Карпинский Александр Петрович - Биография

Карпинский Александр Петрович

Карпинский Александр Петрович — известный русский геолог.

Род. в 1846 г. Высшее образование получил в Горном институте, в котором состоял с 1869 г. адъюнктом, с 1877 г. по настоящее время — профессор геологии.

В 1885 г. назначен директором Геологического комитета и членом Горного ученого комитета.

В 1686 г. избран членом Императорской академии наук. В 1893 г. за свои ученые заслуги удостоен Имп. русск. геогр. общ. Константиновской медали.

Многочисленные ученые труды К., помещенные в изданиях Минералогического общества, Академии наук, СПб. общ. естествоиспыт. и в "Горном журнале", посвящены исследованию геологического строения, горных пород, палеонтологических остатков и полезных ископаемых России и, главным образом, восточного склона Среднего и Южного Урала. Из них важнейшие: "Об авгитовых породах д. Мулдакаевой и горы Качканар на Урале" (диссерт., СПб. 1869); "Анамезит в Европ. России" ("Юбил. СПб. горн. инст."); "Геологическ. исследов. в Оренбургском крае" ("Зап. Имп. минер. общ."); "О нахождении в минеральных веществах жидкого угольного ангидрида" ("Горн. журн", 1880 г.); "Замечания об осадочн. образов.

Европ. России" (т. же); "Геологические исследов. и разведки на восточн. склоне Урала" (т. же); "Замечание о характере дислокации пород в южной половине Европ. России" (там же, 1883 г.); "Третичные осадки вост. склона Урала" ("Зап. Урал. общ. люб. естеств.", 1883 г., VII); "Геологич. карта восточн. склона Урала" (СПб., 1884); "Die fossilen Pteropoden am Ostabhange des Ural. Mem. Acad." (СПб., XXXII, 1884); "Материалы для изучения способов петрографических исследований" (СПб., 1885); "Орографический очерк 139 листа общ. геолог. карты России" (совм. с Чернышевым, в "Трудах Геолог. комит.", III, 2); "О кембро-силурийских и некоторых других отложениях Псковской губ." ("Горн. журнал", 1887 г.); "Очерк физико-географических условий Европ. России в минувшие геологические периоды" (прил. к LV т. "Зап. Акад. наук", 1887); "О правильности в очертании, строении и распределении континентов" ("Горн. журн." 1888); "Об аммонеях артинского яруса и т. д." ("Зап. Минер. общ.", XXVII); "О нахождении нижнесилурийских и кембрийских отложений в Минской губ." ("Горн. журн.", 1892) и др. Б. П. {Брокгауз} Карпинский, Александр Петрович [26 дек. 1846 (7 янв. 1847) — 15 июля 1936] — рус. геолог и обществ. деятель, акад. Род. на Богословском з-де Верхотурского уезда на Урале (ныне г. Карпинск Свердлов. обл.) в семье горного инж. Окончил в 1866 Горный ин-т в Петербурге.

В 1869, после защиты дисс. "Об авгитовых породах деревни Мулдакаевой и горы Качканар на Урале", был избран адъюнктом по кафедре геологии и геогнозии, а в 1877 — проф. геологии Горного ин-та, где вел преподавательскую работу до 1896. Принимал активное участие в организации Геологич. комитета (1882), в к-ром вначале работал старшим геологом, а в 1885—1903 был его дир. В 1886 избран адъюнктом Петербург.

АН, в 1889 — экстраординарным и в 1896 — ординарным акад. К. был постоянным представителем рус. геологич. науки на междунар. геологич. конгрессах (начиная со 2-й сессии конгресса в Болонье в 1881) и выполнял нек-рые ответств. поручения по составлению геологич. карты Европы и по унификации графич. изображений в геологии.

Был пред. Организац. комитета и президентом 7-й сессии Междунар. геологич. конгресса (1897, Петербург).

С 1899 по 1936 — президент Минералогич. об-ва; в течение многих лет руководил геологич. секцией Лен. об-ва естествоиспытателей, работал в различных комиссиях как научного, так и организац. характера.

С мая 1916, исполняя обязанности вице-президента, руководил АН, а в мае 1917 стал первым выборным ее президентом.

На этом посту оставался до конца жизни. Под его руководством осуществлялась перестройка работы АН. Большую роль К. сыграл в орг-ции изучения производит. сил страны, особенно ее нац. окраин.

Почетный чл. многих об-в и академий.

Умер К. в Москве.

Прах его замурован в Кремлевской стене. Научная деятельность К. отличалась разносторонностью — он создал замечат. монографии по палеонтологии, классич. работы по стратиграфии и тектонике, провел исследования по петрографии, геологии и полезным ископаемым Урала. Им были составлены сводные геологич. карты Урала и Европ. части СССР. Первые его работы относились гл. обр. к петрографии.

Они касались как общих вопросов петрографии, так и описания магматич. пород отдельных районов.

Начиная с 1880-х гг. работы по геологии и палеонтологии стали резко преобладать над минералого-петрографич. исследованиями.

С 1910-х гг. главным объектом исследований К. становятся ископаемые организмы.

Особенно известны работы К. по тектонике и палеогеографии.

Он впервые выдвинул принятую теперь теорию строения Русской платформы.

Еще в статье "Замечания об осадочных образованиях Европейской России" (1880) он различал в структуре платформы "гранитный базис", т. е. кристаллич. складчатое основание и осадочный покров.

В этой же статье К. подверг критике представления англ. геолога Р. Мурчисона о девонской оси и указал на моноклинальное залегание девонских отложений на Дону. Этот вывод, подтвержденный дальнейшими полевыми работами, послужил надежным основанием для решения практич. вопроса о глубине залегания курских магнитных руд. Не менее важные данные о строении Рус. платформы были опубл. К. в классич. работе "Замечания о характере дислокаций пород в южной половине Европейской России" (1883). В этой статье дано одно из главнейших обобщений по тектонике платформы — была установлена полоса дислоцированных в различной степени осадочных пород, протягивающаяся от Келецко-Сандомирского кряжа до Мангышлакского Каратау.

Эту полосу К. назвал "зачаточной кряжевой полосой" юга России; в ее состав входит Донецкий бассейн.

Эта работа К. положила начало исследованию Большого Донбасса.

Природа "зачаточной кряжевой полосы" до последнего времени не была достаточно выяснена, а ее ограничения, названные австр. геологом Э. Зюссом "линиями Карпинского", трактовались обычно неправильно.

Многочисл. исследования сов. ученых вскрыли основные закономерности в строении этой своеобразной структуры и подтвердили правильность выделения "зачаточного кряжа" как специфич., сильно дислоцированной части Рус. платформы.

Наиболее важными работами К. в области тектонич. анализа и синтеза являются два небольших пси объему исследования: "Очерк физико-географических условий Европейской России в минувшие геологические периоды" (доклад в Петербург.

АН в 1886, напечатан в 1887) и "Общий характер колебаний земной коры в пределах Европейской России" (1894). В этих исследованиях К. разработал метод тектонич. анализа при помощи палеогеографич. построений, вернее при помощи построения границ "осредненных бассейнов". Этот метод вполне оправдал себя для выяснения картины тех последовательных движений, к-рые испытывала земная кора в пределах Рус. платформы и окружающих ее складчатых образований.

К. показал, что направление колебаний земной коры в пределах Европ. части России всегда оказывалось параллельным либо Кавказскому, либо Уральскому кряжам, а в др., палеозойскую эру образовавшиеся впадины примыкали к сев.-зап. (Балтийскому) массиву.

Хотя колебания долготного направления как бы чередовались с колебаниями других направлений, однако в период интенсивного образования каждого из указанных кряжей преобладали колебания, параллельные данному кряжу. Наиболее устойчивой частью Рус. платформы К. считал сев.-зап. (Балтийский) массив, состоящий из докембрийских образований.

Этот массив, "представляющий т. н. горст, является настоящим оплотом или буфером, возле которого, как около неподвижной оси, совершались перемещения понижений и повышений" остальной части платформы.

К. указывал также, что колебания земной коры в пределах Рус. платформы выражались образованием очень пологих и обширных по площади синклинальных я антиклинальных изгибов, взаимное пересечение к-рых, при изменении направления колебаний, вызывает образование сбросов, пологих складок и др. дислокаций пластов, обычных для платформы.

Впоследствии К. неоднократно возвращался к этому вопросу (1907, 1915, 1919) и неизменно подтверждал основные свои выводы о подмеченных им закономерностях.

Так в статье "К тектонике Европейской России" (1919) К. объяснил строение всей вост. части платформы орогенич. движениями в Уральской системе и упором Балтийского, Воронежского и Украинского массивов.

Работы К. по тектонике и палеогеографии Европ. части СССР создали эпоху в развитии геологии.

Его статьи послужили образцом методологии исследования платформ.

Разработанные им палеогеографич. метод и метод фациального анализа для решения тектонич. вопросов на долгое время определили направление работ по геологии платформенных областей.

Идеи К. получили развитие в исследованиях многих сов. ученых и прежде всего А. Д. Архангельского (см.). Большое влияние оказали его труды и на развитие зарубежной, особенно зап.-европ., геологии; по существу, в указанных статьях была впервые исчерпывающе доказана зависимость распределения суши и моря в минувшие геологич. периоды от колебат. движений земной коры. Только после работ К. явления трансгрессий и регрессий получили в геологии свое настоящее научное объяснение.

Обладая исключит. знаниями в области геологии и биологии и будучи последоват. дарвинистом, К. мастерски владел геологич. и биологич. методами исследования, и именно поэтому так совершенны его палеонтологич. работы.

Им изучались различные сложные для определения палеозойские ископаемые: геликоприоны — своеобразные акулы из семейства едестид; трохилиски — водоросли, сходные с харовыми водорослями, девонские птероподы и Volborthella, представляющие самых примитивных нижнекембрийских головоногих моллюсков.

К. провел классич. исследования по палеозойским аммонитам.

В своей монографии "Об аммонеях артинского яруса и о некоторых сходных с ними каменноугольных формах" (1889) К. одним из первых применил онтогенетич. метод, что дало ему возможность сделать выводы о развитии большой группы аммонитов.

На артинских аммонитах К. выявил примеры параллельного и конвергентного развития и дал материалистич. объяснение этих процессов.

К. показал, что "многие формы, казавшиеся, вследствие своей сложности, как бы внезапно появившимися..., имеют автохтонное происхождение и могли развиваться из форм, существовавших в той же области в предшествовавшую верхнекаменноугольную эпоху" (Карпинский А. П., Собр. соч., т. 1, 1945, стр.154—155). На основе этого К. сделал важный вывод о стратиграфич. положении артинского яруса (этот ярус был выделен им еще в 1874), показав, что артинские слои представляют собой переходные образования между каменноугольной и пермской системами.

В то время этот вывод имел важное значение, т. к. тогда палеонтологич. границы между системами еще считались резкими.

В 1899 была опубл. монография К. "Об остатках едестид и о новом их роде Helicoprion". Исчерпывающее изучение литературы, детальное описание имеющихся в его распоряжении образцов, сопровождаемое подробным гистологич. исследованием спирали геликоприона, а также исследованием ее химич. состава, помогли установить, что она имеет строение, характерное для акуловых, и апатитовой, "костный", состав вещества.

Такое всестороннее изучение сопровождалось подробными выводами по систематике, анатомии и морфологии не только геликоприона, но и едестид вообще.

Тщательно произведенная реставрация спирального органа геликоприона привела к выводу о том, что "зубы срединного ряда едестид, вытесняясь из полости рта, не отпадали, но, примыкая плотно к надвигавшимся за ними зубам, постепенно выдвигались за пределы челюсти..." (Карпинский А. П., там же, стр. 251). Образующаяся таким путем спираль резко выдавалась спереди на челюсти акулы и могла служить органом защиты или нападения.

Кратковременность существования едестид К. объяснил крайней специализацией этих животных.

Открытие и реставрация геликоприона вызвали поток возражений.

Находка спирали у Edestus minis в 1912 полностью подтвердила вывод К. На 60-м году жизни К. предпринял исследования в совершенно новой для него области палеонтологии — в палеоботанике.

В 1906 была опубл. его монография "О трохилисках". В этом всестороннем исследовании К. доказал, что трохилиски и близкие к ним формы представляют собой не животных (фораминиферы, или кишечнополостные), как считали первые исследователи этих организмов, а обызвествленные споропочки высших слоевцовых растений — харофит.

Он изучил анатомию, систематику и развитие соврем. харовых водорослей; на основании сравнит. исследования вымерших и соврем. представителей этой группы вскрыл настоящую природу трохилисков и пришел к ряду важных выводов об их историч. развитии.

Палеоботанич. исследования К. доныне считаются непревзойденными в отношении научного метода.

Работы К. в области петрографии в свое время сыграли большую роль в развитии этой науки в России.

К. исследовал разнообразные магматич. породы из различных областей России, причем особое внимание, как и в палеонтологии, он уделял самым трудно определяемым и загадочным петрографич. образованьям.

Выбранные объекты он подвергал всестороннему, глубокому исследованию.

Одним из первых применил в России поляризационный микроскоп для исследования пород (1869). Тонкий эксперимент сочетается в петрографич. исследованиях К. с широким геологич. подходом и всегда с исчерпывающей характеристикой лит-ры по данному вопросу.

К. создал в Горном ин-те большую школу петрографов-геологов.

Характерным для К. и его школы является подход к породам, как к естественно-историч. образованьям, к-рые нельзя понять и изучить без внимательного исследования окружающей их геологич. обстановки.

Большую роль в истории развития рус. петрографии сыграли опубл. им в 1885 "Материалы для изучения способов петрографических исследований". Высказанное во введении к этой работе предвидение К. о том, что многие приемы петрографич. исследования будут признаны — и может быть в скором времени — в качестве важного подспорья также и для "правильного ведения заводского и рудничного дела, т. е. для исследования руд и заводских продуктов", полностью оправдалось.

На 8-й сессии Междунар. геологич. конгресса в 1900 в Париже К. выступил со спец. докладом о принципах классификации и номенклатуры горных пород. Он высказал убеждение, что в классификации изверженных пород должны иметь первоочередное значение их минералогич. состав и структура.

Что же касается химич. их состава, то в большинстве случаев о нем можно судить уже на основании минерологич. состава.

К. указал на необходимость полного соответствия классификации и номенклатуры пород. В 1880 он опубл. результаты своего замечат. исследования "О нахождении в минеральных веществах включений жидкого угольного ангидрида". Проведенное на аметистах Липовки, оно на 40 лет опередило аналогичную работу нем. ученого А. Ионсена, исследовавшего аметисты Мурзинки в 1921. Геологич. и петрографич. исследования К. тесно связаны с практич. геологией.

Общегеологич. работы К., в частности его геологич. и палеогеографич. карты, послужили основой широких практич. прогнозов для поисков полезных ископаемых.

Многие работы К. посвящены собственно описанию полезных ископаемых.

Так, в 1881 он опубл. большую работу о полезных ископаемых на Урале. В ней описаны условия залегания и закономерности распространения золота, платины, свинца, ртути, меди, железа, марганца, хрома, никеля, кобальта, цинка, угля, драгоценных и строительных камней.

Важное значение имеют также работы К. по углям вост. склона Урала, о происхождении платиновых месторождений Урала и т. д. Полезные ископаемые К. изучал в Донбассе, Харьков., Псков. обл. и др. местах Европ. части СССР. В 1870 К. предсказал нахождение каменной соли в Донбассе, что вскоре было подтверждено бурением; но самые главные его работы были посвящены его родине — Уралу. Значение их для развития горной пром-сти Урала исключительно велико и до настоящего времени.

Именем К. названы город в Свердлов, обл. РСФСР, вулкан на о-ве Парамушир (Курильские о-ва), гора на Сев. Урале, Геологич. музей АН СССР в Ленинграде и др. Соч.: Собрание сочинений, т. 1—4, М.—Л., 1939—49. Лит.: Обручев В. А., Академик Александр Петрович Карпинский, "Известия АН СССР. Серия геологич.", 1951, № 3; "Известия АН СССР. Серия геологич." 1947, № 1 (журнал посвящен А. П. Карпинскому);

Люди русской науки, т. 1, М.—Л., 1948; "Вестник АН СССР", 1936, № 7 (журнал посвящен А. П. Карпинскому);

Волгин В. П., А. П. Карпинский как президент Академии наук СССР, там же, 1947, № 4; Александр Петрович Карпинский.

Библиографический указатель трудов, Н.—Л., 1947 (Акад. наук СССР); Белянкин Д. С., Петрографические исследования А. П. Карпинского и его направление в петрографии, в кн.: Очерки по истории геологических знаний, вып. 1, М., 1953. Карпинский, Александр Петрович Род. 1846(47), ум. 1936. Геолог, специалист в области стратиграфии и палеонтологии, тектоники, палеогеографии, петрографии, также по генезису рудных месторождений и др. Участвовал в создании Геологического комитета и возглавлял его (1885—1903). Академик Петербургской академии наук (1896), РАН (с 1917), АН СССР (1925), первый выборный президент РАН (1917—1925), президент АН СССР (с 1925).