Смилга Ивар Тенисович - Биография

Смилга Ивар Тенисович

Смилга И. Т. (1892—1938; автобиография). — Я родился в Лифляндской губ., в семье фермера-земледельца.

Отец и мать мои были вполне интеллигентными людьми.

Помню бесконечные рассказы отца из греческой мифологии, большим поклонником которой он был. По своим политическим убеждениям отец мог бы быть отнесен к типу демократов-просветителей.

Моя революционная совесть была разбужена в 1901 г. выстрелом Карповича в министра народн. просвещения Боголепова. 1901—1903 гг. являются годами перелома в моем мировоззрении.

Как это ни странно, несмотря на вполне либеральную и свободомыслящую обстановку в семье, лет 9—10-ти я придерживался весьма религиозно-монархических взглядов.

Помню, что после убийства Боголепова в нашей семье было нечто вроде праздника, в котором только я один никакого участия не принимал.

Мне казалось крайне ненормальным убийство студентами министров.

Но будучи от природы крайне рационалистическим субъектом под влиянием тогдашнего социал-демократ. студенчества я довольно быстро расквитался с навеенным чтением тогдашних книжек мировоззрением.

В 1904—1905 гг. я был уже убежденным атеистом и сторонником революции.

События в нашем крае и в семье чрезвычайно форсировали мою дальнейшую эволюцию.

Мой отец левел одновременно с левением тогдашнего общества и играл чрезвычайно видную роль в революционных событиях.

В конце 1905 г., во время революционной ликвидации волостных правлений, отец был избран председателем революционного распорядительного комитета нашей волости.

В 1906 г. он был расстрелян карательной экспедицией царского правительства.

В январе 1907 г., будучи учеником реального училища, я вступил в социал-демократ. рабочую партию.

В студенческие годы (1909—10 гг.) окончательно сложилось мое марксистское мировоззрение.

Первое столкновение мое с полицией относится к 1907 г., когда я впервые был обыскан и на несколько часов задержан в связи с празднованием 1-го мая. Второй раз я был арестован в 1910 г. в Москве, на Театральной площади, на студенческой демонстрации против смертной казни, связанной со смертью Л. Н. Толстого.

После месячной отсидки я был выпущен.

В 1911 г., весной, я вел нелегальную партийную работу в Лефортовском районе.

В июле того же года был снова арестован и после трехмесячного сидения сослан в Вологодскую губернию на 3 года. Вернувшись оттуда в 1914 г., уже после начала войны, я немедленно вошел в петербургский комитет РСДРП большевиков, в котором проработал до мая месяца 1915 г., когда был снова арестован и сослан на 3 года в Енисейский уезд, откуда вернулся после Февральской революции.

Почти 5 лет ссылки и были для меня настоящим университетом.

В ссылке наряду с изучением истории и тактики нашей партии я, главным образом, занимался политической экономией и философией.

В те времена предстоящая партийная работа мне мыслилась преимущественно в пропагандистской области.

На деле получилось совершенно иначе. На апрельской конференции 1917 г. я был избран в Центральный комитет партии, в котором пробыл до 1920 г. Во время Октябрьского переворота я был председателем областного комитета русских советов в Финляндии и в качестве такового принимал самое деятельное участие в свержении Временного правительства.

В начале 1918 г. я принимал участие в финляндской революции.

С началом гражданской войны, по поручению Центр. комитета, я перешел на военную работу.

В качестве члена Реввоенсовета и командующего армией и фронтом я участвовал в борьбе против чехо-словаков, Деникина, поляков и Врангеля.

После окончания гражданской войны я перешел на хозяйственную работу.

С 1921 г. по 1923 г. я был заместителем председ.

ВСНХ и начальником Главного управления по топливу.

Осенью 1923 г. был назначен заместителем председателя Госплана СССР. [В 1927 исключен из партии, в 1930 восстановлен.

С 1927 работал председателем Дальбанка.

С 1930 заместитель начальника Мобилизационного управления ВСНХ СССР. Необоснованно репрессирован, реабилитирован посмертно.] {Гранат}