Смирнова Александра Осиповна - Биография

Смирнова Александра Осиповна

Смирнова Александра Осиповна — род. в 1809 г. Отец ее французский эмигрант, кавалер де Россет, мать — урожденная Лорер, а бабка по матери — из грузинского рода князей Цициановых.

Воспитание получила С. в Екатерининском институте в Петербурге.

Окончив курс в 1826 г. со вторым шифром, С. была тогда же назначена фрейлиною к императрицам Марии Феодоровне и Александре Феодоровне.

При дворе и в салоне Карамзиных она знакомится с В. А. Жуковским, кн. Вяземским, а затем с Пушкиным (в 1827 г.). Живого характера, отличающаяся остроумием, молодая фрейлина входит в интересы своих литературных знакомых и скоро становится даже посредницей их в некоторых сношениях с правительственными сферами.

Особенно любопытны ее отношения к Пушкину: она рассказывает, что иногда поэт обращался к ней с просьбою представить государю какое-либо его новое стихотворение, а государь через нее давал Пушкину разрешение на печатание его произведений.

Хотя по другим данным это известие не подтверждается и достоверно известно, что Пушкин представлял все свои произведения государю через гр. Бенкендорфа, тем не менее можно полагать, что С. эти произведения бывали известны до их напечатания и, быть может, ей становилось иногда известным мнение о них государя раньше, чем оно официально бывало сообщаемо самому Пушкину.

В 1830 г. С. знакомится с Гоголем, и это знакомство очень скоро приобретает такой же характер, как и отношения к Пушкину: сближению способствовало и то обстоятельство, что С. считала своей родиной Малороссию.

В 1831 г. Александра Осиповна выходит замуж за молодого дипломата, Н. М. Смирнова.

Связи с литераторами поддерживаются и развиваются и после этого: в доме Смирновых собирается избранное общество писателей и художников, чаще всего бывают у них Пушкин, Жуковский, Гоголь, кн. Вяземский, а впоследствии, когда Смирнов был назначен калужским губернатором, появляются в салоне И. С. Аксаков, Ю. Ф. Самарин и др. представители славянофильства.

Александра Осиповна ведет обширную переписку с литераторами и общественными деятелями, и связи поддерживаются до самой ее смерти в 1882 г. Уже с институтской скамьи С. начала вести свой дневник, который был издан в 1893 г. ее дочерью.

К сожалению, однако, этот материал не может считаться вполне доброкачественным.

Записки сохранились даже не в порядке и, как сообщала издательница, "потребовалось немало труда и терпения, чтобы привести в систему отдельные листки и собрать заметки, разбросанные в альбомах рядом со стихами, рисунками, засушенными цветами, или в записных книжках, рядом с извлечениями из прочитанных книг". Таким образом, уже эта одна редакторская работа заставляет относиться к изданному материалу весьма осторожно, так как мы не имеем записок в их подлинном виде. Но кроме этого следует сказать, что с фактической стороны записки вызывают немало различных недоумений: одни исследователи считают их драгоценным материалом, видят в них существенные данные для характеристики императора Николая І, Пушкина, Гоголя и других лиц, с которыми приходилось встречаться С.; другие же критики указывают в записках ряд анахронизмов, неточностей, неверных сообщений, причем особенно сомнительными представляются записи разговоров Пушкина, Гоголя, Жуковского, будто бы веденные во время самих этих разговоров.

По этим записям оказывается, например, что Пушкин знал о влиянии Товянского на Мицкевича, тогда как начало этого влияния относится к 1841 г.; или же сообщается мнение Жуковского о "Трех мускетерах" Дюма, высказанное в разговоре с Пушкиным, тогда как этот роман появился в свет через четыре года после смерти Пушкина.

Подобные несообразности заставляют принимать сообщения С. с большим скептицизмом: если и есть в них кое-что ценное, то необходимо прежде всего устранить всякие показания, возбуждающие сомнения. "Русский Архив", 1871 (Воспоминания о Пушкине и Жуковском). — Ibid., 1882 (Из записок знатной дамы). — Записки, "Северный Вестник", 1893—95 гг., и отдельно, СПб., 1895—97. — "Вестник Европы", 1897, июнь (статья В. Д. Спасовича). — "Жизнь", 1899, май (статья г-на Андреевича). — Мережковский, "Вечные спутники", СПб., 1897. А. Бороздин. {Половцов} Смирнова, Александра Осиповна (урожденная Россет, 1810—1882) — писательница; воспитывалась в СПб. екатерининском институте, была любимой фрейлиной императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны.

Вышла замуж за Н. М. Смирнова, бывшего калужским, потом СПб. губернатором.

Постоянно вращаясь в литературных кружках, приобрела дружбу многих наших литературных корифеев: Пушкина, Жуковского, Гоголя (часть "Переписки с друзьями" адресована ей), Лермонтова, Вяземского, Хомякова, Плетнева, Аксаковых и др. При жизни С. напечатала: "Воспоминания о Жуковском и Пушкине" ("Русск. Арх.", 1871) и "Из записок знатной дамы: 1845 г." (там же, 1882). После ее смерти во многих журналах ("Рус. Арх.", "Русская Стар.", "Сев. Вестн.") печатались ее обширная переписка, а также "Записки" ("Сев. Вестн.", 1893—95), вышедшие потом отдельным изданием (СПб., 1895—97). Записки, относящиеся к 1826—45 гг., обратили на себя внимание рассказами о Пушкине, Лермонтове, императоре Николае I, вел. кн. Михаиле Павловиче и др. лицах. Все эти лица ведут между собой довольно бессвязные разговоры, через которые красной нитью проходит стремление выставить в лучшем свете автора записок и показать русскому обществу "настоящих" императора Николая I и Пушкина.

Записки переполнены анахронизмами и мало достоверными фактами.

По-видимому, при издании "Записок" имелись какие-то письменные материалы самой С., но они были подвергнуты сильной переработке (по всей вероятности — дочерью С., Ольгой, умершей в 1890-х. гг.). {Брокгауз} Смирнова, Александра Осиповна ур. Россет, фрейл. имп. Александры Фед., друг поэта Жуковского, автор "Записок", р. 1810 г., † 17 июля 1882 г. Дополнение: Смирнова, Александра Осиповна, вдова тайн. сов. (Н. М. С., СПб. гр. губ-ра.); † 1882 г. 7 июля, в Париже, 70 лет. {Половцов}