Пелехин Петр Павлович - Биография

Пелехин Петр Павлович

— врач, профессор Императорской Медико-хирургической Академии, брат Ивана Павловича Пелехина; родился в 1789 г., умер 22-го сентября 1871 г. Происходил из семьи бедного священника Киевской губернии и воспитывался первоначально в Киевской Духовной Академии, где в 1811 г. окончил курс, а затем остался в ней учителем грамматических классов и преподавал немецкий, французский и древне-еврейский языки и церковную историю.

Не удовлетворенный этой деятельностью, Пелехин задумал учиться медицине и в 1820 г., прослужив в Духовной Академии 9 лет и 5 месяцев и сделав кое-какие сбережения из своего небольшого содержания, вышел в отставку, а 28-го сентября того же года, на 32-м году жизни, поступил волонтером в Императорскую Медико-хирургическую Академию.

В Академии он занимался очень успешно и в 1824 году окончил курс по первому разряду, а академическая Конференция наградила его золотой медалью, оставила для исполнения должности адъюнкт-профессора физиологии и патологии и в 1825 г. избрала в число 4-х лекарей, отправляемых за границу.

Пелехин, бывший одним из беднейших вольнослушателей Академии, подал в Конференцию просьбу о выдаче ему заимообразно некоторой суммы денег, которую он мог бы послать бедным престарелым родителям, получавшим от него и до того времени материальную поддержку.

Конференция уважила просьбу Пелехина и исходатайствовала ему 2000 p., которые были выданы ему с обязательством отслужить в военном ведомстве известное число лет в качестве казеннокоштного воспитанника Академии.

При отправлении за границу Пелехину было рекомендовано заниматься специально фармакологией, токсикологией, гигиеной и терапией.

Отправление молодых врачей за границу практиковалось Академией в описываемое время еще в первый раз. Всем им была дана подробная и красноречивая инструкция, содержавшая не только план занятий, но и отеческое наставление с подробными правилами жизни. Эта инструкция приведена целиком в "Истории Военно-Медицинской Академии за сто лет" (стр. 293—296). В течение двухлетнего пребывания в Германии Пелехину и его товарищам выдавалось по 1000 p. серебром в год, а в течение такого же пребывания в Англии — по 1500 p. В марте 1825 г. Пелехин отправился за границу.

Осмотрев университеты и медицинские учреждения в Лемберге и Кракове, он остановился в Вене и там, заручившись покровительством профессора Франка, которому русское консульство поручило оказывать содействие русским врачам, слушал лекции по фармакологии, токсикологии, гигиене и терапии.

Из Вены он отправился в Берлин, затем — в Бреславль и Париж, во всех этих городах слушая университетские лекции; в 1827 г. он был избран почетным членом Иенского минералогического общества.

В 1828 г. Пелехин продолжал свое научное усовершенствование в Лондоне и был избран почетным членом Дженнеровского общества, затем выдержал в Эдинбурге экзамены на звание хирурга, там же представил диссертацию "De neurosibus in genere", защитив которую получил степень доктора медицпны, а на следующий день был избран членом Королевского физического эдинбургского общества.

Летом 1829 г. он был в голландских университетах и затем снова слушал лекции в Париже.

В течение описываемого путешествия Пелехин был избран членом многих заграничных медицинских обществ.

Мы уже упоминали о признании его научных заслуг в Иене, Лондоне и Эдинбурге; кроме того, он был избран корреспондентом Медико-хирургического общества в Берлине, корреспондентом Бреславского общества для отечественного усовершенствования (в 1829 г.) и членом Медико-хирургического общества в Лондоне (в 1830 г.). В 1829 г. Пелехин вернулся в Россию и 26-го августа того же года был назначен исправляющим должность адъюнкт-профессора окулистики (глазных болезней) при проф. Груби, причем ему была предоставлена небольшая глазная клиника.

В том же году он выдержал докторские экзамены и получил от Медико-хирургической Академии звание доктора медицины без диссертации, "honoris causa"; 29-го августа 1830 г., после прочтения в Конференции пробной лекции "de amaurosibus" (на латинском языке) и другой пробной лекции "об искусственном зрачке" (на русском языке), он был утвержден в звании адъюнкт-профессора, но вслед за тем был вынужден покинуть Академию на несколько лет. В то время в России свирепствовала холера, и правительством была созвана комиссия для изучения и прекращения этой эпидемии.

Пелехин был назначен членом комиссии, в которой участвовали, кроме него, профессора Медицинской Академии Калинский и Горяинов, и послан в Саратов, а затем в Астрахань, где и пробыл три года. Пелехин со свойственным ему жаром всецело отдался новому делу, изучал холеру на месте первоначального ее появления, принимал всевозможные меры для ее прекращения, лечил больных и в 1831 г. сам заразился жестокой формой холеры, от которой едва не умер. Выздоровевши, П. не покинул своего дела, несмотря на то, что нуждался в отдыхе для укрепления своего здоровья, и отправился в калмыцкие улусы, где холера вызвала полную панику между кочевниками; здесь он работал чрезвычайно энергично и самоотверженно, о чем впоследствии единогласно свидетельствовали все местные власти: военный и гражданский губернаторы, главный пристав калмыцкого народа, сенатор Лавров и командир Астраханского порта. Только что Пелехин справился с своей работой, как возникли слухи о чуме, и ему пришлось ехать в Бертгольский карантин для расследования дела; к счастью, слухи оказались преувеличенными, и в конце 1833 г. Пелехин вернулся в Петербург, где получил в награду за свои ревностные труды годовой оклад жалованья (800 p.). В 1834 г. Пелехин был командирован в Лондон на 1 год для изучения камнедробления по способу Гертлу и других вопросов.

При этом ему было выдано 3000 р. содержания и 200 червонных на дорогу, да еще 5000 р. на покупку инструментов, плату д-ру Гертлу и иные издержки.

Вместе с Пелехиным был отправлен адъюнкт Московского отделения Академии Иван Гильтебрандт.

В том же году скончался проф. Груби, и Пелехин был утвержден в должности ординарного профессора окулистики, но в 1836—1837 уч. г. вступил в силу новый устав Академии, кафедра учения о глазных болезнях была упразднена, и Пелехин остался сверхштатным ординарным профессором; при этом ему были поручены: преподавание окулистики, истории и литературы медицины и изъяснение древних медицинских авторов.

Пелехин подал прошение, в котором указывал на то, что ему "поручено преподавать такие предметы, которых он никогда не преподавал, почему он и не может принять такой кафедры"; 10-го мая 1837 г. он даже подал прошение об отставке, не выслужив полной пенсии; несмотря на это, ему пришлось покориться необходимости.

В скором времени он перенес и другие неудачи в своей преподавательской деятельности: по выходе в отставку профессора С. А. Громова он был назначен профессором судебной медицины, медицинской полиции и гигиены, и в то же время ему было поручено "изъяснение древних медицинских авторов"; не имея возможности отказаться, он должен был принять кафедру.

В 1839 г. Медицинский Совет, которому правила 1838 г. предоставили право возведения в высшие медицинские звания без экзамена, добавил П. степень доктора хирургии.

В 1840—1841 уч. г. П. было поручено читать и теоретические лекции по офтальмологии вместо проф. Саломона, а в 1843 г. ему был зачтен срок его прежней учебной деятельности в духовном ведомстве в число лет академической службы.

В том же году он был утвержден в звании заслуженного профессора, а в 1846 г. вышел в отставку с чином статского советника.

Оставив академию, П. вернулся на родину в Киев; в 1849 г. он сделался преподавателем медицины в Киевской Духовной Академии, оставался в этой должности до 1870 г. и умер 22-го сентября 1871 г. на 83-м году жизни, окруженный многочисленной семьей.

Пелехин был одним из первых русских ученых, оценивших по достоинству экспериментальную постановку преподавания врачебных наук и считал безусловно необходимым полное практическое ознакомление студентов с читаемыми им научными предметами.

Читая судебную медицину и медицинскую полицию, он представил 1-го декабря 1843 г. свои весьма ценные соображения о мерах, необходимых для улучшения постановки их преподавания; но указанные им меры не были приведены в исполнение, и преподавание оставалось, вопреки его желаниям, почти исключительно теоретическим, тем более, что число посвященных ему часов было очень недостаточно.

В 1843 г., при составлении нового проекта преподавания в академии, Пелехин подал отдельное мнение, в котором, между прочим, писал, что "время, определенное для преподавания двух наук (медицинской полиции и судебной медицины) в течение одного полугодия и притом кратчайшего, состоящего из 3? месяцев, вовсе не достаточно", и что "если оные таким образом будут ограничены, то неотменно погрузятся в свою первобытную ничтожность, бывшую до введения этих наук в России". Прося увеличить срок преподавания, он говорил, что только в таком случае он не будет находиться в вынужденном положении преподавать одну только азбуку государственных наук". Но и это требование Пелехина не было исполнено.

П. П. Пелехин был одним из замечательных лингвистов своего времени, а современники свидетельствуют о его замечательном красноречии: проф. Буш даже называл его "академическим Цицероном"; поэтому конференция Академии постоянно поручала ему произносить публичные и приветственные речи. В то же время он был одним из ученейших людей своего времени и обладал замечательной эрудицией.

Тем не менее П. не оставил после себя почти никаких научных сочинений.

Часть собранной им значительной библиотеки, а именно сочинения по судебной медицине и окулистике, была в 1874 г. пожертвована Meдико-хирургической Академии его сыном, профессором Павлом Пелехиным.

Сочинения Пелехина: "De neurosibus in genere". Diss d. m. Edinburghii. 1829. 8°; "Oratio jubilaea quam ord. prof. Petrus Pelechin secundum die hovembris 1836 anno in conventu amplissimorum virorum publice peroravit". (Речь, произнесенная в день 50-летнего юбилея Петра Андр. Загорского).

Юбилейная брошюра 1838 г., стр. 21—23. Записки (рукописные) по предметам, которые он читал в Медико-хирургической Академии, были приготовлены к печати, но не напечатаны.

А. К. Европин, "Историч. очерк кафедры судебной медицины с токсикологией". СПб., 1898 г. (дисс.), стр. 73—83; "История Импер. Военно-Медицинской Академии за сто лет". 1898 г., стр. от 266 до 674; Л. Ф. Змеев, "Русские врачи-писатели". СПб., 1886 г., тетр. II, стр. 49 и 1887 г., стр. 45; З. Г. Суровцов, "Материалы для истории кафедры гигиены". СПб., 1898, стр. 13, 15, 16—20. Н. Кульбин. {Половцов} Пелехин, Петр Павлович (1794—1871) — доктор медицины, профессор Медико-хирургической академии.

По окончании курса Киевской духовной академии (1814 г.) П. был преподавателем в ней и в духовной семинарии до 1820 г.; затем поступил в Спб. медико-хирургическую академию; в 1824 г. был оставлен при ней адъюнкт-профессором физиологии с патологией и преподавал впоследствии разные науки, в том числе окулистику и судебную медицину; наконец, в 1849 г. перешел на службу в духовное ведомство профессором медицины и врачом при Киевском духовном училище, семинарии и академии, где и оставался до конца жизни. П. написал: "De neurosibus in genere" (Эдинбург, 1829), "Oratio jubilaea, quam ord. prof. P. Pelechin secundum die novembris 1836 anno in conventu amplissimorum virorum publice peroravit" (брошюра). {Брокгауз}