Чацкий Фаддей Феликсович - Биография

Чацкий Фаддей Феликсович

(Фаддей Игнатий Цезарий Августин Иосиф Иоанн Непомук Онуфрий; Tadeusz Czacki) — тайный советник, основатель Кременецкого Лицея, писатель.

Сын польского подчашего коронного Щенсного (Sezesny = Felix) Чацкого и жены его, Екатерины Малаховской, Чацкий родился 28-го августа (н. с.) 1765 года в местечке Порыцке, Владимиро-Волынского уезда. Мать его вскоре умерла, а отец был во время Барской конфедерации сослан в свое имение Брусилов, а затем в Броды и Полонное.

Вследствие этого Чацкий, как и его старший брат Михаил, получил первоначальное воспитание не в родительском доме, а в г. Данциге, под руководством дяди, великого коронного стражника Франциска Чацкого.

Когда Щенсному Чацкому было дозволено жить в Порыцке, оба сына его вернулись к нему, и здесь началось уже систематическое обучение их под наблюдением иезуита Фаустина Гродзицкого, бывшего раньше преподавателем геометрии в Львовской коллегии, где воспитывался отец Чацких.

Главными предметами занятий были: латинский язык, древнеримская литература и немецкий язык. Любовь к ближнему и горячее стремление к распространению просвещения, которые составляли отличительную черту характера Чацкого, уже и тогда были заметны в будущем основателе Кременецкого Лицея. Двенадцати лет от роду, он на свои деньги нанял для бедных и сирот Порыцка учителя и таким образом положил начало Порыцкой школе. В 1784 году, девятнадцатилетним юношей, Чацкий впервые принял участие в общественной жизни своей родины в качестве члена коронных надворных судов. В то же время Чацкий, сознавая недостаточность полученного им образования, старался пополнить его, изучая в библиотеке Залусских юриспруденцию и политические науки, под руководством известных историков Адама Нарушевича и Яна Альбертранди; параллельно с этим он знакомился с французской литературой и, кроме того, работал в Главном Варшавском Архиве, приводя в порядок акты Коронной Метрики. 30-го апреля того же года Чацкий был выбран в члены рудной комиссии (Kommissya Kruszcowa), что дало ему толчок к изучению естественных наук, а через два года сейм избрал его в члены финансовой комиссии (Kommissya Skarbowa), и это заставило его серьезно заняться финансовыми науками и статистикой.

На этих местах Чацкий проявил очень интенсивную и разнообразную деятельность.

Он предложил сейму посылать ежегодно молодых людей за границу для изучения горных наук, минералогии и металлургии; на свой счет издал гидрографическую карту Польши и Литвы, с указанием течения почти 5000 рек и речек, с означением всего того, что может служить указанием для урегулирования их фарватеров; карта эта стоила до 1000 злотых и находится в настоящее время в С.-Петербурге; кроме того, по его же инициативе была издана на 13 таблицах гидрографическая карта Днестра с промером глубины от Ушицы до Бендер; он первый обратил внимание на необходимость охраны лесов от порубок; он же принимал участие в проведении реформ, облегчающих положение евреев в Польше.

В 1785 году Чацкий был назначен старостою Новогродским, а в 1787 году он объехал Русскую провинцию и Украйну с целью специального ознакомления с их положением и установления контроля над чиновниками; в 1788 году, после перехода к Австрии Бохни и Велички, Чацкий вместе с Кушевским предприняли путешествие для проверки месторождений соли и урегулирования отношений с господарем Молдавским, повысившим цену на этот продукт.

Для устранения последнего обстоятельства Ч. написал письмо к кн. Ипсиланти, доказывая необходимость понижения цены на соль. Об обеих этих поездках он дал финансовой комиссии подробный отчет, к которому приложил доклад под заглавием: "Uwagi о handlu polskiem" (замечания о польской торговле), где, давая исторический очерк торговых отношений Польши, главным образом с Оттоманской Портой, развивал свой взгляд на необходимость самых тесных торговых сношений между обоими государствами.

Впоследствии гр. Адам Красинский передал этот доклад французскому послу в Константинополе графу Шуазелю, прося о воздействии на Порту, но безуспешно; наконец, в 1788 г. Чацкий подал проект о приведении в порядок генеральной кассы, а в 1791 г. самым решительным образом воспротивился покупке на счет государства дворца для русского посланника, о чем даже издал специальную брошюру: "Usprawiedliwienie sie na seymie w materyi kupna palacu poslowi cudzoziemskiemu". Кроме этого, по поручению той же финансовой комиссии Чацкий осмотрел Краковское воеводство, причем составил описание исторического краковского замка. Вся эта сложная и разнообразная деятельность Чацкого принесла сравнительно немного результатов, но виноват в этом был не будущий основатель Кременецкого Лицея. Из писем Чацкого к Августу Негловскому, суперинтенденту коронной казны русской провинции, видно, что все его предприятия были задуманы умно и смело; к сожалению, не все члены финансовой комиссии были похожи на Чацкого и больше занимались интригами, чем делом. За свою деятельность Чацкий был награжден в 1786 г. орденом св. Станислава и в 1791 г. — орденом Белого Орла. В работах четырехлетнего сейма Чацкий не принимал непосредственного участия; он, как и его отец, умерший в 1790 году, не принадлежал к числу энтузиастов-приверженцев так называемой патриотической партии.

Занятия сейма и их характер ему не нравились; конституция 3-го мая не нашла в нем поклонника, так как средства, какими она получила законную силу, не согласовались с его правовыми и политическими убеждениями.

Несмотря на это, он счел своим долгом оставаться на том месте, которое занимал, и 7-го мая 1791 года вместе с другими членами финансовой комиссии принес присягу на верность конституции.

Осенью того же года Чацкий совершенно ясно высказал свое недовольство существующим положением; в одном из своих писем он заявляет, что ищет "деревенского спокойствия, личного счастья семейной жизни"; однако раз приняв присягу, он считал своей обязанностью быть верным ей и поэтому, когда восторжествовала Тарговицкая конфедерация, немедленно вышел из состава финансовой комиссии.

В это же время он женился на Варваре Дембинской, отказался на время от общественной деятельности и занялся составлением библиотеки, собирая в тоже время материалы по истории царствования Станислава-Августа, так как хотел написать исследование об этой эпохе. В 1794 г. имения Чацкого были конфискованы по распоряжению русского правительства, и он уже решил хлопотать о месте профессора в Краковской Академии.

Вскоре, однако, Порыцк ему был возвращен, но остальные имения продолжали числиться за казною, несмотря на поездку его в С.-Петербург и на объяснения с Зубовым.

Император Павел І, по вступлении своем на престол, вернул Чацкому все его поместья, чем последний воспользовался для оказания помощи сосланным в Сибирь соотечественникам, которых и раньше не оставлял без поддержки.

Во время коронации нового Императора Чацкий находился в Москве в качестве делегата от Киевской губернии, подал на имя Государя прошение через кн. Куракина; в прошении он ходатайствовал о забвении прежних вин, о перенесении актов Коронной Метрики по губерниям Подольской и Волынской, об установлении в этих губерниях высшего суда и, наконец, об изменении порядка выборов губернских предводителей дворянства (маршалов).

Прошение это было в значительной своей части удовлетворено.

Из указанных выше фактов мы видим, что Чацкий снова начал заниматься общественными делами.

Кроме этого, в 1800 году по его инициативе и при ближайшем участии Яна Альбертранди, Станислава Солтыка и Ксаверия Дмоховского было учреждено в Варшаве "Towarzystwo przyjaciol nauk" (Товарищество друзей науки) — общество, имевшее целью наблюдение за сохранением чистоты польского языка и распространение просвещения, а в 1802 г. он же основал "Towarzystwo handlowe" — коммерческое товарищество.

В то же время Чацкий усиленно работал над собиранием библиотеки и занимался историческими исследованиями.

Еще будучи на коронации в Москве, он испросил у Станислава-Августа в дар собрание рукописей, систематизированное Нарушевичем, результатом его работы над которыми явилось сочинение "O litewskich i polskich prawach, o ich duchu, zrodlach, zwiazku i o rzeczach zawartych w pierwszym statucie dla Litwy 1529 roku wydanym" (том I, Warszawa, 1800; том II, там же, 1801), труд доставивший автору громкую известность.

Далее, в 1802 г. король прусский Фридрих-Вильгельм разрешил Чацкому заниматься в тайном архиве в Кенигсберге и делать оттуда выписки; плодом этой работы было другое сочинение Чацкого — "Czy prawo rzymskie bylo zasada praw litewskich i polskich?". Вернувшись из Кенигсберга, Чацкий некоторое время занимался собиранием документов и рукописей, имеющих какое-либо отношение к Копернику, и затем, в 1803 г., уехал из Варшавы, где был между прочим членом комиссии, назначенной для подсчета долговых обязательств и устранения разногласий между банками, прекратившими платежи, и их верителями.

Уехал Чацкий в Порыцк с целью специально заняться историей Польши, но с воцарением Александра I открылся новый период его общественной деятельности, и вскоре мы опять застаем его вне родового имения.

В 1803 г. был перереформирован Виленский учебный округ, в состав которого входили Киевская, Волынская и Подольская губернии.

Чацкий, исходя из убеждения, что в основу среднего образования должен быть положен принцип практической приложимости школьной науки к жизни, набросал свой собственный план преподавания, втайне надеясь, что его можно будет провести в жизнь. В то же время Чацкий снесся с известным Коллонтаем (Hugo Kollataj), спрашивая, как он смотрит на дело школьного образования, и прося совета и поддержки.

Отсюда установилась между ними переписка, а затем и личные отношения, которые прекратились в 1805 г. Трудно сказать, что в окончательной редакции учебного плана Чацкого принадлежит ему и что Коллонтаю — во всяком случае, честь его составления принадлежит им обоим. Обменявшись мыслями еще с гр. Игнатием Потоцким, Яном Снядецким, Линде, Ходкевичем и др. и встретив с их стороны сочувствие, Чацкий в качестве визитатора школ Киевской, Волынской и Подольской губ. отослал свой проект для оценки в Виленский Университет и в декабре 1803 г. напечатал его под заглавием "О gymnazyach w Wolynskiej gubernij i innych dla obojej plci ustanowieniach; uczynione przedstawienie przez Т. Czackiego, tej і innych gubernij wizytatora". Проект этот, в кратких словах, сводится к следующему: гимназия делится на классы и курсы; классов четыре, их цель — укрепить память учеников; курсов три, их цель — приучить учащихся к самостоятельной умственной работе.

В первых четыре учителя преподают: польский и латинский языки; русский язык и арифметику; французский язык и основания науки о нравственности; немецкий язык и географию.

Во вторых — ученики первые два года изучают: элементарную математику, логику, всеобщую историю, географию; вторые два года — физику и юриспруденцию; третьи — естественные науки, химию и словесность.

Кроме того, при гимназии должны быть открыты специальные курсы по трем отделам: математический (высшая математика, астрономия, механика, практические: гидравлика и гидростатика); отдел физический (садоводство и полеводство, анатомия, физиология, хирургия, акушерство, ветеринария); отдел филологический (общая грамматика или философия славянского языка, сравнительное языковедение); отдел библиографический.

Помимо этого, по проекту, предполагалось учредить частные уроки рисования, музыки, гимнастики, плаванья.

Еще интереснее план Чацкого, касающийся устройства специальных женских учебных заведений для наставниц.

Признавая большое значение за систематическим женским образованием, он предлагал ввести следующие предметы в программу женских гимназий, общий курс которых должен был продолжаться не менее 7 лет: 1) основания науки о нравственности, 2) грамматика польская, 3) грамматика русская, 4) французский и немецкий языки, 5) искусство писания писем, 6) арифметика, до десятичных дробей, 7) география и история, 8) регистратура (счетоводство), 9) садоводство, 10) домашнее хозяйство и кулинарное искусство, 11) рисование, 12) пение, 14) рукоделие, 15) первые начатки механики.

Чацкий полагал, что количество обучающихся девиц в таких семинариях должно быть очень ограничено и предельный возраст поступления должен быть не старше 12-ти лет. Вскоре после этого Чацкий в сотрудничестве с Коллонтаем обработал "Projekt urzadzenia gimnazyum Wolynskiego i wszystkich szkol, w gub. Wolynskiej zaprowadzic sie majacych" и вместе с донесением "О stanie jeneralnym oswiecenia gub. Wolynskiej i o srodkach urzadzenia i upowszechnienia nauk" подал его в Виленский Университет для оценки и затем для утверждения.

Ожидая утверждения своего проекта и разрешения основать, в избранном им г. Кременце, лицей по вышеуказанному типу, Чацкий собирал пожертвования на школы, искал подходящих учителей, готовил здание для будущего лицея, отвечал на полемику Университета и на критику попечителя округа.

Наконец 29-го июля 1805 г. Император Александр І утвердил проект Кременецкого лицея и особым рескриптом выразил свою благодарность Чацкому за его труды по народному образованию.

К сожалению, средства, собранные Чацким, были недостаточны для покрытия расходов по приведению в исполнение всего его проекта, поэтому решено было отложить открытие школы для гувернанток до более удобного времени и заняться исключительно лицеем.

Согласно утвержденному уставу, учителей в лицее должно было быть 19: 9 старших и 10 младших; ученики, оканчивающие курс наук, подвергаются выпускным испытаниям и, признанные достойными, получают свидетельство от директора, на основании которого Виленский Университет выдает им диплом, имеющий силу во всей России.

Кременецкий лицей был открыт 1-го ноября 1805 г. при громадном стечении народа, но при отсутствии Коллонтая, которого Чацкий ввиду установившихся между ними натянутых отношений не захотел пригласить.

Чацкий выпустил программу преподавания наук на 1805 г. под названием: "Wzor i porzadek nauk, ktore na lekcyach publicznych w gimnazym Wolynskiem od 1 pazdziernika 1805 do ostatnich dni lipca 1806 dawane beda", и в ноябре лицей открыл свою деятельность.

Словесность, анатомия, физиология, хирургия, акушерство, полеводство, садоводство, архитектура и ветеринария не изучались в первое время, вследствие отсутствия преподавателей этих предметов.

Не было устроено также ботанического сада, школы практических геометров и механиков и типографии, как предполагалось в проекте.

Директором лицея был назначен известный математик Иосиф Чех, префектом — Ян Ярковский, бывший профессор Краковской Академии.

В первый год существования лицея учеников числилось 280. Все указанные недостатки лицея волновали Чацкого и заставляли его еще усиленнее работать; он занялся составлением новых школьных проектов, ввел в Кременце совершенно особый институт — "суд учеников", определил отношение учеников к гимназии, написал устав о наказаниях, налагаемых на них, наконец, много времени посвятил отыскиванию молодых людей для командировки за границу с научной целью, надеясь, что они по возвращении будут хорошими учителями в лицее. В 1807 г. Чацкий был сперва в Харькове, затем в Петербурге, где он во время отъезда кн. Адама Чарторижского в Курляндию управлял Виленским учебным округом.

В том же 1807 г. по его инициативе были учреждены две судебно-учебные комиссии, в Вильне и Кременце, имевшие целью изыскание фондов на дело народного просвещения. 27-го июля 1807 года получился указ об основании школы на 36 "практических геометров"; в этой школе предполагалось преподавать: арифметику, геометрию, тригонометрию, алгебру, рисование, языки: русский и польский.

Одновременно имелось в виду открыть еще школу "механиков-практиков", с обязательным курсом арифметики, гидростатики, алгебры, геометрии, механики, гидравлики и физики.

Чацкий предположил, со своей стороны, ввести еще преподавание топографии и законов о межах и границах. 31-го августа вышло разрешение открывать приходские училища по плану предложенному Чацким; план же этот представляет собой видоизменение проекта Коллонтая, с той только разницей, что Чацкий обращал большое внимание на воспитание детей бедной шляхты, в ущерб крестьянским детям. Таким образом, явилась формальная возможность к осуществлению планов Чацкого; к сожалению, скромность средств, собранных главным образом Чацким, не позволяла поставить дело на желательную высоту.

Впрочем, вышеупомянутые судебно-учебные комиссии много способствовали увеличению доходов, предназначавшихся на образовательные цели. Чацкому, благодаря их деятельности, удалось получить 2350000 злотых (около 350000 руб. сер.) для приведения своих проектов в исполнение.

В это же время между Чацким и ректором Виленского Университета Яном Снядецким возникли разногласия из-за имения Сураж, недалеко от Кременца, доходы с которого Чацкий желал употребить на устройство некоторых нововведений в лицее; спор от финансов перешел на недоразумения из-за постановки учебного дела в Кременце, и Снядецкий стал доказывать, что план лицея Чацкого настолько неудовлетворителен, что строить училища по этому типу нет оснований.

Эти разногласия не могли не волновать Чацкого; он продолжал проявлять обычную лихорадочную деятельность; так, он ввел в Кременце преподавание английского языка, склонил управление Межиреченской школы изменить свой учебный план по образцу плана открытого лицея, но положение его становилось все хуже и хуже. Под влиянием Снядецкого многие из обывателей тоже стали высказываться против проектов Чацкого, и наконец 13-го июня 1810 г. Высочайшим рескриптом была учреждена в Житомире комиссия для выяснения вопросов: отвечает ли постановка дела в Кременецком лицее тем надеждам, которые на нее возлагались; наиболее ли подходящее место Кременец для помещения лицея; все ли доходы расходуются на нужды школы? В своем ответе комиссии, напечатанном в конце 1810 г., Чацкий дал самые обстоятельные ответы по всем предложенным пунктам и добился удостоверения, в котором не только свидетельствовалось о его редкой энергии и преданности делу, но отдавалось также должное его бескорыстию и уменью вести дела. В 1810 году умер первый директор лицея, Иосиф Чех; Чацкий предложил в качестве кандидата на освободившееся место Лернета, но последний утвержден не был, и директором был назначен кандидат Снядецкого — Сикорский, что было новым ударом для Чацкого.

В 1811 году съехалась в Вильне университетская комиссия для ознакомления с результатами преподавания наук в Кременецком лицее и, точно так же как Житомирская, дала самый лестный отзыв о деятельности Чацкого.

С тех пор до самой своей смерти Чацкий не переставал заботиться о созданном им училище, вводя там все новые и новые улучшения; он открыл, наконец, типографию при лицее; привел в порядок библиотеку, куда пожертвовал очень много ценных рукописей и книг; устроил " Casino", где учащаяся молодежь могла, под наблюдением учителей, отдыхать от занятий.

В 1812 г., по случаю войны, число учеников значительно уменьшилось, что немало огорчило Чацкого.

В том же году ему удалось открыть гимназию в Киеве; Винницкая же гимназия, на которую он тоже немало истратил энергии, была открыта после его смерти.

Умер Чацкий 8-го февраля 1813 г. в Дубне, от нервной горячки, и похоронен в Кременце.

Чацкий не был новатором-педагогом; новые мысли в его проектах по большей части принадлежат Коллонтаю; заслуга его не в этом — роль его была другая: бескорыстный, гуманный и деятельный, он всю жизнь свою посвятил одному делу и отдал ему все: силы, здоровье и наконец жизнь. Чацким написаны: "О gimnazium w Wolyniskiey gubernii etc "; — "O stanie jeneralnym oswiecenia gubernii Wolynskiej; — "Mowa jw... tajnego konsyliarza... miana 20-go pazdz. 1803 r. w Lucku"; — "Mowa... d. 1-go oktobra 1805"; — "Mowa... o pozytkach z wychowania publicznego, 1806"; — "Odezwy do uczniow wolyn. gimnazyura 1806 i 1808"; — "Odezwy do uczniow gimnazyum wolyn. 1811 i 1812, Krzemieniec"; — "Do uczniow i nauczycielow. 1810"; — "Tlumaczenie sie taynego konsyliarza i kawalera...", поданное в Житомирскую комиссию 1810; — "Mowa... miana d. 30 stycznia 1812 w Kijowie"; — "Uwiadomienie o wolnym konwikcie 1810"; — "Plan szkoly mechaniki praktycznej... 1806"; — "Uwiadomienie o konwiktach w Krzemiencu" 1810"; — "Ustanowienie szkoly ogrodniczej 1809"; — "Mowa miana w imieniu Kommissyi kruszcowey... 26 marca 1785"; — "Mowa w materyi menniczney na Seymie 20 wrzesnia 1791 r. w Warszawie"; — "Mowa... w czasie pierwszego zasiadania na kommissyi skarbu Koronnego J. W. Rocha z Glogowy Kossowskiego etc. 14 Lutego 1791 r."; — "Mowa... jako delegowanego od kom. skarbu koronnego etc. 2 grudnia 1791"; — Kommissya rzeczypospolitey skarbu Koronnego etc. 1791"; — "Odpowiedz na pismo jmci Pana Grumerta w kwestyi czy... p. Zughoer moze bydz umieszezonym w liczbie poslow" etc. 1787"; — "Rapport o poszukiwaniach solnych za St. Augusta 1780" (в "Dzienniku Handl". 1788 ст. 476, 587, 678 и 743); — "Reflexye nad uszkodzeniem dla kraiow polskieh wynikaiacym z zaniedbywania handlu etc". 1790; — "Uniwersal wzgledem placenia z dymow wieyskich po groszy trzy za podatek skurowy etc 1790"; — "Usprawiedliwienie sie Czackiego etc... w maretyi kupna i reparacyi palacu dla posla rossyiskiego etc... podane 3 lutego 1791", Warzawa; — "O Dziesiecinach"... w Warszawie, 1801"; — "Dyssertacya o Dziesiecinach w powszechnosci w Warzawie 1802; — "Czy prawo rzymskie bylo zasada praw litewskich i polskich" etc. w Wilnie 1809; — "O prawach Mazowieckich etc." w Krzemiencu 1811; — "Rozbior dzieiow narodu Polskiego etc." в "Pamietniku" Dmochowskiego, 1801, т. І, ст. 185—197; — "Rzecz o dzielach elementarnych" etc. в "Dzienniku Wilenskim", 1805 г., № 2; — "Rozprawa o Cyganach" в "Pamietniku historyi i literatury polskiej", т. II, ст. 59—86; — "О Tatarach"; — "О prawie chelminskiem"; — "Obraz panowania Zygmunta Angusta" и некоторые другие. Ks. Aloizy Osinski, "О zусiu і pismach Tadeusza Czackiego", Krzemieniec, 1816. — Ks. Golanski, "Kazanie przy uroczystym obchodzie etc.", 1813. — "Pochwala Th. Czackiego" etc. przez hr. St. Potockiego, Warszawa, 1817. — "Tygodnik literacki", 1839, № 36. — "Studyja historyczne" przez М. Balinskiego, Wilno, 1856. — "Rozrywki dla dzieci", 1824, № 7. — "Th. Czacki i jego zaslugl, zwlascza w dziejach naszego szkolnictwa" przez Т. Ziemby, Krakow, 1873. — "Rocznik zbiorowy prac naukowych na rok 1880" w Warszawie. — "Szkice obyczajowe i historyczne" przez Iozefa Dunin-Karwickiego, Warszawa, 1882. — "Т. Czacki i jego poglady na sprawy wychowania publicznego" napisal D-r. Fr. Majchrowicz, Lwow, 1894. — "Encyklopedyja Wychowawcza", 1883, Warszawa, т. III, ст. 26—81, статья П. Хмелевского. — "Tygodnik illustrowany", 1861, т. III, ст. 17—19, 29, 31. — Estreicher "Bibliografia polska", Krakow 1895, ст. 507. — "Kossakowski. Monografie", т. І, 109. — "Encyklopedyja Orgelbranda" IV, 573—579. — "Encyilopedyja powszechna", т. VI, 118. — "Encyklopedyja Wielka", т. XIV, 622. — Ferdynand Kossiewicz, "Listy w przedmiotach naukowych", Krakow, 1844. — "Киевская Старина", 1893, февраль, ст. Кудринского. — Ossolinski, "Wiadomosci", II, 325 и др. — "Исторический Вестник", т. XXXII, 670, 572; т. XXXIII, 271; т. XXI, 100; т. XXIX, 280—281, 505; т. XXX, 50, 337, 619. — "Русская Старина", XLV, 388. Б. Савинков. {Половцов}