359; ч. III (1841 г.), 33, 38, 318; Акты Московского Государства, изд. Имп. Академии Наук, 1890 г., под ред. Н. А. Попова, т. I, 183, 467, 531, 625; Списки Городовых воевод и других лиц воеводского управления Московского государства XVII ст., состав.

А. Барсуков, изд. 1902 г., 15, 54, 198, 245; Древняя Росс. Вивлиофика, изд. Н. Новиковым, ч. IV 1774 г., 224; Книги разрядные по официальным спискам, изд. II отд. собственной Е. И. В. канцелярией, СПб., 1855 г., т. I, 79, 199, 354—356, 368; II, 97, 205, 378, 385, 388, 389, 454, 529—532, 555, 573; Дворцовые разряды, т. I (1850 г.), 150, 152, 194, 250, 281, 299, 300, 301, 744, 879; т. II (1851 г.), 95, 96, 304, 305, 341, 366, 842, 873, 876; "Временник Имп. Моск. Общ. Истории и Древностей Росс.", кн. 2-я (1849 г.), 79; кн. 3-я (1849 г.), 96; кн. 4-я (1849 г.), 13; Алфавитный Указатель фамилий и лиц, упоминаемых в Боярских книгах, хранящ. в 1-м Отдел. Моск. архива Мин. Юстиции, Москва, 1853 г.; "Русская Историческая Библиотека", СПб., 1872 г. т. І, 751; т. VIII, 1884, 603; Российская родословная книга, изд. кн. П. Долгоруковым, ч. І-я (1854 г.), 217—221; История родов Русского дворянства, состав.

П. Н. Петров, СПб., 1885 т. I, 116, 117. {Половцов}