Шуберский Карл Эрнестович - Биография

Шуберский Карл Эрнестович

— инженер путей сообщения, известный железнодорожный деятель и изобретатель.

Родился в 1835 г. в Туле, где отец его, также известный инженер путей сообщения, заведовал в то время выстроенным им Тульским оружейным заводом.

Изобретательные способности Ш. начал проявлять еще в раннем детстве и уже с десятилетнего возраста интересовался вопросом вечного движения.

Поэтому отец, хотя и отдал его сначала в Императорский С.-Петербургский Лицей, но затем перевел в Институт Корпуса Инженеров Путей Сообщения.

Выдержав в 1851 г. вступительный экзамен третьим по успехам, Ш. в течение четырехлетнего пребывания в институте все время шел первым и, при окончании в 1855 г. с чином поручика, был записан на мраморную доску. Еще будучи в институте, он изобрел новый метод расчета, многораскосных мостов, который и опубликовал в "Журнале Путей Сообщения" в 1855 г. Поэтому тотчас по окончании курса, по распоряжению главноуправляющего путей сообщения и публичных зданий Ш. был командирован за границу для изучения постройки железных дорог, и особенно с крутыми скатами, а также для детального изучения производства паровозов.

Во время этой командировки у него и зародилась впервые идея маховозного прибора, которая и была им впоследствии осуществлена, хотя, к сожалению, не совсем удачно.

Тщательно осматривая и изучал за границей все замечательные железнодорожные сооружения, Ш. не забывал также заглядывать на фабрики паровозов и вагонов, и, если встречал что-либо интересное, не жалел ни времени, ни труда, чтобы в совершенстве ознакомиться с деталями производства.

Так, например, в Мюнхене на паровозной фабрике Маффеи он, не задумываясь, поступил простым сборщиком и работал до тех пор, пока в совершенстве не изучил производства.

По возвращении из-за границы Ш. поручено было произвести изыскания Варшавской железной дороги от г. Варшавы до прусской границы.

Вслед за тем он производил изыскания Орлово-Грязской, Азовской и Ростово-Владикавказской железных дорог. Во время этих работ, знакомясь на практике с тем, как сильно удорожают постройку железных дорог неровности местности и изыскивая против этого средства, Ш. стал деятельно разрабатывать свой маховоз, который состоял из системы маховых колес и впервые был описан Ш. в "Журнале Путей Сообщения" в 1860 г. Статья о нем вызвала страстную полемику, и изобретение Ш. было раскритиковано многими выдающимися инженерами.

Но когда в 1862 г. Ш. издал отдельной книгой описание своего маховоза, более подробное и разработанное, то его защитниками выступило несколько известных в то время инженеров.

Однако, когда пришло время перейти от теоретических рассуждений к опытам, то противники маховоза оказались правы — изобретение не оправдало возлагавшихся на него надежд.

Причину этого надо искать скорее в недостаточности разработки прибора, чем в неверности идеи. Последняя много лет уже как осуществлена в виде так называемых русских гор, устраиваемых в Петербурге на народных гуляньях на масляной неделе и пользующихся популярностью за границей.

В половине 1860-х гг., когда постройка Орловско-Грязской и Воронежско-Ростовской железных дорог близилась уже к концу, приступлено было к приготовлению для них подвижного состава; к этим работам был привлечен и Ш., который здесь впервые применил свои знания, приобретенные им в Мюнхене на заводе Маффеи.

Но наиболее ярко выразился его изобретательный талант при постройке и оборудовании узкоколейной Ливенской дороги от станции Верховье до станции Ливны. Назначенный в 1870 г. членом Управления по постройке этой дороги, строившейся под руководством графа А. П. Бобринского, впоследствии министра путей сообщения, Ш. на Ливенской дороге применил целый ряд своих изобретений, как-то: особую безопасную систему сцепления вагонов, новый тип товарного вагона в 1650 килограмм веса, поднимающего 5000 килограмм груза, особые смазочные коробки, буфера особой системы, особые спальные вагоны и проч. Ввиду сильного развития в начале 1870-х гг. железнодорожного дела при министерстве Путей Сообщения решено было организовать особое техническое отделение, которое бы заведовало постройкой подвижного состава для наших железных дорог. Лучшего руководителя для такого технического отделения, как Ш., было найти, конечно, трудно, и место начальника этого отделения было предложено ему. Это предложение совпало со смертью его отца, оставившего Ш. довольно крупное наследство.

Поэтому он не воспользовался прекрасным местом и предпочел уехать за границу, где устроил особое бюро для разработки проектов.

Живя то в Вене, то в Брюсселе, то в Париже, Ш. сделал целый ряд различных изобретений.

Широкую известность и огромные материальные выгоды приобрел он изобретением особых подвижных печей, известных под именем печей Шуберского.

Эти печи приносили изобретателю несколько сот тысяч ежегодного дохода.

Устроив себе в Париже большую мастерскую со специальным отделом для изобретений, Ш. много времени и денег тратил на разные опыты, стоившие иногда ему десятков тысяч франков.

Впрочем, это вообще был человек, для которого деньги существовали постольку, поскольку их можно было тратить.

Так, на одни рекламы о своих изобретениях в статьях, объявлениях, картинках, стихотворениях, помещавшихся в иллюстрированных изданиях, он ежегодно тратил до 100000 франков.

Имея в Париже три собственных прекрасных магазина, где продавались его изобретения, он незадолго до своей смерти выстроил четвертый на бульваре Montmartre, отличавшийся необыкновенной роскошью и изяществом.

Рисунки всех деталей, бронзы, камина делались знаменитыми художниками и архитекторами, в числе коих был и Гарнье, строитель здания новой парижской оперы. Последним изобретением Ш. был armoire-lavabo, получивший уже после его смерти широкое распространение в Париже; весьма ценными оказались два главнейших качества нового изобретения: незначительность размеров и малый расход воды. Вообще последние годы своей жизни Ш. обращал свою изобретательность на усовершенствование самых простых предметов, высказывая неоднократно свое глубокое убеждение, что великие изобретения гораздо чаще приносят меньше пользы, чем улучшения самых обыденных предметов.

Изобретения Ш. создали ему всемирную известность.

Особенной же популярностью и симпатиями он пользовался у парижан, так что в панораме современников "Histoire du Siecle" 1789—1889, выставленной в Париже на всемирной выставке 1889 г., он был помещен в числе парижских современных знаменитостей.

Но ни популярность, ни материальная обеспеченность не удовлетворяли Ш., и у него очень часто, особенно за последние годы, являлось недовольство жизнью.

Этим то и объясняется его самоубийство.

Ш. застрелился в Париже в ноябре 1891 г., на 57 году от рождения. C. M. Житков "Биографии инженеров путей сообщения". Вып. III, СПб. 1902 г., стр.84—90. — "Известия Собрания Инженеров Путей Сообщения" 1892 г., ст. В. Ф. Голубева. — "Список лиц, окончивших курс наук в институте инженеров Путей Сообщения Императора Александра I с 1811 по 1882 гг.", СПб. 1883 г., стр. 117. — "Новости и Биржевая Газета" 1892 г., № 7, стр. 2, некролог.

Е. Я. {Половцов}