Дитятин Иван Иванович - Биография

Дитятин Иван Иванович

Дитятин Иван Иванович — профессор государственного права и истории русского права (1847—1892), родился в 1847 г. в С.-Петербурге, где его отец, мещанин г. Воротынска, Калужской губ., занимался каретным извозным промыслом.

Живя в патриархальной семье, Д. только случайно получил широкое и всестороннее образование.

Первоначальное воспитание он получил в церковноприходском училище, по окончании которого поступил в 7-ю СПб. гимназию, где и окончил курс в 1866 г. В том же году он поступил на юридический факультет СПб. университета, где в то время читали проф. Редкин, Андреевский, Градовский, привлекавшие в свои аудитории большое число слушателей.

Здесь Д. особенно заинтересовался лекциями покойного проф. Градовского, внимание которого обратил своими выдающимися способностями, усидчивостью и энергией в работе, и уже тогда сказывавшимся точным научным анализом, — качествами, которые так его отличали впоследствии.

По окончании университетского курса в 1870 г. кандидатом прав, Д. был оставлен при университете для научных работ по кафедре государственного права, результатом которых явился его первый труд: "Устройство и управление городов России. T. І. Города России в XVIII столетии.

СПб. 1875 г.", представленный им в качестве диссертации на степень магистра государственного права. Уже в этом своем труде Д. является убежденным и талантливым сторонником самоуправления и врагом централизации, придерживаясь демократических убеждений.

Ставя себе целью, в своей магистерской диссертации "Устройство и управление городов России, т. I", — определить соотношение между центральной правительственной властью и органами местного управления в XVIII ст. в России, Д. останавливается, главным образом, на устройстве, управлении и исторической роли тех городов, которых коснулись реформы Петра I-го и Екатерины II-й. Своему труду И. И. предпосылает обширное введение, посвященное западноевропейскому городу.

Судьбы самоуправления в России и в Западной Европе во многом сходны и во многом различны между собой. Д. беспристрастно и внимательно выделяет особенности отечественной истории, как хорошие, так и дурные, и следит за иностранными влияниями на русское законодательство с тем большим интересом, что эпоха, выбранная им для исследований, есть именно эпоха заимствований в русском праве вообще и муниципальном в особенности.

Введение это иллюстрирует историю русского города и служит для решения вопроса: развивается ли русский город по общим законам европейской истории или развитие его совершается иным путем, специально русским, вызванным к жизни особенностями родной истории.

Нелишне заметить, что в своей магистерской диссертации Д., более чем в других своих исследованиях, является последователем А. Д. Градовского, что ясно сказывается при сравнении "Устройства и управления городов России т. I" с "Историей местных управлений" покойного профессора СПб. университета.

Влияние А. Д. Градовского выражается в данном случае не только в сходстве методов изложения и плана работы, но в последовательном развитии основной мысли "Истории местных управлений" применительно к петербургскому периоду русской истории.

Мысль же эта заключается в следующем: центр московского государства, группируя, в силу естественноисторических условий, вокруг себя все более или менее крупное и выдающееся, тем самым разрушал город-государство удельно-вечевого периода.

Следствием этого была система крайней централизации в управлении.

Развивая эту мысль по отношению к России XVIII века, Д. приходит к отрицанию значения реформаторской деятельности Петра I-го в области местного управления.

Городское устройство западноевропейских городов получилось вследствие развития их торгово-промышленного населения, вследствие вековой борьбы этого населения с феодальными владельцами и отдельных элементов его между собой; в России в начале XVIII ст. не было активного, энергичного промышленного городского сословия, не было, следовательно, общественно-городской жизни, не было общественно-городских интересов, независимых от интересов общегосударственных.

В этом глубокое различие истории западноевропейского местного управления от истории развития местных обществ в России.

Что же касается реформ Петра I-го в области городского самоуправления, то цель их лежит не в самих городах, не в благосостоянии их населения, а в "искании и споспешествовании пользы и благополучия его Великого Государя". Только со времен Екатерины II, именно с грамоты 1785 г., положено основание в России городскому самоуправлению, положено основание для нового понятия о городе, как всесословной общине.

Фактическая сторона "Устройства и управления городов России, т. І" заимствована Дитятиным из Полного Собрания Законов.

За этот труд, тем более ценный, что до Д. только Плошинский и Пригара занимались исследованиями в этой области, Дитятин был удостоен степени магистра государственного права и, спустя короткое время, получил кафедру в Ярославском Демидовском лицее, где первые несколько месяцев читал лекции по энциклопедии права. Этот период времени, т. е. годы 1875—1877, был периодом крайне интенсивной научной деятельности покойного профессора.

Читая лекции в лицее, Д. вместе с тем усиленно работал над новым исследованием, служащим продолжением его магистерской диссертации.

В 1877 г. появился его второй обширный труд "Устройство и управление городов России.

Т. II. Городское самоуправление в России до 1870 г. СПб. 1877 г.", в значительной степени основанный на рукописных архивных материалах.

Это исследование, написанное менее чем в 2 года, было представлено Д. в качестве диссертации на степень доктора государственного права, которой он и был удостоен СПб. университетом.

В этом своем труде Д. ставит себе целью проследить судьбу городского управления в России до "Городового Положения" 1870 г. и указать на значение преобразовательной деятельности Екатерины II-й в этой области.

Сообразуясь с поставленною себе задачей, Д. останавливается на устройстве и управлении только тех городов, в которых были введены восстановленные учреждения императрицы Екатерины, на которые распространялось "Городовое Положение" 1857 г. и в которых было введено Новое Положение 1870 года. По мнению Д. в XIX ст. в плоть до 1870 г. русское городское самоуправление приходит в упадок, причина которого лежит в слишком сильной опеке городов правительством.

Конец II-го тома посвящен законоположениям (1840—1862 г.), касающимся городов Петербурга, Москвы, Одессы и Тифлиса.

Общий смысл истории русского города, по исследованиям Д., тот, что русский город, разрушенный с ХІV ст. государственною центральною властью, создается в конце ХVІII века этою же властью, которая и до сих пор продолжает свою деятельность в этом направлении.

Такая удивительная энергия, позволившая Д. в столь короткий срок написать свое обширное исследование, в значительной мере обусловливается теми обстоятельствами, при которых ему пришлось работать в этот период времени.

Дело в том, что вторая половина 70-х годов была временем расцвета Ярославского лицея. В нем сгруппировался целый ряд тогда еще молодых ученых, которые впоследствии внесли богатые вклады в науку и научную литературу.

Стоит назвать профессоров Владимирского-Буданова, Дювернуа, Сергеевского.

Разумеется, совместная работа с такими учеными не могла не оказывать некоторого влияния на Д., научное миросозерцание молодого профессора не могло не крепнуть, его работа не могла не быть плодотворной.

В 1878 году Д. покидает Демидовский лицей и начинает чтение лекций в Харьковском университете, избранный ординарным профессором по кафедре истории русского права. Здесь его профессорская и научная деятельность продолжается до 1887 г., когда по независевшим от него обстоятельствам Д. был принужден оставить Харьковский университет.

В этот период времени Д. продолжает усиленно работать над изучением памятников русского юридического быта, результатом чего является целый ряд журнальных статей, которые печатались в "Юридическом Вестнике", в "Критическом Обозрении", в "Русской Мысли" и в других журналах.

Не усомнившись избрать для своей научной деятельности задачу, прямо вытекавшую из насущнейших потребностей среды, его выдвинувшей, Д., выступив в 1875 году с обширным исследованием, не ограничился распространением своих идей в форме научных трудов, результатов серьезного, кропотливого изучения литературных источников и архивных материалов: он разменял их ценное содержание на целый ряд популярных журнальных статей.

Задача же, избранная Д., заключалась ни в чем ином, как в выяснении исторических отношений между властью и обществом и определении тех практических выводов, к которым приводит исторический опыт. Судьбы местного управления в связи с развитием начала административного, приказного, постепенный рост идеи законности в законодательстве и административной практике, процесс раскрепощения различных слоев русского общества — вот темы, над которыми трудился Д. с начала и до конца своей научной деятельности.

По содержанию и по разрабатываемым вопросам, журнальные статьи Д. можно разделить на две категории.

С одной стороны, целый ряд статей (напр. "Екатерининская Комиссия 1767 г. о сочинении проекта Нового Уложения", "Юридический Вестник" 1879 г. №№ 3—5; "Наши города за первые три четверти настоящего столетия", "Юридический Вестник" 1880 г. № 2, "Русский дореформенный город", "Русск. Мысль" 1884 г. №№ 5, 6; "К истории Городового Положения 1870 г.", ("Юр. Вестн." 1885 г. №№ 1—3 и др.) посвящены детальной разработке той же темы, которую Д. развивал в своих магистерской и докторской диссертациях, т. е. судьбам русского городского самоуправления; с другой — некоторым таким сторонам общественно-политической жизни Московского государства, которые и до сих пор ждут своего специального исследователя.

Так, в статьях: "Роль челобитий и земских соборов в управлении Московского государства" (Русск. Мысль 1880 № 5). и "К вопросу о земских соборах" (Русск. Мысль 1883 г. № 12), Д. останавливается на влиянии общественной инициативы на законодательство московской эпохи, инициативы, юридически не узаконенной, но фактически опираясь на обычай, принадлежавший всем классам населения.

Вместе с тем Д. отмечает положительные и заслуживающие изучения черты в истории нашего местного управления за московский период.

С момента образования Московского государства и до конца ХVІІІ века верховная власть никогда не относилась враждебно к автономному началу в местном управлении, к участию в нем земских сил; если же она и отступалась от этих сил, то только потому, что не находила в них практических деятелей, могущих дать те результаты, на которые рассчитывала верховная власть.

В этом заключается одна из глубоко симпатичных черт московской эпохи. По вопросу о земских соборах Д. оказал крупную услугу русской исторической науке, обогатив ее новым, очень важным и интересным материалом.

Постоянно справляясь с архивными источниками;

Д. натолкнулся в архиве Министерства Иностранных Дел на новые документы, касающиеся Собора 1651 года, созванного по поводу присоединения Малороссии, Собора, который до этого времени считался спорным.

Среди этих документов он нашел чрезвычайно любопытную переписку, относящуюся к организации выборного представительства на земских соборах.

В вышеупомянутой статье: "К вопросу о земских соборах ХVІІ ст.", Д. специально остановился на открытых им материалах и детально разработал их, дав им полное историческое объяснение.

В статье же: "Верховная власть в России в XVIII ст." он ставит аналогичные вопросы для петербургского периода русской истории, но, к сожалению, ему не удается вполне осветить собранный материал, отчасти вследствие недостаточности его, отчасти вследствие того, что Д. почти не имел предшественников в этом отношении.

Во всяком случае громадная заслуга Д. заключается уже в том, что он наметил некоторые детали этой широкой темы и предложил несколько ответов на предложенные вопросы.

Нельзя не остановиться на в высшей степени интересной стате Д.: "Когда и почему возникла рознь в России между командующими классами и народом" (Русск. Мысль, 1881, № 11, 1882, № 3). В ней Д., полемизируя с Аксаковской "Русью", фактами доказывает, что рознь между "командующими классами" и народом вовсе не составляет особенности русской истории и возникла не под влиянием реформ Петра I-го, а гораздо раньше, причем причиной ее служит во всяком случае не появление интеллигенции, как это утверждали публицисты "Руси" и родственных ей изданий.

Эпиграфом к одной из глав этой замечательной во многих отношениях статьи Д. выбрал очень характерные слова Даниила Заточника: "Не имей себе двора близ княжа двора; не держи села близ княжа села: тиун бо его яко огнь трепетицею накладен, а рядовичи его искри" и т. д. Из этого видно, как давно существует в России рознь между "командующими классами" и народом, но рознь эта, как доказал Д., в древней Руси не носила характера духовного непонимания, а обусловливалась различием экономического, юридического и политического положения.

Большинство написанных за этот период времени журнальных статей Д. вошло в отдельное издание: "Очерки по Истории Русского Права. СПб. Изд. Поповой 1895 г.". Из неизданных произведений Дитятина нельзя не указать на курс его, сохранившийся лишь в литографированных записках.

Не чуждый экономического материализма, Д, дает в нем учение о первичных формах общежития у восточных славян и об экономическом и правовом положении рабов в России.

Оставив, как выше было указано, по не зависящим от него обстоятельствам в 1887 г. кафедру истории русского права в Харьковском университете, Д. два года находился в стороне от профессорской деятельности и только в 1889 г. получил кафедру русского государственного права в Дерптском (ныне Юрьевском) университете. — Осенью 1890 г. показались первые признаки болезни, которая свела его в могилу.

Д. был принужден, поэтому, прекратить чтение лекций, в 1891 году вышел в отставку, а 29-го октября 1892 года Дитятина не стало. Он умер, имея всего 45 лет от роду, в расцвете сил и своей научной деятельности.

С ним русская юридическая наука потеряла одного из самых сильных и даровитых исследователей русской старины вообще и правовых отношений ее в частности.

В качестве профессора в трех высших учебных заведениях Д. заслужил любовь и глубокое уважение своих многочисленных слушателей, видевших в нем не только первоклассного ученого и талантливого излагателя, но и глубоко симпатичного, честного и прямого человека, чутко прислушивавшегося к запросам молодежи и всегда отзывавшегося на ее нужды. В заключение приведем список трудов Д. в хронологическом порядке: 1) Устройство и управление городов России. T. І. Города России в ХVIII-ом ст. СПб. 1875 г. 2) Наше городское самоуправление.

Ярославль, 1876 года (речь, произнесенная 30 августа 1876 г.). 3) Очерк истории цехов в Западной Европе ("Временник Демидовского Юридического Лицея", кн. 11). 4) Устройство и управление городов России. T. II. Городское самоуправление в России до 1870 г. СПб. 1877 г. 5) Екатерининская комиссия 1767 г. о сочинении проекта нового Уложения ("Юридический Вестник", 1879, №№ 3—5). 6) Загоскин, Н. П. История права Московского государства, т. I. Самоквасов, Д. История русского права, т. І, ("Критическое Обозрение", 1879, № 8). 7) Сергеевич, В. И. Государство и право в истории ("Критическое Обозрение" 1879 № 17). 8) Наши города за первые три четверти настоящего столетия ("Юридический Вестник" 1880 № 2). 9) Загоскин.

История права Московского государства, т. II ("Критическое Обозрение" 1880 № 1). 10) Загоскин.

Уложение царя и Великого Князя Алексея Михайловича и Земский Собор 1648—49 г. ("Критическое Обозрение" 1880 № 7). 11) Роль челобитий и земских соборов в управлении Московского государства ("Русская Мысль" 1880 № 5). 12) Верховная власть в России в ХVIIІ-ом ст. ("Русская Мысль" 1881 №№ 3—4). 13) Когда и почему возникла рознь в России между " командующими классами" и народом ("Русская Мысль" 1881 г. № 11, 1882 № 3). 14) Царский кабак Московского государства ("Русская Мысль" 1882 № 9). 15) К вопросу о земских соборах ХVII-го ст. ("Русская Мысль" 1883 № 12). 16) Русский дореформенный город ("Русская Мысль" 1884 №№ 5, 6). 17) К истории Городового Положения 1870 ("Юридический Вестник" 1885 г. №№ 1—3). 18) К истории Жалованной Грамоты дворянству и городам 1785 г. ("Русская Мысль" 1885 №№ 4—8). 19) Столетие СПб. Городского Общества (1785—1885). СПб. 1885. 20) Из истории Местного Управления ("Русская Мысль" 1886 г. №№ 3—6). 21) Ковалевский, М. Современный обычай и древний закон ("Вестник Европы" 1886 № 12). 22) Из истории законодательств XVI — ХVІІІ ст. ("Русская Мысль" 1888. №№ 1, 3, 4, 10 и 11). Подробнее об И. И. Дитятине см: "Киевские Университетские Известия" 1878 г. № 9; "Записки Императорского Харьковского Университета" 1893 г. № 1; "Русское Богатство" 1896 г. № 2; "Русская Мысль" 1892 г. № 11; "Мир Божий" 1896 г. № 4; "Журнал Министерства Юстиции" 1896 г. № 4; "Журнал Министерства Народного Просвещения" 1893 г. № 1. Б. Савинков. {Половцов} Дитятин, Иван Иванович (1847—1892) — профессор государственного права и истории русского права. Мещанин по происхождению, воспитавшийся в патриархальной семье, он только по счастливым обстоятельствам получил среднее образование в Седьмой СПБ. гимназии и затем в 1866 г. поступил на юридический факультет СПБ. университета.

Здесь Д. особенно заинтересовался лекциями проф. А. Д. Градовского, обратил на себя внимание своими способностями и по окончании курса был оставлен при Университете по кафедре госуд. права. Влияние лекций и печатных трудов Градовского оставило прочные следы на его ученике.

Выбирая тему для своего первого научного труда, Д. взял за образец "Историю местного управления в России" — большой труд своего учителя, и поставил себе целью проследить дальнейшую судьбу отношений между центральным правительством и организацией местных обществ.

В основу его труда: "Устройство и управление городов в России.

Т. I: города в XVIII столетии" (СПб., 1875) легла та идея, что при московской централизации не могла развиться сколько-нибудь прочная группировка самоуправляющихся местных обществ.

Изложение значения и судьбы петровских преобразований вполне подтвердило и оправдало эту идею также и для первых времен империи.

Только преобразования Екатерины II положили у нас начало общественно-городскому управлению.

За это сочинение автор получил степень магистра госуд. права и вслед за тем назначен был профессором в Юридическом лицее в Ярославле.

В течение 2-х лет приготовил он т. II своего исследования, где проследил, в значительной мере на основании архивного материала, судьбу общественного городск. управления до реформы 1870 г. Он получил за этот труд в 1877 г. степень доктора в СПБ. университете.

В следующем году он был избран ординарным проф. по кафедре истории права в Харьковском университете, где и оставался до 1887 г. В течение этого десятилетия профессорской деятельности не прерывалась и научно-литературная деятельность Д. С одной стороны, в ряде журнальных статей и в особо изданном труде он возвращается к своей прежней теме, чему отчасти содействовало празднование столетнего юбилея жалованной грамоты городам.

С другой стороны, его внимание привлекают некоторые стороны государственной организации в моск. периоде и во время империи, особенно политическая роль земских соборов и влияние населения на законодательство путем челобитий.

На этой почве Д. оказал весьма крупную услугу русской исторической науке, обогатив ее новым ценным материалом по истории и организации земских соборов: он нашел документы, относящиеся к собору 1651 г. по поводу присоединения Малороссии, и среди этих документов — переписку, объясняющую многое в организации выборного представительства на земских соборах.

В особой статье — "К вопросу о земских соборах XVII в." — автор дал этим материалам исчерпывающее объяснение и оценку.

Профессорская деятельность Д. стяжала ему симпатии многочисленных учеников и ближайших товарищей.

Строго-серьезный и требовательный профессор привлекал на свои лекции многочисленную аудиторию не внешними качествами увлекающего лектора, но оригинальностью мнений и выразительностью изложения.

В 1887 г. внешние обстоятельства принудили его оставить кафедру в Харьковском университете и на два года прекратить преподавательскую деятельность.

В 1889 г. он был назначен профессором государственного права в Дерптский университет, но на этот раз вступил на кафедру уже серьезно больным, так что неоднократно должен был прерывать свой курс и с осени 1890 г. окончательно прекратил чтение лекций.

Подробный перечень его трудов см. "Ж. M. H. Пр." (1893, № 1). М. Д. {Брокгауз}