Аксельрод Павел Борисович - Биография

Аксельрод Павел Борисович

Аксельрод Павел Борисович (род. 1850) — с.-д. меньшевик; сын еврея-корчмаря.

С раннего возраста А. зарабатывал средства к существованию.

Первой литературной работой А. была статья о положении еврейской бедноты в " Могилевских Губ. Ведомостях". 16 лет А. познакомился с сочинениями Лассаля, оказавшими на него сильное влияние.

Поступив в Киевский ун-тет, А. начал пропаганду в рабочей среде, но в 1874 созданный им кружок был разгромлен полицией, сам А., работавший уже среди крестьян Могилевский губ., задержан, привлечен к дознанию, но бежал за границу.

В Женеве А. примкнул к кружку "бакунистов", по поручению кружка ездил в Россию для того, чтобы завязать связи (1875). После возвращения в Швейцарию, А. сотрудничает в органе бакунистов "Работник" (1876) и редактирует основанный им журнал "Община", где пишет о германской соц.-демократии.

В 1879 А. приехал в Россию и после раскола "Земли и Воли" примкнул к "Черному Переделу"; полицейские преследования заставили его в 1880 опять уехать в Женеву.

Здесь он сотрудничал в "Вольном Слове", выступал на Международном конгрессе в Хуре (под именем Александровича).

Эволюционируя от анархизма бакунистов к марксизму, А. вместе с Плехановым, Л. Дейчем, И. Игнатовым и В. Засулич основывает первую группу русских с.-д. (группа "Освобождение труда"). Первые с.-д. литературные выступления А. направлены против народничества ("Рабочее движение и социал-демократия", 1885; "Письма к русским рабочим об освободительном движении пролетариата", 1889; статьи в сб. "Социал-Демократ", в газете "Рабочий", в американской рабочей газете "Знамя" и др.). С 1890 А. сотрудничает в журн. "Социал-Демократ"; в 1895—96 входит в "Союз русских социал-демократов". С появлением в 90-х гг. "экономизма", А. выступает его противником.

При переиздании известной брошюры Кремера "Об агитации" (1896) А. пишет к ней предисловие, сотрудничает в журн. "Работник", а в брошюрах "Историческое положение и взаимное отношение либеральной и соц. демократии" и "По вопросу о современных задачах и тактике русских социал-демократов" наиболее полно формулирует свою позицию в борьбе с "экономизмом". В этих брошюрах, наряду с верными, с точки зрения революционного марксизма, положениями, замечается некоторое приукрашивание и преувеличение роли либералов.

По мнению А., "значительная часть" "высших классов" в России "заражена разрушительными (т. е. революционными) стремлениями"; их легальные организации, якобы, "заключают в себе огромную революционную силу"; в то же время российский пролетариат, будто бы, "не в состоянии возвыситься до роли сознательной революционной силы без прямой или косвенной поддержки буржуазии" и т. п. С 1900 А., вместе с Лениным, Плехановым, Мартовым, Потресовым и В. Засулич, входит в состав редакции "Искры". На 2 съезде РСДРП (Лондон, 1903) А. выступает сторонником оппортунистической (Мартовской) редакции § 1 "Устава", отвергая ленинскую редакцию этого §, как закрывающую двери в партию для "людей, хотя бы и не могущих быть принятыми непосредственно в организацию, но являющихся, тем не менее, членами партии". Как пример таких людей А. приводит "профессора, который считает себя соц.-дем. и заявляет об этом". Невыбранный съездом в число редакторов "Искры", А., однако, вскоре (после разрыва с Лениным) был кооптирован Плехановым, вместе с другими членами редакции старого состава.

В новой "Искре" А. первый выступил с наиболее принципиальным обоснованием раскола ("Объединение российской социал-демократии и ее задачи" и "Общереволюционные и пролетарские тенденции в нашем движении" в №№ 55, 57, и др. фельетоны).

По мнению автора, РСДРП является "партией революционной интеллигенции, опирающейся на пролетариат". Организация революционеров-профессионалов имеет тенденцию к превращению в "якобинский клуб, т. е. организацию революционно-демократических элементов буржуазии, ведущую за собою... наиболее активные слои пролетариата". Партия до сих пор воспитывала пролетариат только "в общереволюционном, а не социально-пролетарском духе". "Классовую борьбу" "со всем буржуазным строем" с.-д. практика почти что игнорирует и фактически исчерпывается одной только "борьбой с самодержавием", "связанной с пролетарским учением лишь общедемократической фразеологией". "Политической работы в социалистическом смысле не видать и не слыхать", "Необходимо реформировать нашу практику в принципиально-пролетарском смысле". Это нелепое противопоставление "общереволюционной"и "специально-пролетарской" практики, выдвинутое в момент, когда в порядке дня стояла революция против царизма, послужило меньшевизму ширмой для принижения революционных задач пролетариата в буржуазно-демократической революции.

Осенью 1904 А. выдвигает (от имени редакции новой "Искры") "план" участия соц.-демократов в земской кампании, начавшейся в период министерства Святополк-Мирского.

Критикуя демонстрации, направленные прямо против царизма, как "низший тип" классовой борьбы, "план" А. рекомендует "высший тип" демонстраций — перед земскими собраниями.

Цель этих демонстраций — заставить буржуазных либералов "выступать от имени народа" (другими словами, передать гегемонию в революции либералам).

При этом демонстранты должны остерегаться привести либералов в состояние "панического страха", ведя себя мирно и прилично.

Логическим выводом из этих положений было отрицание меньшевиками необходимости для с.-д., в случае победы революции, участвовать во временном революционном правительстве; буржуазной революцией должна руководить буржуазия, а не пролетариат.

В дальнейшем А. становится главным выразителем тактики меньшевизма.

На 4-м (объединительном) Съезде РСДРП (Стокгольм, 1906) А. выступил с программным докладом о тактике по отношению к Гос. думе (издан отдельной брошюрой "Две тактики", СПб, 1906), защищая идею "политического сотрудничества пролетариата и буржуазии в абсолютистской России". "Главная тактическая задача" состоит в сочетании "дела развития классового самосознания и политического объединения рабочих масс" с этим требованием сотрудничества с буржуазией.

С.-д. должны заключать "договоры и соглашения" с либералами.

Условия соглашений должны обсуждаться на рабочих собраниях.

Пролетариат должен отвоевать себе место на легальной арене рядом с буржуазией.

У А. нет даже и следа понимания того, что крестьянство представляет собою особый слой буржуазной демократии, что с ним, а не с буржуазией пролетариату по пути в буржуазно-демократической революции.

Проведение восстания против царизма, по мнению А., не дело с.-д. партии.

Еще осенью 1905 А. выдвинул идею созыва "рабочего съезда" (в письмах к "Организационному Комитету меньшевиков", напечатанных в газете "Начало"). Этот "широкий" рабочий съезд, по его роли, должен был заменить собою с.-д. партию.

В 1905, на подъеме революции, идея "рабочего съезда" почти не имела успеха.

На склоне революции, в 1907, эта идея ожила в меньшевистских кругах (литературные выступления Эль, Щегло, Ларина и др.). Ларин договорил ее до конца, предложив создать единую партию из с.-д., с.-р. и др. течений, представленных в рабочем классе. 5-й Съезд РСДРП (Лондон, 1907) принял резолюцию с осуждением идеи "рабочего съезда". От "рабочего съезда" лежал прямой путь к "ликвидаторству", появившемуся в рядах с.-д. с 1908. Являясь идейным вождем "ликвидаторства", работая в редакции ликвидаторского "Голоса Социал-Демократа", с самого его возникновения, А. ставил перед ликвидаторством задачу "фракционного оформления" и "сплочения" с целью "партийной революции", которая должна "европеизировать, т. е. коренным образом изменить характер русской соц.-демократии, как он сложился в дореволюционную и революционную эпоху, и организовать ее на тех же началах, на каких зиждется партийный строй европейской соц.-демократии" ("Наша Заря", № 6, 1912), т. е. подпольная революционная партия должна быть заменена легальной и реформистской.

С началом империалист, войны А. оказывается в рядах циммервальдской правой, участвует как представитель меньшевистского Организационного Комитета на Циммервальдской конференции (1915) и подписывает, в числе других, ее манифест.

В 1916 участвует в Бернском междунар. совещании и во второй интернациональной Кинтальской конференции.

Под интернационалистической маской Циммервальда А. высказывает социал-шовинистические взгляды: "упрекать бельгийских социалистов за оборону своей страны" есть "цинизм, а не марксизм"; поведение немецких с.-д. тоже не было изменой социализму — "пока существуют отечества", "вопрос о патриотизме и самообороне будет существовать" и т. д. Ленин характеризует позицию А. в этот период, как "двойной поклон: один в сторону немецких социал-шовинистов, другой — в сторону французских", а "заявление А., что “поражение России, не могущее затронуть органического развития страны, помогло бы ликвидировать старый режим”... взятое в связи с оправданием немецких шовинистов, представляет из себя не что иное, как попытку подслужиться к Зюдекумам" (Ленин, т. XIII, ст. "Русские Зюдекумы"). Непосредственного участия в революции 1917 А. не принимал, находясь за границей.

После Октябрьской Революции держится на правом крыле меньшевизма.

В сентябре 1920 А. выступил с резкой критикой ЦК меньшевиков за его признание исторической необходимости Октябрьской Революции, в которой большевики играют роль "якобинцев конца 18 в.". По Аксельроду, "якобинцы достигли власти в результате стихийного хода революции, большевики же узурпировали диктатуру". Историческим материализмом в этой концепции даже и не пахнет.

В последнее время А. высказывался за вооруженную интервенцию против СССР, в полном согласии с погромной брошюрой Каутского "Интернационал и Советская Россия". А. состоит членом Международного Бюро 2-го Интернационала.

В августе 1925 справлял свое 75-летие. В. Астров.