d637ee0c
Сицкие князья - Биография

Сицкие князья

— получили свое прозвание от реки Сити, по которой были расположены их владения; остатки территории Сицкого княжества сохранились до наших дней в виде 77 селений и деревень по обоим берегам этой реки. Река Сить (приток Мологи) протекает в настоящее время в Моложском уезде Ярославской губ., а в удельно-вечевую пору находилась в Ростовской области, и на берегах ее произошла в 1238 г. битва между татарами и великим князем владимирским Юрием Всеволодовичем: он расположился станом на реке Сити со своими племянниками Васильком ростовским, Всеволодом ярославским и Владимиром угличским, намереваясь по-видимому, пробраться в новгородские владения, но был застигнут татарами и пал в жестокой битве 4 марта 1238 г. Последствием этой битвы, как известно, было порабощение татарами всей северо-восточной Руси. В конце XIV или в начале ХV в. княжество Сицкое (Ситское) выделилось из Моложского княжества, которое в свою очередь до первой половины XIV в. составляло часть Ярославского княжества, одного из удельных княжеств Ростовских.

Самостоятельной жизнью Сицкое княжество жило недолго: не более столетия, т. е. до половины или исхода XV в. Первым князем Сицким был сын второго удельного князя Моложского Феодора Михайловича — Семен, известный только по родословным (колено XVII от Рюрика).

У кн. Семена Феодоровича было два сына: кн. Борис, бездетный, убитый в Суздальском бою с татарами в 1445 г., и кн. Петр, которым и заканчиваются независимые Сицкие удельные князья.

Единственный его сын, кн. Феодор Петрович Кривой, является уже служилым князем у великого князя Московского Иоанна III и становится родоначальником князей Сицких, служивших московским государям до 1644 г.: в этом году род их угас со смертью князей Андрея Даниловича (в иноках Авраама), Алексея Юрьевича и Юрия Андреевича (см. ниже №№ 20, 22 и 23). Князья Сицкие, в большинстве своих представителей, не занимали высоких служебных должностей, за исключением внука кн. Феодора Петр. С., кн. Василия Андреевича († 1578 г.) и некоторых потомков последнего, достигших чина боярина; это возвышение зависело от брачных союзов кн. Василия Андреевича и его сына кн. Ивана Васильевича.

Оба они были женаты на Романовых: первый на Анне Романовне, старшей сестре Анастасии Романовны, первой жены царя Иоанна ІV, а второй на ее родной племяннице, Евфимии Никитишне, сестре патриарха Филарета Никитича.

Породнившись с сильной фамилией Романовых, кн. Вас. Андр. Сицкий приходился свояком царю Иоанну IV, а сын его кн. Ив. Вас. — двоюродным братом царю Феодору Иоанновичу и патриарху Филарету и дядей, по жене, царю Михаилу Феодоровичу Романову.

Кн. Феодор Петрович Кривой Сицкий в 1496 г. был воеводой в левой руке под Выборгом.

В 1501 г. — воеводой в правой руке в сражении со шведами.

В 1506 г. при походе под Казань стоял с войском на Волге, в трех верстах выше Казани.

В 1508 г. находился в числе воевод, участвовавших в войне вел. кн. Московского Василия Ивановича с литовским вел. кн. Александром и в построении нового города на месте Дорогобужа, сожженного московскими войсками.

У него было семь сыновей: 1) Кн. Александр Феодорович в 1500 г. сын боярский, был в числе поезжан на свадьбе кн. Василия Даниловича Холмского; в 1514 г. — воеводой в походе под Смоленск, предводительствовал дворовыми детьми боярскими; в 1516 г. он — второй воевода сторожевого полка, стоял на Туле. 2) Кн. Семен Феодорович (в монашестве Серапион).

В 1515—16 гг. — воевода в левой руке, а затем в сторожевом полку, когда войска стояли на р. Кокшаге для охраны от нападения казанцев.

В 1519 г. — воевода в левой руке в Ливонском походе.

В 1529 г. — воевода передового полка при походе к Казани Волгой.

В 1535 г., августа 29, в числе других воевод был взят в плен литовцами, когда они овладели Стародубом.

После того, но неизвестно в котором году, кн. Сем. Феод. постригся в Кирилло-Белозерском монастыре, в который так охотно поступали обездоленные русские северо-восточные князья и бояре и пользовались там разными льготами и отступлениями от строгого общежительного устава монастыря.

Царь Иоанн IV, в своей борьбе с московским княжеским боярством, раздражался такими послаблениями, что и отметил в своем известном послании в Кирилло-Белозерский монастырь (1578 г.). Между прочим он говорит в своем послании: "восе у вас сперва Иасафу Умному дали оловянники в келью, дали Серапиону Ситкому, дали Ионе Ручкину", т. е. дозволили не являться на общую монастырскую трапезу, а получать пищу отдельно у себя в кельи. 3) О кн. Андрее Феодоровиче не сохранилось никаких известий, но зато много сведений о большинстве из его потомков. 4) и 5) Кн. Юрий Феодорович большой и кн. Юрий Феодорович меньшой.

В 1544 г. между которым-то из этих князей и Вас. Андр. Моложским была тяжба, окончившаяся мировой, о землях: с. Андреевском, деревне Бесове Селище, починке Строеве, нивах Голочеловских и Дуловских.

Этот земельный спор произошел оттого, что в XVI в. кн. Моложские продолжали владеть вотчинами в своем бывшем княжестве вместе с другими сородичами, князьями Прозоровскими, Судскими, Сицкими и прочими.

В 1559 г. один из Юриев Феодоровичей был головой в большом полку по крымским вестям в Туле. 6) Кн. Феодор Феодорович.

В 1500 г. сын боярский, был в числе поезжан на свадьбе кн. Вас. Дан. Холмского. 7) Иван Феодорович (молитвенное имя Конон), ум. 30 сентября 1568 г., погребен в Московском Новоспасском монастыре.

У кн. Андрея Феодоровича (№ 3) был один сын 8) Василий Андреевич, убитый 22 октября 1578 г. шведами во время Ливонской войны в крепости Венден.

Он был женат на Анне Романовне Захарьиной, старшей сестре первой супруги царя Иоанна ІV, Анастасии Романовны.

В 1550 г. он — сын боярский, был в числе поезжан на свадьбе кн. Владимира Андреевича Старицкого с Евдокией Александровной Нагой. В 1555 г. — второй воевода сторожевого полка при посылке на р. Кокшагу против казанцев.

В 1556 г. — дворецкий рязанский, стоял на Коломне по "крымским вестям". В 1559 г. — окольничий, послан на Дедилов, опять против крымцев.

В 1567 г. — боярин; при походе в Новгород, а оттуда против польского короля, один из воевод бывших с царевичем Иваном Ивановичем.

В 1571 г. в походе против крымского хана, снова при царевиче Иване Ивановиче, стоял со сторожевым полком в Калуге; упомянуто в разрядной книге этого года, что он воевода из "опричнины". В 1572 г. при походе в Новгород, а оттуда в Швецию, был воеводой сторожевого полка вместе с Зам. Ив. Сабуровым, и у них возник местнический счет, но царь приказал быть "без мест", обещая дать счет, когда придут со службы.

В 1573 г. на свадьбе Ливонского короля Магнуса, или Арцымагнуса, как его называли, с кн. Марьей Андреевной Старицкой, был дружкой невесты, а жена его была свахой; по свадебному чину они ездили за постелью.

В том же году после бегства крымского хана Девлет-Гирея из-под Москвы все полки стали на прежние свои места, кроме сторожевого полка, который остался в Коломне (воеводами были: кн. Вас. Юрьев. Голицын и кн. С.) и левой руки, посланной в Каширу.

Вероятно, в это время на береговой приокской линии случилось какое-нибудь важное происшествие, навлекшее опалу на трех главнейших воевод, потому что вслед за тем читаем в той же разрядной книге: "И царь положил опалу на бояр и воевод на кн. Мих. Ив. Воротынского, да на кн. Никиту Ром. Одоевского, да на Мих. Яковл. Морозова, велел казнить их смертною казнию.

А воеводе кн. Вас. Юрьев. Голицыну, да боярину кн. Вас. Андр. Сицкому велел быть к Москве". Прошло около двух месяцев после бегства крымцев и внимание царя обратилось в другую сторону — к Швеции.

Сам Иоанн с обоими сыновьями уехал в Новгород и затем стал осаждать Вейссенштейн, а королю Ливонскому Магнусу, султану Булдалию и кн. С. велел идти к Яме-городу, где назначил собраться к себе воеводам всех полков.

Осенью того же года кн. С. с другими воеводами ездил в Муром, для переговоров с возмутившимися казанцами, против которых, в случае неудачного сношения, назначалось уже и войско.

В 1575 г. кн. С. пришлось отправиться в качестве посла на р. Сестру, границу Московского государства и Швеции, для переговоров о перемирии.

Почти полгода спустя, уже по взятии Пернова, кн. С. с товарищами, после некоторых затруднений, заключил двухлетнее перемирие со шведскими уполномоченными, касающееся новгородских областей и Финляндии, а также безопасности шведских и московских послов, которые будут проезжать в это время для договоров о мире. В 1576 г. при походе из Новгорода к Пскову, во время Ливонской войны кн. С. был воеводой большого полка; у него в Новгороде должны были собираться Костромичи, Галичане, Вотская и Обонежская пятина; он же должен был верстать Деревскую пятину. — В том же году, когда прибыли в Московское государство цесарские послы Кобенцель и принц Бухау, царь Иоанн велел кн. Елецкому остановить их в Дорогобуже, чтобы точно узнать, для чего они приехали, и послал Никиту Ром. Юрьева и кн. С. спросить их о том. Кобенцель и принц Бухау объявили, что они не купцы, как предполагает царь, а присланы с грамотами относительно важных дел, требующих скорого решения.

Получив такой ответ, Н. Р. Юрьев и кн. С. отправились с цесарскими послами в Можайск, для представления их царю Иоанну.

В 1577 г. кн. С. был первенствующим при раздаче денежного жалованья по десятне Юрьева-Польского.

Во время Ливонского похода, в мае 1578 г., воеводы, стоявшие в Дерпте, были посланы к Оберпалену (Полчеву), занятому шведами.

Начались местнические споры, причинившие большой вред; дело доходило до неисполнения царских указов и до разных самовольных действий воевод, недовольных своими местами.

Воевода большого полка кн. Тюменский в походе не был и на его место был прислан кн. С., но списков не взял и объяснил в челобитной царю, что ему невместно быть вторым воеводой большого полка в то время, как Ф. И. Шереметев написан первым воеводою передового полка, а кн. Петр Татев первым воеводой сторожевого полка. Царь ответил кн. С., чтобы он на службе был, так как "большого полку другому воеводе до передового и до сторожевого полку до первых воевод дела нет". После этого кн. С. не бил уже челом на Шереметева и участвовал в Ливонском походе.

Осенью того же 1578 г. литовцы и шведы стали действовать сообща против московских войск. 21 октября Андрей Сапега с литовцами и немцами и генерал Бое со шведами внезапно напали с тылу на московские полки, безуспешно атаковавшие крепость Венден.

Прежде всего бежала находившаяся в составе московского войска татарская конница; полки отступили в свои лагеря и некоторое время сдерживали натиск неприятеля пальбою из больших орудий, но главные московские воеводы, воспользовавшись наступлением ночи, "с дела побежали, и товарищев своих бояр и воевод выдали, и наряд (т. е. артиллерию) покинули". Утром 22 октября, не видя перед собой главных начальников, все войско, исключая пушкарей, обратилось в бегство.

Начальник пушкарей Вас. Феод. Воронцов, кн. С., Дан. Бор. Салтыков и кн. Мих. Вас. Тюфякин остались верны долгу и были убиты на своих местах, а остальные воеводы сдались в плен. Кроме упомянутых выше местнических счетов у кн. Василия Андреевича С. были еще со следующими лицами: П. И. Головиным (и иными), М. Далм. Карповым, кн. Ан. Дм. Палецким, М. М. Салтыковым.

У кн. Юрия Феодоровича большого (№ 4), было два сына — 9) Иван и 10) Феодор.

У кн. Ивана Феодоровича (№ 7) тоже два сына — 11) Юрий и 12) Василий (Савва); лишь только о последнем из них есть известие, что он убит в Полоцке, при защите этого города, вместе с кн. Петром Ив. Шуйским в январе 1564 г. У кн. Юрия Феодоровича меньшого (№ 5) был один сын 13) Даниил.

В 1550 г. он был сыном боярским и на первой свадьбе кн. Влад. Андр. Старицкого с Евдокией Александровной Нагой нес камку и стлал ее в церкви вместе с сыном боярским Юр. Феод. Нагим. В 1551 г. он — воевода в походе к Казани; получил там поместье, которое в 1567 г. значилось уже за другим лицом. В 1554 г. на свадьбе царя казанского Симеона с Марьей Андр. Кутузовой держал колпак.

В Синодике царя Иоанна Грозного записано имя кн. Даниила Сицкого, а жена его, кн. Федосья Дмитриевна, после смерти его постриглась с именем Феклы и ум. в схиме 22 мая 1618 г. Эти два обстоятельства заставляют предполагать, что кн. Даниил был одной из жертв необузданного гнева Иоанна ІV и умер насильственной смертью.

У кн. Василия Андреевича (№ 8) было пять сыновей: 14) кн. Юрий Вас. Косой, 15) кн. Василий Вас. (в 1567 г. в походе против польского короля поддатня с копьем, † в 1568 г. бездетным), 16) кн. Феодор Bac., † бездетным, 17) кн. Иван Вас. и 18) кн. Андрей Вас. и одна дочь, кн. Степанида Вас., † в девичестве 13 июня 1591 г., погребена в Московском Новоспасском монастыре.

Скажем только о двух младших сыновьях, за отсутствием данных о других. 17) Кн. Иван Васильевич, в монашестве Сергий, ум. 23 марта 1608, упоминается иногда в разрядных книгах под фамилией Сицкий-Ярославский.

Он был женат на Евфимии Никитишне Романовой, родной сестре Феодора Никитича Романова, впоследствии патриарха Филарета.

В 1577 г. находился в списке стольников, которые "с государем". В 1578 г. у него был местнический спор с кравчим, впоследствии царем Борисом Феод. Годуновым.

Царь Иоанн IV велел кн. С. стоять с ним в товарищах у своего государева стола в день Рождества, но кн. С. сказал, что ему невместно быть в товарищах с Борисом, и бил челом царю на старшего его брата Вас. Фед. Годунова в отечестве и счете, а Борис Феодорович в свою очередь бил челом царю на Иванова отца, на боярина Вас. Андр. С. Тогда царь велел разобрать этот спор боярину кн. Ив. Феод. Мстиславскому, боярину кн. Ив. Юрьев. Голицыну и дьяку Андрею Мясному, и по их суду и счету учинил Годунова многими местами больше боярина кн. Вас. Андр. С. и пожаловал ему правую грамоту.

В 1580 г., после того как московские послы были высланы из Кракова, снова возникли переговоры у царя Иоанна ІV со Стефаном Баторием, но эти переговоры не привели ни к чему. Король польский назначил пять недель сроку для прибытия московских послов, и к нему были отправлены кн. С. и Пивов, со свитой в 500 человек.

Когда они в конце августа 1580 г. прибыли в стан Батория под Великими Луками, он принял их в шатре надменно, сидел в шапке, когда они кланялись ему от царя, не хотел сказать им "учтивого слова". Послы требовали, чтобы он велел снять осаду с Великих Лук, но вместо ответа в ту же ночь Замойский стал осаждать крепость.

Послы соглашались уступить Курляндию и 24 города в Ливонии, но Баторий хотел получить все области Ливонские, а также Великие Луки, Смоленск, Псков и Новгород.

Тогда кн. С. и Пивов, объявив, что ничего более не могут уступить, потребовали отпуска или дозволения писать Иоанну.

Отпуска им не дали, а позволили отправить гонца к царю, что они и исполнили в тот же день. Вторично послы были представлены Баторию через три дня, а затем они должны были сопутствовать королю пo театру военных действий: их возили в Невль, в Полоцк, в Крев, долго держали в с. Трябине, 30 января 1581 г. привезли в Варшаву и только 19 февраля отпустили с ответом: "не будет ни посольства, ни мира, ни перемирия, доколе войско московское не очистит Ливонии". В 1582 г. кн. С. послан на Тулу воеводой большого полка, но вследствие челобитья воевод передового и сторожевого полков, Мих. Мих. Салтыкова, Ев. Варф. Бутурлина и кн. Мих. Ноздроватого, что им невместно быть меньше кн. С., царь послал на Тулу других воевод, а кн. С. назначил в Дедилов воеводой правой руки. В другом разрядном списке сказано: "как сойдутся по вестям украинские воеводы с тульскими воеводами, и тогда быть в передовом полку с Дедилова, а стоять на Калуге". В 1583 г. кн. С. — воевода правой руки в Новгороде.

В 1585 г. пожалован в бояре царем Феодором Иоанновичем; присутствовал при приеме литовского посла. В 1586 г. — наместник ржевский; при приеме грузинских послов весной этого года и в 1589 г. обедал в Золотой палате.

В том же году был в Ливонском походе "у наряду". В 1588 г. присутствовал в Приказе Большого прихода.

В 1591 г. разбирал местнический счет кн. Юрия Никит. Трубецкого с боярином кн. Андр. Ив. Ногтевым-Суздальским.

Был первенствующим при раздаче денежного жалованья по десятне Переяславля-Залесского.

В 1591 г. назначен воеводой в Астрахань.

Из царского наказа, данного ему при отправке туда, видно, что воеводство предшественника его, кн. Троекурова, ознаменовалось многими беспорядками, которые необходимо было устранить.

Этот наказ кн. С. живо рисует вотчинно-хозяйственные приемы тогдашнего московского правительства в его административных распорядках.

После обычного приказания принять казну, хлеб и т. д., идет целый ряд наставлений относительно приема в Астрахани без задержки хлебных запасов, предназначавшихся к отправке на Терек для служилых людей и о немедленной их туда доставке; относительно правильного отпуска соли вверх по Волге и взимания за нее пошлины с весу, а также о надлежащем надсмотре за рыбаками, чтобы они не ловили рыбы больше чем сколько могут "остряпать и осолить и испродать", так как лишняя рыба валяется на песке, гниет и портит воздух.

Кроме забот о хлебе, соли и рыбе, наказ предписывал кн. С. заняться постройкой каменной стены вокруг Астрахани, вследствие чего вменялось ему в обязанность обсудить что выгоднее, обжигать ли только новый известковый камень, или употреблять в дело и старую известь, обитую от кирпичей в ближних и дальних Сараях, в 80 в 100 верстах от Астрахани.

Вопрос о пригодности старой извести был поднят еще при кн. Троекурове, но вышло разногласие у воевод и у дьяка, а потому кн. С. велено самому досмотреть и решить как поступить.

По своему положению вблизи от Каспийского моря Астрахань имела большое значение: служилые казаки ходили оттуда то против "ногайских людей Казыева улуса", то против "воровских казаков", то против "царского непослушника Шевкалского". Вследствие этого всем атаманам и казакам, оказавшим помощь, надо было выдать царское жалованье, а тем, которые будут на "Шевкалской службе" (т. е. действовать против Шевкальского владетеля), дать на корм муки, круп и толокна.

По дороге в Астрахань кн. С. должен был захватить в Нижнем и в Казани приготовленные там струги, лодки и якоря и получить от воевод в Казани и в Свияжске по 1500 руб. на "гopoдовое астраханское каменное дело", а в Нижнем 1000 р. все для той же "Шевкалской службы". В 1597 г. кн. С. вместе с боярином кн. Вас. Ив. Шуйским разбирал местнический счет между П. Шереметевым и кн. Феод. Ноготковым. — В том же году присутствовал в Большой Грановитой расписной палате при приеме Цесарского посла. В 1598 г. при походе царя Бориса Годунова в Серпухов был третьим воеводой в правой руке, а кн. Александр Репнин третьим воеводой в передовом полку. Из этого возник любопытный местнический случай, в котором видим столкновение семейных и родовых интересов: в июле того же года кн. Ноготков бил челом вместо всех князей Оболенских, что кн. Репнин был меньше кн. С., не бил челом в отечестве, дружась с кн. С. и угождая Феод. Никит. Романову, потому что Романов, кн. С. и кн. Репнин между собою братья и великие друзья.

А умышлял это Феодор Романов для того, чтоб воровским нечелобитьем кн. Репнина поруха и укор учинились в отечестве от его рода Романовых и от других чужих родов всему их роду кн. Оболенских.

Государь бы их пожаловал, велел это их челобитье записать, чтоб всему их роду в отечестве порухи и укору не было от чужих родов. И государь кн. Ноготкова пожаловал, велел челобитье в разряд записать, что кн. Репнин был с кн. С. по дружбе, и кн. Репнин князю Сицкому виноват один, а роду его всем князьям Оболенским от этого порухи в отечестве нет никому.

Кроме того у кн. Ив. Вас. С. были местнические счеты: с кн. И. В. Великого Гагиным, И. Ф. Крюком Колычовым, Гр. И. Мещанином Морозовым, М. Гл. Салтыковым, Панкр. Я. Салтыковым и кн. В. В. Тюфякиным.

По-видимому, кн. С. только на время был вызван из Астрахани, а потом опять оставался там на воеводстве до 1601 года. Так заставляет нас думать написанный в 1651 г. "Обряд, каковый наблюдаем был при возведении от Государей Российских в княжеское достоинство мурз Нагайской Орды"; в этом "Обряде" сказано, что в воеводство кн. С. при царе Борисе, когда садился на княжение в Ногайской орде Иштерек князь, "и береженье в те поры в Астрахани велено держать великое, и в городе и в остроге было людно и стройно, для всякого береженья". С именем кн. Ив. Вас. С. связан очень интересный факт крестьянского землевладения конца XVI в., т. е. того времени, которое предшествовало закрепощению крестьян.

Судя по писцовой книге Московского у. (1585—86 гг.), первое место среди оброчных владельцев, и по числу и по количеству арендуемой земли занимали крестьяне, в одиночку и товариществами.

Из одиночных владельцев выдавался крестьянин кн. И. В. Сицкого, Ермолка, державший 12 пустошей с 449 четями. — Печален был конец жизни кн. С. Когда в 1601 г. опала от царя Бориса постигла Романовых, были взяты их родственники и в числе последних кн. С. Он с женой и сыном 19) кн. Василием Ивановичем были привезены из Астрахани в Москву скованными.

Сам кн. С. был лишен боярства и пострижен в монашество с именем Сергия в Кожеозерском монастыре, основанным пр. Серапионом около 1565 г. и находившемся в Каргопольском уезде (теперешней Олонецкой губ.). Жена его, Евфимия Никитишна, пострижена с именем Евдокии в пустыне Сунского Острога, при Белом Озере, и лишена жизни 8 апреля 1602 г. Сын их 19) кн. Василий Иванович не был пострижен и жил в Кожеозерском монастыре, или поблизости от него, до смерти кн. Ивана Васильевича в 1608 г., затем вызван в Москву и на дороге умерщвлен. 18) Кн. Андрей Васильевич Жекла, ум. 1629 г. (в Род. кн. Лобанова, изд. 2, он назван Жукла, а в разрядной книге Жекла). В 1577 г. дворянин.

В 1586 г. в Ливонском походе рында у третьего саадака.

По писцовой книге 1586—87 гг. за ним было село (название не обозначено) с 12 деревнями в Медынском уезде, в Вежецком стане. В 1597 г. присутствовал в Большой Грановитой расписной палате при приеме цесарского посла. В 1598 г. он — стольник, подписался под избирательной грамотой в цари Бориса Годунова.

В 1606 г. на свадьбе первого Лжедимитрия с Мариной Мнишек был в числе поезжан.

В 1613 г. — воевода в Устюжне Железопольской. 4-го января он писал белозерскому воеводе о движениях шведов и литовцев в новгородском уезде и просил не оставлять его с товарищами в неведении относительно того, что у них про "московские вести и про Литовских людей объявитца". В том же году Феод. Ив. Шереметев бил челом царю Михаилу Феодоровичу, что с того времени, как началась литовская война и воровское разорение, из его вотчины в Бежецком верху "крестьян поразводили за себя насильством кн. Андрей княжь Васильев сын, да князь Андрей княжь Данилов сын Сицкие" и другие.

В 1614 г. во время его воеводства в Галиче Костромском мятежники приходили на г. Любим и намеревались идти на Галич и Унжу, чтобы затем присоединиться к Заруцкому.

В 1616 г. значится, что поместный оклад ему до московского разоренья был 800 четей, денег 60 рублев.

В 1618—20 гг. он — воевода в Ярославле.

В 1622 г., января 6, он пожалован в окольничие: окольничество сказывал ему кн. Гр. Конст. Волконский; в том же году, апреля 26, на Светлой неделе в пятницу, пожалован в бояре; вскоре потом назначен начальником Московского судного приказа.

В 1622—29 гг. он — начальник Поместного приказа.

Царь Мих. Феод. часто "оставлял" его на Москве, т. е. поручал ему заведовать Москвой, когда отправлялся на богомолье по окрестным монастырям.

В 1625 г., будучи оставлен на Москве с Феод. Ив. Шереметевым, кн. С. подал на него челобитную и должен был просидеть в тюрьме шесть дней, так как оказалось что Шереметев пятью местами выше кн. С. В 1625—28 гг. присутствовал на обеих свадьбах царя Михаила Феодоровича.

Кн. С. не был верстан в боярах т. е. не получил соответствующего денежного оклада, а в дворянах денежный оклад ему был 90 руб. У кн. Даниила Юрьевича (№ 13) было два сына: 20) кн. Андрей и 21) кн. Иван; о младшем из них мы знаем только, что он был стольником.

Старший, 20) кн. Андрей Данилович (в иноках Авраам) ум. в 1644 г. Он помещен в списке дворян 1577 г., был стольником в 1598 г. и подписался под избирательной грамотой на царство Бориса Феод. Годунова.

В 1606 г. на свадьбе первого Лжедимитрия с Мариной Мнишек был в числе поезжан.

В 1616 г. поместный оклад ему до московского разоренья 60 рублев.

В 1622—23 гг. воевода в Нижнем.

В 1624—29 гг. в торжественных случаях стоял у государева стола. В 1626 г. обедал у царя Мих. Феод. и у патриарха Филарета Никитича.

В 1626 г. на второй свадьбе царя Мих. Феод. с Евдокией Лукьяновной Стрешневой жена его кн. Феодора Семеновна по пути в церковь шла "для береженья" по левую стороны невесты, а за обедом сидела возле жены боярина Ивана Никитича Романова, бывшей в "материно место". Кн. Феодора Семеновна приняла монашество с именем Феодосии.

У кн. Юрия Вас. Косого № 14) был один сын 22) кн. Алексей Юрьевич, ум. 4 июля 1644 г., женатый на кн. Евдокии Дмитриевне Елецкой, ум. 4 декабря 1634 г. В 1597 г. стольник, присутствовал в Большой грановитой палате при приеме цесарского посла. В 1598 г. подписался под грамотой утвержденной об избрании царем Бориса Феод. Годунова.

В 1600 г. воевода в Шацке. В 1606 г. стоял у стола на свадьбе первого Лжедимитрия с Мариной Мнишек.

В 1608 г. находился в числе перебежчиков в лагерь Тушинского вора, вследствие чего в 1610 г. в окружной грамоте кн. Феод. Ив. Мстиславского в Сибирские города о соблюдении присяги королевичу Владиславу назван "воровским советником". В 1613 г. подписался под грамотой избирательной в цари Михаила Феодоровича Романова.

В 1615 г., марта 15, пожалован в бояре и был в этот день у государева стола. После обеда царь Мих. Феод. пожаловал ему за Торопецкую службу шубу да кубок, а кн. Ф. А. Елецкому шубу да ковш; кн. Елецкий бил челом царю на кн. С., что ему после кн. С. идти к государеву жалованью и меньше его быть невместно, но царь отказал, а кн. Елецкий к государеву жалованью ходил после кн. С. В 1616 г. воевода в Торопце, носил титул наместника Нижнего Новгорода, участвовал в посольстве под Смоленск; денежный оклад ему в Устюжской четверти 400 р. В 1617—1619 гг. начальник приказа Казанского дворца.

В 1618 г. был в Москве в осаде против польского королевича Владислава.

В том же году был в ответе с кизилбашским послом.

В 1619 г. сказывал боярство кн. Дм. Мамстр.

Черкасскому.

В 1621 г. воевода в Вязьме.

Так как Вязьма была в то время пограничным городом с Польско-Литовским государством, то при отпуске на воеводство туда кн. С., ему предписывалось посылать детей боярских "на вести" в Калугу, в Ржев и другие города и, в случае если бы "по вестям" можно было ожидать прихода к Вязьме воинских людей, озаботиться об укреплении города и принятии надлежащих мер, "чтоб литовские люди и черкасы и изменники русские люди через мирное постановленье воровским обычаем к Вязьме безвестно украдом и обманом и ночным временем не пришли, и дурна какого над городом не учинили". Чтобы иметь постоянно сведения о положении дел в Литве, кн. С. должен был посылать туда лазутчиков, которые проведывали бы про короля, про королевича, про панов, про сбор ратных людей, про сейм, а также про то, есть ли, или ожидается ли война с турецким султаном, с крымским ханом и со шведским королем.

Далее в наказе идет речь об осторожном обращении с огнем; о содержании в порядке крепостного рва; о наблюдении за производством работ (пашни и сенокоса) в государевых дворцовых селах и за целостью государевых хлебных запасов в городе; о продаже 15 сороков соболей которые остались из соболиной казны присланной на городовое дело и на хлебную покупку.

Не забыты были и интересы жителей Вязьмы, потому что об отношениях к ним воеводы сказано следующее: "а вяземским никаким людям для своей корысти обид никаких и налогов не делать, и хлеба на себя сеять, и пахать и молоть, и сена косить, и лошадям корму, и вино курить, и пиво варить, и дров сечь, и всякого изделья делать, и с посаду и с уезда кормов и питья, и за корм и за питье денег не имать, и тесноты ни которыя вяземским людям не делать, чтоб на них в обидах и ни в каких насильствах челобитчиков государю не было". В 1624—27 гг. начальник Московского Судного приказа.

В 1625 г. был при отпуске кизилбашского посла. В том же году на первой свадьбе царя Мих. Феод. с кн. Марьей Влад. Долгоруковой кн. С. и жена его были в "сидячих" боярах и боярынях.

В 1626 г. на второй свадьбе царя Мих. Феод. с Евдокией Лукьяновной Стрешневой они сидели за большим столом.

В том же году начальник Поместного приказа.

В 1628—30 гг. воевода в Казани.

Так как случалось, что некоторые воеводы не особенно внимательно относились к отпуску из Астрахани соли и рыбы, то при проверке в Казани оказывался иногда излишек рыбы и соли, а потому кн. С. был послан царский указ, чтобы таможенные головы брали пошлину с того количества, которое окажется излишним против отпущенного из Астрахани.

Своевременная отправка караванов из Казани вниз по Волге была делом очень важным, а потому кн. С. был дан указ отправить в Астрахань весенний большой караван с хлебом и лесом ранее прошлогоднего, чтобы царская казна и купцы не потерпели бы убытков.

В 1631 г. присутствовал при приеме шведского посла. В 1632—1636 гг. начальник Пушкарского приказа.

В 1637 г. присутствовал при приеме литовского гонца. С 1617 по 1637 гг., исключая лишь то время, когда отсутствовал из Москвы, часто сопровождал царя в его походах на богомолье и обедал у него в торжественные дни, а в 1635, 37, 38 и 40 гг. обедал у патриарха Иоасафа.

В 1638 г. начальник Московского Судного приказа; наблюдал в Москве за подворной переписью людей "для осадного времени"; дневал и ночевал у гроба царевича Василия Михайловича.

В 1638—41 гг. во время службы кн. Дм. Мих. Пожарского в Переяславле Рязанском заменял его в Москве (от Москвы реки по Яузу) у городового земляного дела. По писцовой выписи 1620 г. письма и дозора Юр. Редрикова и подъячего Мих. Неверова за кн. С. в Ярославском уезде числилась старая отца и деда его вотчина: села Лацкое, Покровское, Воскресенское на реках Чернаве и Корбаке с деревнями.

За ним же была вотчина дяди его, кн. Ив. Вас. Шуйского, жребий с. Покровского на р. Сити с деревнями.

Всего за кн. С. было в вотчине 4 села, 33 деревни, 114 пустошей; в них два двора вотчинниковых, 11 людских, 54 крестьянских, 52 бобыльских, 8 пустых, земли всего 2086 четей в поле. У кн. Ал. Ю. Сицкого был местнический счет с Ф. Леонт. Бутурлиным (за жен). У кн. Андрея Васильевича (№ 18) было два сына: 23) кн. Юрий Андр. и 24) кн. Андрей Андр.; о последнем из них не имеется никаких сведений. 23) Кн. Юрий Андреевич (ум. 3 августа 1644 г.), был женат на кн. Фетинии Влад. Бахтеяровой-Ростовской, которая уже после его смерти, с 28 декабря 1651 г. была мамкой царевны Евдокии Алексеевны, а затем приняла монашество и схему с именем Феодосии и скончалась 26 авг. 1672 г. Кн. С. в 1618—22 гг., в торжественные дни, когда бывали обеды у царя, смотрел в кривой или в большой стол и вина наряжал.

В 1619—20 гг. бывал рындой при приемах посла бухарского хана, шведского посланника и послов "китайского государя Алтына царя" и ездил от имени царя Мих. Феод. к кизилбашскому послу. Последнее обстоятельство послужило поводом к некоторому недоумению в отношении местнических счетов: в 1621 г. патриарх Филарет Никитич послал стольника кн. Петра Алекс. Репнина со столом к турецкому послу. Кн. Репнин бил челом царю и патриарху, что он готов ехать, но кн. Юр. Андр. С. "похваляется тем, сказывает, что он его учинился больше, потому что он ездил от государя к кизильбашскому послу, а кн. Репнин ездил после него к тому же послу от патриарха". Царь велел сказать к Репнину, что "тут мест нету, и впредь бы о том деле не бил челом и их Великих Государей тем на гнев не воздвигнул". В 1625 г. на первой свадьбе царя Мих. Феод. с кн. Марьей Влад. Долгоруковой был в числе поезжан, в 1626 г. на второй свадьбе царя Мих. Феод. с Евдокией Лукьяновной Стрешневой, на другой день после свадьбы, был с царем в мыльне.

В 1620, 1633 и 1635 гг. бывал возницей у царя Мих. Феод. во время его поездок на охоту, или на богомолье.

В 1628 г. присутствовал при приеме кизилбашских купцов.

В 1635 г. — чашник, смотрел в кривой стол при приеме литовских послов.

В 1638 г. боярин.

В 1639 г. воевода в Астрахани.

Из его распоряжений за это время нам известны: 1) дозволение беспошлинной рыбной ловли под Астраханью, Троицкому, Преображенскому и Вознесенскому астраханским монастырям и причту тамошнего собора; 2) объявление ногайскому мурзе и его улусным людям, что государь "вины их велел им отдать и велел по-прежнему принять их под свою высокую руку". Вследствие этого кн. С. договорился с ними о кочевье, привел их на том "к шерти", дал государево жалованье — платье и сукна, и отпустил в улусы. В этом же году денежный оклад кн. С. назначен 400 руб. в Устюжской четверти.

В 1640 г. — наместник Нижнего Новгорода, был в ответе с датским послом.

В 1642 г. воевода в Веневе.

В 1642—43 гг. присутствовал в Разбойном приказе и разбирал жильцов по спискам.

В 1643 г. в декабре послан встретить датского королевича Вальдемара под Псковом, причем в наказе ему стояло: "королевичу Вальдемару Христианусовичу всякое береженье и честь держать великую, здоровья его от русских и от всяких людей остерегать накрепко". 21 янв. 1644 г. королевич въехал в Москву, а 3 февраля датские послы были в ответе с боярами, кн. Никитою Ив. Одоевским, кн. Юр. Андр. Сицким, окольничим Вас. Ив. Стрешневым и другими.

Царь Мих. Феод. соглашался выдать свою дочь, царевну Ирину, замуж за датского королевича под непременным условием принятия им православия.

Все уговоры были тщетны, королевич и слышать не хотел о перемене веры и просил отпустить его обратно в Данию. Получив от царя Мих. Феод. отказ в отпуске, королевич решил бежать, но стрельцы не пропустили его за Тверские ворота и захватили бывшего с ним датского придворного. 12 мая королевич лично признался кн. С. в своем намерении бежать из Москвы и в том, что он убил стрельца, который задержал его придворного.

Относительно земельных владений мы знаем, что кн. С. принадлежало с. Елдигино в Московском у., и что им была куплена одна из старинных вотчин кн. Приимковых в Ростовском у. — У кн. Юрия Андр. С. были местнические счеты: с Ф. П. Нащокиным, Гр. и Ст. Г. Пушкиными; кн. Ю. П. Ромодановским и М. М. Салтыковым.

Единственный сын (№ 22) кн. Алексея Юрьевича 24) кн. Федор Алексеевич, был женат на Марье Ив. Измайловой, которая после его смерти была во 2-м браке за кн. Мих. Мих. Темкиным-Ростовским.

В 1613 г. кн. С. был стольником и подписался под грамотой избирательной в цари Мих. Феод. Романова.

В 1616 г. поместный оклад ему 700 чети, денег 70 рублев.

По-видимому, кн. С. был все время комнатным стольником царя Мих. Феод., вследствие чего ему давались разные поручения: напр., в 1619 г., по пути на богомолье в Макарьевский Унженский монастырь, царь Мих. Феод. послал с кн. С. из Троице-Сергиева монастыря 220 яблок отцу своему патриарху Филарету Никитичу, а мать царя, великая старица Марфа Ивановна, послала с ним 15 калачиков.

В 1625 г. был в числе поезжан на первой свадьбе царя Мих. Феод. с кн. Марьей Влад. Долгоруковой.

В 1626 г. на второй его свадьбе с Евдокией Лукьяновной Стрешневой постилал под государя и под государыню подножие, "камку червчату куфтер, три аршина свив вдвое, а на ней было положено сорок соболей, по двадцать соболей головами вместе"; на другой день он был с царем в мыльне.

В 1626 г. за московское осадное сиденье кн. С. получил в вотчину 350 чети. По-видимому кн. С. был очень близок к царю Мих. Феод.; об этом можно судить по тому, что в с. Усове, вотчине кн. С. в Сетунском стане на р. Москве, в церкви Спаса нерукотворенный образ, были приделы во имя Михаила Малеина и Феодора Стратилата, т. е. ангелов царя Мих. Феод. и самого кн. С. "Акты Арх. Экспедиции", І, II и III. — "Акты исторические", I, III. — "Доп. к актам историческим", I, VI. — "Акты Московского Государства", I, II. — Валуев, "Симбирский Сборник", т. I, М., 1845 (Разрядная книга). — "Дворцовые Разряды", І, II. — "Древн. Росс. Вивлиофика", XIII, XIV, ХХ. — "Никоновская Летопись", II. — "Описание док. и бум. Арх. Мин. Юстиции", ІI. — Иванов, "Описание Гос. Разрядн.

Арх.", М., 1842 г. — "Первое Полн. Собр. Законов", тт. І и II. — "Разрядная книга", І, IІ. — Русская Истор. Библиотека, II, IX, X, XIII. — Собр. Гос. Грамот и Договоров, І, II, III. — "Писцовые книги ХVІ в.", изд. 1877—1880, І и ІІ. — Артемьев, "Список населенных мест Ярославской губ.", СПб., 1865 г. — Арцыбашев, "Повествование о России", II. — Барсуков А. П., "Род Шереметевых", І, II. — Карамзин, "История государства Российского", кн. VII, VIII, IX, X и XI. — Корсаков Д. А., "Меря и Ростовское княжество", Казань, 1872 г. — Лихачев Н. П., "Разрядные дьяки ХVI в.", СПб., 1888 г. — Кн. Лобанов, Русская Род. Книга, изд. 2, т. II. — Маркевич А. И., "История местничества в XV—XVII вв.". — Рождественский С. В., "Служилое земледелие в Московском государстве ХVI в.". — Соловьев, "История России с древнейших времен", тт. VI, VII, VIII, IX. — Экземплярский, "Великие и удельные князья Северной Руси (1238—1505 гг.)", СПб., 1891 г., т. II. В. Корсакова. {Половцов}