Скорина Франциск - Биография

Скорина Франциск

Скорина Франциск — русский ученый начала ХVI в., переводчик Библии, положивший начало западнорусского книгопечатания.

Точных биографических сведений о нем сохранилось немного.

Его родина — Полоцк, на что указывает, напр., очень частое прибавление им самим к своему имени и званию слов: "с Полоцка", "из славного града Полоцка". Происходил он из богатой купеческой фамилии, и из его родственников известен только его брат Иван со своими сыновьями и зятьями, имевший торговые сношения с Ригой и Вильной.

Родился С. около 1490 г. и по происхождению был русский, православный.

Себя он называет "нароженым в русском языку" и свою деятельность на пользу "своей братии Руси" объясняет "наболеи с тое причини, иже мя милостивый Бог с того языка (русского) на свет пустил". За православное, русское происхождение говорит и его другое имя — Георгий (а имя Франциск, можно думать, он получил в Краковском университете) и, что несравненно важнее, вся его деятельность.

Да и его родина Полоцк в то время был чисто русским городом, в котором не было ни одного костела.

Образование С. получил в Краковском университете.

В список студентов, поступивших туда в 1504 г., занесен — Franciscus Luce de Ploczko, а в числе бакалавров, получивших эту степень на философском факультете в 1506 г., находится и Fran. de Poloczko, Litphanus. Этот факт может служить некоторым объяснением дальнейшей деятельности С. Как профессора философского факультета, особенно М. Вратиславский и И. Глоговский, печатавшие все свои лекции и уважавшие типографскую деятельность, так и существовавшее там латинское и церковнославянское книгопечатание, могли возбудить в С. интерес к этой деятельности.

Сильное богословское направление, которым был пропитан весь университет и даже медицинский факультет, отразилось, напр., на взгляде С. на докторскую специальность, как на врачевание прежде всего души и потом уже тела, хотя бы в след. его словах: "Внегда каемся грехов своих, то посылает нам Господь Бог пастырей и докторов, они же научают нас противитися бесовским покусам". Такое направление в университете, наряду с другими более важными факторами, особенно с тем, что вся юго-западная наука и письменность носила такой же характер, не могло не оказать влияния на то, что деятельность С. приняла религиозный оттенок.

Наконец, он получил в Краковском университете или в другом месте (последнее очень возможно, но сказать, где именно — трудно) степень "доктора в лекарстве" или "в науках вызволенных и в лекарстве доктора" — как он в другой раз говорит.

Существует еще предположение, что С. продолжал свое образование в Болонье.

О жизни его в 1506—1516 гг. сведений нет. С 1517 по 1520 г. он живет в Праге, занимаясь издательской деятельностью.

Чешские книги, особенно Библия, были известны как в Польше, так и в юго-западной России.

В Прагу С. привлекали и известные в то время толкователи св. Писания.

Чешское книгопечатание оставило несомненные следы на изданиях С. 6 авг. 1517 г. вышло его первое издание одной из самых распространенных в то время книг в русском народе, служившей для очень разнообразных целей, "Учебная Псалтирь", в основу которой была положена современная ему русская рукопись.

Она предназначена издателем "детем малым", как "початок всякое доброе науки, грамоты, еже добре чести и мовити учить". Затем, за время по 1519 г. он выпускает в свет свое главное издание под заглавием: "Библия руска, выложена доктором Франциском С. из славного града Полоцка, Богу ко чти и людем посполитым к доброму научению". Сюда вошли: книга Иова, кн. притчей Соломона и кн. Иисуса Сираха (здесь же портрет С., на котором он изображен медиком с "sphaera mundi", работающим над переводом Библии), — всего 4 книги в 222 листа, напечатанные в 1517 г.; затем кн. Екклезиаст, Песнь песней, кн. премудрости Соломона, 4 книги Царств и кн. Иисуса Навина, — 8 книг в 348 л., напечатанные в 1518 г.; наконец, Пятикнижие Моисея, кн. Судей, Руфь, Есфирь, Юдифь, кн. пророка Даниила и Плач Иеремии, — 10 книг в 524 л., напечатанные в 1519 г. При переводе он не пользовался еврейским и греческим текстом и латинской вульгатой; главными же источниками ему служили, прежде всего, чешская Библия 1506 г. и затем уже церковнославянские тексты некоторых книг Ветхого Завета.

Сходство с первым источником видно не только во внешних особенностях, но и в тексте, переводе, а второй — служил ему, главным образом, словарным материалом.

С. задался целью издать полную и, по возможности, общедоступную Библию.

В начале каждой книги помещено предисловие, иногда довольно большое, часто не самостоятельное, представляющее целое рассуждение и служащее комментариями, а в конце книги — послесловие, где отмечается место и время издания.

Из предисловий мы узнаем, как С. смотрел на свою издательскую деятельность.

Он любит свою родину и объясняет это так: "люди игде зродилися и ускормлены суть по Бозе, к тому месту великую ласку имають". Отсюда вытекает его горячее желание принести пользу родной земле. "Нетолико сами собе народихомся насвет, но более ко службе божиеи и посполитого доброго". Под влиянием этой мысли он и "поднялся праци тое". При таком взгляде он сумел придать своей деятельности чисто русский характер.

И в его переводах и в толкованиях, предназначавшихся для православных, нигде не замечается стремления проводить протестантские или униатские воззрения, а между тем этот вопрос, один из основных при оценке деятельности С., вызвал большое разногласие: одни исследователи (правда, немногие) считают С. католиком и пропагандистом на Руси католицизма, а другие (также немногие) — протестантом и проповедником реформации.

Но оба эти взгляда не выдерживают критики.

Обращаясь затем к более частным воззрениям С., следует отметить, что Библия предназначается, по его словам, далеко не для одних ученых: "всякий человек простыи и посполитыи, чтучи их или слухаючи, можеть поразумети, что ест потребно к душному спасению его". При своем религиозно-нравственном значении эти книги не в меньшей степени пригодны и вообще для учения, особенно же для "научения седми наук вызволеных". Для обучения "грамоте" преимущественно может помочь псалтирь; для изучения "лоики, онаже учить здоводом разознати правду от кривды", С. советует читать кн. Иова или послания aп. Павла; для научения "Риторики, еже ест красномовность" — кн. Соломона.

Также он указывает в своих книгах материал, который может пригодиться при изучении "музики тоест певници", "Аритметики, еже... считати учить", "Астрономии или звездочети", "филозофии добронравное" и т. д. В послесловиях же всюду мы встречаем выражения вроде след.: книга выдана "повелением", "працею и выкладом (переводом) С." или "выложена працею и вытиснена повелением С.", а в одном месте говорится еще определеннее: "казал есми тиснути". Эти выражения указывают на то, что собственно типографская работа лежала не на нем, что вполне естественно при сложности издательского дела, а на особых помощниках; он же сам подготавливал текст — переводил и составлял предисловия, — и оставлял за собой общее руководство.

Краткая передача содержания в начале книги (вроде оглавления) облегчает пользование ими. В типографском отношении пражские издания С., в 4-ку, достигли сравнительно высокого совершенства и стоят даже выше современных ему венецианских.

Шрифт очень разнообразен, красив и хорошей работы.

В тексте много заставок; встречаются впервые отдельные гравюры, резанные на дереве, предназначавшиеся для того, "абы братия моя Русь, люди посполитые, чтучи могли лепеи разумети". Таким образом, гравюры, как и предисловия и объяснения некоторых слов, С. дает для того, чтобы свои книги сделать по возможности более доступными.

Вообще же пражские издания, при всей своей оригинальности, имеют довольно много общего с западнорусскими церковнославянскими рукописями (в правописании, буквах и заставках), с чешскими, немецкими и в частности с нюрнбергскими и аугсбургскими изданиями (в гравюрах, украшениях и выходных листах).

Покончив с изданием библейских книг, С. около 1525 г. становится постоянным жителем Вильны и между 1525—1529 гг. женится здесь на Маргарите, вдове Юрия Одверника.

Сюда он переносит и свою типографскую деятельность.

В 1525 г. он имеет типографию, как говорит, "в дому почтивого мужа Якуба Бабича, наистаршего бурмистра славного и великого места виленского", и продолжает свою прежнюю работу под его покровительством.

В 1525 г. С. выпустил "Апостол" — первое печатное издание на церковно-славянском языке, в 8-ку, 315 л., со множеством заставок, и "Малую Подорожную Книжицу" (время ее выхода точно нельзя определить), в 12 д. л., содержащую в себе псалтырь, часословец, акафисты, каноны, шестодневец и краткие святцы.

Последнее издание предназначалось для простых мирян, и поэтому обычный текст и форма псалтыри несколько переработаны.

Виленские издания вообще менее богато украшенные, составляют прямое продолжение пражских.

В типографском отношении между ними мало различий.

Почти тот же формат, то же сходство в бумажных знаках, выходных листах и гравюрах; в шрифте же небольшое изменение, напр., новое начертание некоторых букв. Особенности виленских изданий указывают на те же связи с немецкими типографиями, которые видны и в пражских изданиях.

Язык в своих книгах С. называет "русским", иногда противополагая его без достаточных оснований "словенскому". В его языке, смешанном и не вполне установившемся, находится довольно много звуковых и формальных особенностей русского языка и в частности белорусского наречия.

Сильно у С. влияние церковнославянского языка, объясняющееся его огромным значением в жизни (в школе, церкви и письменности).

Более слабо отразились в языке С. чешская и польская речь. Первое влияние, обусловливаемое жизнью С. в Праге и его переводами, заметно с синтаксической и лексической стороны, а второе, менее значительное, объясняющееся связями Белоруссии с Польшей и его образованием, — в некоторых словах.

Дальнейших сведении об издательской деятельности С. не имеется, и это может указывать на ее прекращение.

Тяжба за недвижимое виленское имущество жены, потребовавшая от него много хлопот, несмотря на ее благоприятный исход, и запутанные дела его брата Ивана, с которым его связывало общее родовое полоцкое имущество, — все это, при обычной судебной волоките, мешало его любимым занятиям.

В королевской грамоте 1532 г. упоминается о конфискации имущества С. и о волоките, от которой его освободила только эта грамота.

Это было большим ударом для С. Наконец, на его деятельности могли отразиться пожар 1530 г., истребивший 2/3 Вильны, и сильное моровое поветрие 1533 г. В 1535 г. по делам брата упоминается С., можно думать, в последний раз живым. Приблизительно к этому времени, но, по всей вероятности, не к более раннему, нужно отнести и смерть С. П. В. Владимиров, "Доктор Франциск Скорина, его переводы, издания и язык", СПб., 1888 г. Это — пока единственный серьезный опыт всестороннего исследования личности С. Он вызвал обстоятельные рецензии А. С. Будиловича в ХХХІІ присуждении наград гр. Уварова (Журнал Мин. Нар. Просвещения, 1890 г., ч. 272, ноябрь, отд. IV, 5—8) и А. И. Соболевского в Журнале М. Н. Пр., 1888 г., ч. 259, октябрь, отд. II, 321—332. Оба рецензента не соглашаются с проф. Владимировым, главным образом, в том, что С. принадлежит заслуга сближения книжного церковно-славянского языка с простонародным, и, кроме того, первый сомневается в чисто православном характере деятельности С. и считает это положение автора во всяком случае недостаточно обоснованным.

Другие работы представляют или общие очерки, часто устарелые, компилятивные и вообще малоценные, или же представляют разработку детальных вопросов. — Бакмейстер, "Опыт о библиотеке Имп. Академии Наук", 1779 г., 65—69, — первый обратил внимание на некоторые труды С., хотя и не избежал ошибок. — "Опыт трудов Вольного рос. собрания", 1783 г., VI, ст. Штриттера, 177—194, и Алексеева 195—204. — С. Линде, "О Literaturze Rossyyskiey" в "Pamietnik Warszawski", 1815 г., 277—297. — Лелевель, "Bibljograficznych ksiagdwoie", Wilno, 1823. — Вишневский, "Historija literatury polskiej", 1851 г., VIII, 407, 464—470, 475—480. — Головацкий, "Несколько слов о Библии Скорины и о рукописной русской Библии из XVI ст.", "Науковый Сборник", 1865 г. 225—257, Львов. — А. Е. Викторов, "Замечательное открытие в древнерусском книжном мире" (І книга, напечат. доктором Фр. С., "Беседы в обществе любителей рос. словесности", 1867 г., вып. I, 1—27). — "Отношение перевода С. к вульгате и к древнеславянскому тексту", "Чтения в обществе любит. духовного просвещения", 1877 г., ноябрь, 642—653. — И. А. Шляпкин, "К биографии Франциска С.", Журнал Мин. Нар. Просвещения, ч. 230, 1892 г., № 4. — Первольф, "Славянская взаимность с древнейших времен до XVIII в.", 1874 г. — Ф. И. Булгаков, "Иллюстрированная история книгопечатания и типографского искусства", т. І, 89 г., 201—214. — Гатцук, "Очерк истории книгопечатного дела в России", "Русский Вестник", 1872 г., т. ХСІХ и отд., — "Ф. С., издатель в Празе Чешской, в 1517, 18 и 19 гг.", "Слово", во Львове, 1875 г., ч. 130. — А. Вахнянин, "О докторе Ф. С. и его литературной деятельности", "Справоздане дирекцiе ц. к. гимназiе акад. во Львове на рoкъ шкoльныи 1878—79", Львов, 1879 г. — А. Архангельский, "Борьба с католичеством и западнорусская литература конца ХVI — первой половины XVII в.", "Чтения в Имп. Общ. Истории и Древн. Рос.", 1888 г., І, 1—137, особенно с 84 стр. — П. В. Владимиров, "Обзор южнорусских и западнорусских памятников письменности от XI до ХVII ст.", 1890 г. — Его же, "Начало славянского и русского книгопечатания в ХV—ХVI вв.", 1894 г. — А. А. Бахтиаров, "История книги на Руси", 1890 г., 66—69. — Митр. Евгений, "Биографии росс. писателей: Фр. С.", "Сын Отечества", 1821 г., ч. 71, № 30, стр. 169—172. — Его же, "Словарь русских светских писателей". — М. Крупович, "Собрание государственных и частных актов, касающихся истории Литвы и соединенных с нею владений", ч. II, 1858 г. — Митр. Макарий, "История русской церкви", т. IX, 303—304. — Чистович, "Очерк истории западнорусской церкви", 1882 г., ч. І, 217—219. — Огоновский, "Христоматия Староруска", Львов, 1881 г., 281 ч.; "История литературы русской", Львов, 1887 г., І, 154—159. — Филарет Г., "Обзор русской духовной литературы", стр. 138. — П. Пекарский, "Наука и литература при Петре Великом", II, 5. — И. Каратаев, "Хронологическая роспись славянских книг, напечатанных кирилловскими буквами. 1491—1730.", 1861 г., №№ 11, 14—15. — Его же, "Описание славяно-русских книг", 1883 г., стр. 28—44; 56—67. — "Обстоятельное описание славяно-российских рукописей" гр. Ф. А. Толстова, 1825 г., І, 62; II, 51, 267. — П. Строев, "Описание старопечатных книг... И. Н. Царского", 1836 г., № 5—9. — Ф. Добрянский, "Описание рукописей Виленской публичной библиотеки, церковно-славянских и русских", 1882 г., стр. 441—443. — П. Кеппен, "Материалы для истории просвещения в России", № 2. Библ. листы 1825 г., стр. 35, 79—84, 152, 267, 274, 482, 577; 613. — В. Сопиков, "Опыт рос. библиографии", т. І, стр. XLIX, ХСІII, 9—18, 25—45, 119—120, 183—184, 275. — В. Иконников, "Опыт русской историографии", 251, 297, 635, 785—786, 926, XXII, ССХІІ. — А. Н. Пыпин, "История русской этнографии", 1890—1892 г., І, 195; IV, 12, 30, 31, 139, 166. — Его же, "История русской литературы", т. І, 56, 106; II, 367, 504 изд. І. — Н. Барсуков, "Жизнь и труды М. П. Погодина", VII, 330; VIII, 175; IX, 196—197, 211; Х, 117, 437, 458—459, 463; XII, 353; указатель В. Майкова. — Ф. Буслаев, "Историческая хрестоматия", 1861 г., 197—206. (Первый опыт научного издания текста С. с грамм. замеч.). — И. С., "Дополнение к статье о древн. портр. С.", "Труды и летописи Общ. Ист. и Древн. при Моск. университете", кн. І, 1830 г., 306—309. — Д. А. Ровинский, "Русские граверы и их произведения с 1564 г. до основания Акад. Художеств", 1870 г. — Его же, "Подробный словарь русских гравированных портретов", 1889 г., II, 1643—44. — Энциклопедические словари Брокгауза и Ефрона (т. XXX, 228), Толля (III, 474 и прил. 466), Березина (С, 81), Старчевского (С, 457), Клюшникова (II, 745). — А. Н. Неустроев, "Указатель к русским повременных изданиям и сборникам за 1703—1802 гг.", 1898 г., стр. 624. — В. И. Межов, "Русская историческая библиография за 1865—1876 гг. включ.", II, 11096, 16172; ІV, 43863, то же за 1800—1854 гг., 17311. — Его же, "История русск. и всеобщ. слов.", № 3517, 8025. — Указатель... Журн. М. Н. Пр. с 1867 г. по 1891 г. (№№ 4919, 6534) и др. указатели.

А. Купалов. {Половцов} Скорина, Франциск д-р мециц. Краковск. акад., уроженец г. Полоцка, переводч. и издатель на белорусском наречии 16 кн.: Ветх. Зав., Псалт. и Апост.; около 1545 г. Дополнение: Скорина, Франциск, а вернее Георгий Скорынич; р. в 1480-х годах (не позднее 1489 г.). {Половцов}