Гедеонов Александр Михайлович - Биография

Гедеонов Александр Михайлович

— действительный тайный советник, директор Императорских театров, обер-гофмейстер, потомок дворянского рода, происходившего из смоленской шляхты; сын полковника, потом действительного статского советника Михаила Яковлевича (1756—1802) от брака с Татьяной Александровной Талызиной, по смерти мужа вышедшей замуж за тверского губернского предводителя дворянства Сергея Алексеевича Шишкина, родился в 1791 г.; получил домашнее образование и на 13-м году (31 декабря 1803 г.) записан на службу юнкером в Московский архив иностранных дел. 30 марта 1805 года определен в военную службу колонновожатым в свиту Е. И. В. по квартирмейстерской части. 8 ноября 1808 г. произведен в подпоручики, 8 января 1810 г. переведен в Кавалергардский полк, в апреле того же года назначен адъютантом к полковому командиру Н. И. де Прерадовичу, а в сентябре произведен в поручики.

Переведенный в июне 1811 г. в Ямбургский драгунский полк капитаном, он с этим полком участвовал во время Отечественной войны в сражениях при Клястицах и Полоцке.

В марте 1813 г. переведен в Казанский драгунский полк, принимавший в это время участие в осаде Данцига.

Здесь Г. неоднократно отличился, за что был награжден орденами св. Анны 4-й ст. и Владимира 4-й ст. с бантом и прусским орденом Pour le merite и был тяжело контужен.

Взятый герцогом Александром Виртембергским в адъютанты, он был послан вести переговоры о сдаче Данцига, а после сдачи отправлен во Францию к государю с донесением.

Оставшись при главной квартире, Г. участвовал в сражениях при Барсюр-Об, Фер-Шампенуазе и Париже, а в августе 1814 г. вернулся адъютантом к герцогу. 23 февраля 1816 г. он был уволен от службы по прошению за ранами с чином майора и с мундиром, а через год поступил на гражданскую службу и 17 апреля 1817 г. определен в экспедицию Кремлевского строения в число смотрителей. 14 января 1818 г. назначен присутствующим в ту же экспедицию и оставался в этой должности до 22 августа 1831 г., когда экспедиция была преобразована в Московскую дворцовую контору, а Г. назначен туда советником.

Помимо своих прямых обязанностей, он исполнял и некоторые другие, на него возлагавшиеся: в 1822 г. был директором итальянской оперы, в 1828 г. заседал в комитете по сооружению храма Спасителя, во время холеры 1831 г. заведовал Новинской частью.

За время своей 15-летней службы в Москве Г. был награжден чином действительного статского советника (6 сентября 1823 г.), орденами св. Анны 2-й ст. (1817 г.) и 1-й ст. (1825 г. и с короной в 1830 г.) и Владимира 3-й ст. (1828 г.) и придворными званиями камергера (14 августа 1826 г.) и церемониймейстера (30 августа 1831 года). 13 мая 1833 г. Г. был назначен и. д. директора Императорских С.-Петербургских театров.

Утвержденный в должности при производстве в тайные советники (31 декабря 1834 г.), он в течение четверти века стоял во главе Петербургской театральной дирекции. 1 февраля 1842 г. ему были подчинены и московские театры.

Должность директора достигла при нем высших ступеней придворной иерархической лестницы: 5 января 1835 года Высочайше повелено считать директора Императорских театров в числе вторых чинов Двора, а 26 августа 1847 г. — в числе первых чинов. С 1848 г. Г. состоял членом негласного комитета 2-го апреля.

За свою службу он был награжден орденами св. Владимира 2-й ст. (1836 г.) и Белого Орла (1842 г.), 2 золотыми табакерками с украшенными бриллиантами портретами Николая I (1845 г.) и Александра II (25 мая 1858 г. по случаю 25-летнего юбилея), чином действительного тайного советника (30 июня 1846 г.) и арендой на 12 лет (1856 г.). Первые годы управления Гедеоновым Императорскими театрами были лучшим временем его деятельности.

Добившись в 1834 г. увеличения сумм, отпускаемых на театры, он главное внимание обратил на сокращение расходов и поднятие театральных сборов.

Хозяйственно-административная часть достигла лучшего состояния, хотя и не надолго.

Улучшено было и положение актеров, дотоле совершенно бесправных, и их семейств; так, артисты 1-го разряда за 20-летнюю службу получили право на потомственное почетное гражданство, а вдовы и сироты актеров стали получать пенсии.

Театральное училище было преобразовано, драматическая труппа совершенно отделена от оперной, вместо упраздненной итальянской оперы сформирована немецкая опера, отличавшаяся голосами и музыкальностью исполнителей и делавшая хорошие сборы. Русская опера до Г. почти не существовала, и он положил ей основание, решив ставить на русском языке оперы иностранных композиторов.

Первым опытом была постановка оперы Мейербера "Роберт-Дьявол". В сезон 1835 г. поставлены были оперы Мейербера, Россини, Обера, Герольда.

Постановка в 1836 г. "Жизни за Царя" положила начало и самобытной русской опере, хотя и против воли Гедеонова.

В 1844 г. была восстановлена итальянская опера после того, как имели большой успех гастроли Рубини, певшего с русскими артистами.

В этой опере Г. дал возможность петербуржцам услышать лучших знаменитостей того времени: Виардо, Бозио, Тамберлика, Марио. Много внимания уделялось и балету.

Вообще директорство Г. было блестящим периодом в истории Петербургских театров по роскоши постановки и составу исполнителей.

Меньше влияния оказывал Г. на театры в Москве, куда наезжал только изредка в качестве ревизора.

С течением времени Г. охладел к драме и опере и все внимание обратил сначала на балет, потом на французский театр. Классические пьесы стали даваться при самой плачевной обстановке, зато балет достиг высокой степени процветания.

Некоторые современники называют Г. глубоким знатоком театра, на самом же деле он только чутко угадывал вкусы большинства публики и умел ей угодить выбором пьес, но был далек от понимания истинного искусства.

И если при нем были поставлены и "Ревизор", и оперы Глинки, то не он был виновником их постановки; напротив, он долго противился постановке "Жизни за Царя". "Дело известное, что искусство для Гедеонова не существует", — замечает Глинка в одном из своих писем. Воспитанный на французской литературе, Г., по свидетельству Куликова, плохо знал русскую литературу и ничего не читал, кроме театральных рецензий в "Северной Пчеле". В пятидесятых годах Г. только номинально стоял во главе театрального ведомства, вся же власть перешла в руки сначала управляющего конторой Императорских театров Киреева, потом заведующего репертуаром Федорова. 25 мая 1858 г., когда исполнилось 25-летие его управления театрами, он был уволен от должности с пожалованием в обер-гофмейстеры.

По случаю его юбилея артисты издали его литографированный портрет с надписью: "Благодарное сословие артистов составило между собой и для себя". Гедеонов был типичным представителем своего времени.

По внешности он был настоящим барином и царедворцем.

Будучи в сущности добрым человеком, он старался казаться строгим начальником; приветливый и вежливый с равными, всем подчиненным, чиновникам и актерам, даже женщинам, говорил "ты"; человек своенравный и самолюбивый, он в своих распоряжениях был безапелляционен, не терпел противоречий и не допускал мысли, что может ошибиться.

Он также не любил, чтобы у него чего-нибудь просили и первым делом всегда отказывал, хотя потом и соглашался на просьбу.

Будучи в хорошем расположении духа, Г. относился снисходительно к подчиненным, готов был каждому помочь, зато, в высшей степени вспыльчивый, он совершенно преображался под влиянием гнева и без стеснения кричал и на чиновников, и на актеров; и однако при виде слез на глазах у распекаемого готов был исполнить все, чтобы утешить его. Этой слабостью начальника многие злоупотребляли.

Несмотря на все недостатки Г., большинство актеров вспоминали о нем с благодарностью; но те, которые держали себя независимо и не старались об угождении начальству (таких людей Г. не любил), и в их числе многие первостепенные артисты, наоборот, сохранили плохое воспоминание о притеснениях со стороны бывшего начальника.

Большой поклонник прекрасного пола, Г. был под сильным влиянием сначала балерины Андреяновой, потом французской актрисы Миля. Последние годы жизни он провел большей частью в Париже, куда последовал за Миля, и здесь же скончался в апреле 1867 г. и погребен на кладбище Pere Lachaise. Г. был женат на Наталье Павловне Шишкиной (1790—1840) и имел трех сыновей: Сергея (1812—1816), Михаила (1814— 185?) и Степана (1815—1878, см.), директора Императорских театров и Эрмитажа. "Сборник биографий кавалергардов", т. III (биография А. М. Гедеонова, составленная Н. П. Чулковым);

Воспоминания и записки П. А. Каратыгина ("Pус. Стар.", 1879, І, 434—452), В. В. Самойлова ("Рус. Стар.", 1884 г., № 10, стр. 132—135), Н. И. Куликова ("Рус. Стар.", 1886 г., № 12, стр.623, 1892 г., № 8, стр. 451), А. Г. Рубинштейна ("Рус. Стар.", 1889 г., № 11, стр. 546), В. А. Инсарского ("Рус. Стар.", 1895 г., № 4, стр. 102, № 6, стр. 4), А. Я. Головачевой-Панаевой ("Ист. Вестн.", 1889 г., І, 31), Д. М. Леоновой ("Ист. Вестн.", 1891 г., I, 132), А. А. Алексеева ("Ист. Вестн.", 1892 г., II, 417, III, 338), А. А. Нильского ("Ист. Вестн.", 1894 г., І, 125, 350); Вольф, "Хроника СПб. Имп. театров". {Половцов} Гедеонов, Александр Михайлович (1790—1867) — служил сначала в московском архиве министерства иностранных дел, затем в военной службе и при дворе; в 1838 г. назначен директором императорских спб. театров.

В 1847 г. назначен директором императорских театров обеих столиц.

Приведенные несколько в порядок князем Гагариным хозяйственные дела дирекции Г. далеко не улучшил, дефицит увеличил и расходование отпускаемых театрам средств не упорядочил.

К интересам искусства, так же как и предшественник его, относился холодно, заботливостью и даже простой вежливостью к артистам не отличался: говорил всем, даже артисткам, "ты" и постоянно делал наоборот тому, о чем они ходатайствовали.

Блестящий подбор талантливых исполнителей и высокий уровень театров за время его управления ничем ему обязан не был. С 1852 г. с назначением на должность министра двора графа В. Ф. Адлерберга Г. все более и более утрачивал влияние на дела и в 1858 году уволен от должности директора театров с назначением обер-гофмейстером. {Брокгауз}